шаблоны wordpress.

Смерть Запада

Часть 7. Война против прошлого

Как можно отделить народ от его корней? Ответ прост — уничтожить память. Лишить людей знания о том, кто они такие и откуда взялись.

Если мы забудем, что сумели сделать, мы не будем знать, кто мы такие,- произнес Рональд Рейган в своем прощальном обращении к американскому народу.- Я предостерегаю вас от… забвения нашего славного прошлого, которое может привести, в конце концов, к исчезновению самого духа Америки».

В средние века Оттоманская империя ввела на христианских Балканах кровавый налог — турки забирали одного мальчика из каждых пяти. Лишенные родительской заботы, эти мальчики воспитывались в мусульманской вере, из них растили элитных воинов-янычар, которых затем посылали захватывать и угнетать тех самых людей, что произвели их на свет. В современном государстве формула стирания памяти основана на лозунге Старшего Брата у Оруэлла: «Кто управляет прошлым, управляет будущим. Кто управляет настоящим, управляет прошлым».

Уничтожьте записи о прошлом народа, оставьте его жить в невежестве относительно деяний предков — и опустевшие сосуды душ легко будет заполнить новой историей, как это описано в «1984». Развенчайте народных героев — и вы деморализуете целый народ. Борьба за независимость Ирландии сильно осложнилась после того, как выяснилось, что великий Чарльз Стюарт Парнелл жил в незаконном союзе с женой некоего капитана 0’Ши. На бейсболе крайне негативно отразился скандал 1919 года, когда популярный игрок популярной команды «Блэк Соск» Босой Джо Джексон был пойман на месте преступления: он воровал деньги у товарищей по команде. Тот чемпионат его команда проиграла. Глубину разочарования показывает возглас какого-то паренька с трибун: «Ну скажи, что это не так, Джо!»

«Новое большинство» Ричарда Никсона развалилось после Уотергейта и отставки президента и вице-президента. Успех противников Никсона, добившихся его ухода, стал архетипом политики «индивидуального уничтожения», суть которой состоит в устранении со сцены того или иного политического движения через компрометацию его лидеров. На сегодняшний день подобная практика является стандартом американской политики.

Культурные марксисты это прекрасно понимали. Их критическая теория была прототипом политики индивидуального уничтожения. Последняя ориентируется на политических лидеров, а первая направлена на целый народ и на его прошлое. По большому счету, она представляет собой «теоретический аналог» осквернения могил вкупе с некрофилией.

Многие организации, в «ведении» которых ныне находится прошлое Америки, действуют по принципу оруэлловского министерства правды: спустить в «дырку в мыслях» патриотические истории о славном прошлом Америки и сфабриковать новые «байки», повествующие о ее преступлениях и грехах, превращающие то, что мы любили, в предмет ненависти, то, чему мы поклонялись, делающие постыдным, если не сказать презираемым. Многие герои былого пали под тяжкой поступью Новой Истории. Конечная цель — уничтожить патриотизм, искоренить любовь к стране, деморализовать народ, де-конструировать Америку. История больше не будет вдохновлять нас, наоборот, она поделит американцев на детей жертв и детей злодеев из прошлого Америки.

Любовь ребенка к своей матери возникает в силу человеческой природы, а вот любви к своей стране необходимо учить. Только обучаясь, ребенок узнает о своем народе и о стране, в которой ему выпало родиться и жить. Для тех, кто родился перед Второй Мировой войной, любовь к стране была вполне естественной. Радио, кинематограф, газеты, комиксы, разговоры на улицах и в домах — никто и нигде не осуждал проявлений патриотизма. Мы были добры и доверчивы — пока не произошло внезапное нападение на Перл-Харбор. Многие американцы погибли вместе с флотом, другие полегли на поле смерти у Батаана. А теперь мы платим японцам той же монетой.

В те годы людей объединял некий дух, которого, увы, не воскресить. Мы действительно были одной нацией, одним народом. И не то чтобы Вторую мировую войну не осуждали! Нет, вечерами можно было услышать из «затемненных» окон всякие разговоры и вопросы: будут ли немцы бомбить Вашингтон, разумно ли помогать Сталину, кто лучше и достойнее — Эйзенхауэр или Макартур, что стоит за «продажей» Польши и кто несет ответственность за нашу полную неготовность к налету на Перл-Харбор. Сегодня, впрочем, Вторую мировую войну принято называть «Доброй войной»; это одно из немногих событий в нашей истории, на значимость которого не покушаются ревизионисты. Можно оспаривать мудрость тех или иных тактических решений, но стратегию не оспорит никто: ведь наши враги были земными воплощениями дьявола, а мы воевали на стороне Бога.

В Корее было иначе. Это была война «расколотой нации» — Америки Трумэна. Но в отличие от Вьетнама ни один патриот не заявлял, что северные корейцы и китайские коммунисты могут оказаться правы, а США могут ошибаться. Инакомыслие было инакомыслием генерала Брэдли: «неправильная война в неправильном месте и в неправильное время, да и враг неправильный…»

С приходом к власти Эйзенхауэра завершилась и война в Корее, и досужие рассуждения относительно «сговора в Ялте» и «утраты Китая», равно как и началась новая «эра добрых чувств», продлившаяся до 22 ноября 1963 года. После убийства президента Кеннеди контркультура принялась подрывать американское наследие, демифологизировать историю Америки и умалять ее героев. При содействии масс-медиа контркультура не оставила без своего внимания ни одно событие, ни одного персонажа. Мы выросли в эпоху доверия. Мы стареем в эпоху неверия, вяло отмахиваясь от грохота барабанов контркультуры, не приемлющей перемирий.

ПРЕЖНЯЯ ИСТОРИЯ

Еще не так давно каждый американский ребенок знал имена всех величайших путешественников — Магеллана, Васко да Гамы, Кортеса, Генри Гудзона, а величайшим из всех по праву считался Колумб, открывший Америку во время одной из самых выдающихся экспедиций в истории человечества. С него начинались все наши учебники истории. В католических школах детям рассказывали о французских и испанских путешественниках и миссионерах, о североамериканских святых наподобие Исаака Жокее, миссионера у ирокезов, забитого насмерть томагавками поблизости от Олбени. А затем переходили к Джону Смиту и Джеймстауну, отцам-основателям и Плимутроку.

Далее наши учебники истории перепрыгивали через сто пятьдесят лет — к французской и индейской войнам, конгрессу гербового сбора, бостонской резне и бостонскому чаепитию, к «Дайте мне свободу или смерть», Банкер-хиллу, Декларации независимости, Вэллн-Фордж, к «Мне жаль, что у меня только одна жизнь, которую я могу отдать за свою страну», Бенедикту Арнольду, Саратоге и сдаче Корнуоллиса в Йорктауне.

Американская история шествовала от триумфа к триумфу. Англичане сожгли Белый Дом, но Долли Мэдисон спасла картины. Наши люди держались «ночь напролет» во время бомбардировки форта Макгенри, а Энди Джексон отплатил англичанам той же монетой под Новым Орлеаном. Затем настал черед Аламо, где Крокетт и техасские герои отказались сдаться и пали все до единого под мексиканскими штыками. Никто еще не говорил, что Америка что-то там украла, все разговоры начались уже после Аламо. В 1950-е годы на Америку обрушилась мания — все сходили с ума от Дэйви Крокетта; был снят фильм, поставлено телешоу и даже сочинена песня о «короле дикого фронтира». В фильме о Крокетте снялся актер Фесс Паркер; эта роль сделала его знаменитостью. Мальчишки расхаживали по улицам в енотовых шапках, ради которых енотов истребляли столь рьяно, что поголовье этих животных резко сократилось. Рок-звезда Джонни Хортон исполнил «Битву при Новом Орлеане» Джимми Дрифтвуда:

Вдоль Миссисипи к славе

Нас вел полковник наш;

Пускай в желудке пусто,

Но полон патронташ.

Греми же, барабан —

Британцам наподдали

И взяли Орлеан!

В разделах учебников, посвященных гражданской войне, Ли и Джексон изображались отважными солдатами и благородными людьми. Марш Шермана к морю считался черной страницей истории. Реконструкция признавалась жестокой необходимостью — в конце концов, южане тоже были американцами, храбро сражались и потому заслужили достойного обращения. Песенка «Дикси» была популярнее «Боевого гимна республики». Линкольн — герой, в его честь даже ввели праздник. Он спас Союз и освободил рабов — чтобы погибнуть от руки Джона Уилкса Бута, и его смерть стала одной из величайших трагедий в американской истории. Честный Эйб никогда не допустил бы реконструкции — так нас учили.

После гражданской войны шло покорение Запада. Пионеры — мужчины, женщины, дети — пересекали прерии, не обращая внимания на дурную погоду и постоянные наскоки индейцев. Генерал Кастер со своим Седьмым кавалерийским полком был героем этого периода — во всяком случае, так мы полагали, насмотревшись «Они умирали в сапогах» с Эрролом Флинном и Рональдом Рейганом. Еще в это время бесчинствовали «бароны-разбойники», которые грабили поезда и банки до тех пор, пока не столкнулись с великолепным Тедди Рузвельтом. Герой высоты Сан-Хуан построил также Панамский канал, чудо американской инженерной мысли. В те дни работали Эдисон, братья Райт и Александр Грэхем Белл; кстати сказать, американцы изобрели очень многое из того, что вообще следовало изобретать.

Затем началась Первая Мировая война, и президент Вильсон отправил наших парней «делать мир пригодным для демократии». Ведомые генералом Першингом, имея перед собой образец воинской доблести в лице сержанта Йорка, мы победили Германию, которая развязала войну, торпедировав наши корабли. Вскоре Япония предательски атаковала наш флот в Перл-Харборе. Поэтому нам пришлось снова взяться за оружие и покончить с Муссолини и Гитлером; впрочем, в католических школах учили, что Сталин был ничуть не лучше этих двоих. В школе Святого причастия, которую посещал автор этих строк, не упоминалось ни о каком Народном фронте. Потом нам пришлось спасать мир от «атеистического коммунизма». В конце дневной мессы мы возносили молитву об обращении России — позднее ее заменила молитва о мире.

Разумеется, приведенная выше сводка никак не может считаться «аннотированным изложением» американской истории. Однако она подтверждает следующее: у Америки славная история, куда более великая, нежели у любого другого современного государства и даже у любой республики минувших лет. Бывали ли ошибки, причиняли ли мы кому-либо урон? Безусловно. Иначе не бывает и быть не может. Однако побед в истории Америки гораздо больше, чем поражений и черных пятен, поэтому не стоит рассказывать восьмилетним детишкам о Форт-Пиллоу или амурных делишках Уоррена Хардинга и Джона Ф. Кеннеди.

Американские общеобразовательные школы призваны воспитывать граждан и патриотов, которые смогут защитить в случае необходимости свою страну. Эти школы должны научить детей любви к Америке. Ребенок читает биографии, исторические и художественные произведения и стихотворения, слушает песни, рассматривает картины, изображающие эпизоды нашего славного прошлого,- и в нем растет патриотизм. Чем сильнее любовь к стране, тем острее желания навсегда остаться ее частичкой, жертвовать собой во имя своей страны, даже умирать за нее, если понадобится, защищать ее народ как собственную семью.

В Новом Завете Христос предрекает адские муки тем, кто погубит веру в душах юных: «Лучше было бы ему, если бы мельничный жернов повесили ему на шею и бросили его в море, нежели чтобы он соблазнил одного из малых сих» Однако сегодня американских детей лишают наследства, отнимают у них право знать замечательную историю их страны. В «Разобщении Америки» Артур Шлезингер цитирует одного из персонажей романа Милана Кундеры «Книга смеха и забвения»:

«Первый шаг в ликвидации народа — это стирание памяти. Уничтожьте его книги, его культуру, его историю. Потом попросите кого-нибудь написать новые книги, сфабриковать новую культуру, изобрести новую историю. Вскоре народ начнет забывать, кто он и кем он был».

Другой персонаж добавляет: «Борьба человека с властью есть борьба памяти против забвения» Именно такую борьбу, такую войну ведет прежняя Америка с культурной революцией. Но только взгляните на то, что уже успело натворить министерство правды с нашими героями и нашей историей!

ПРОЩАЙ, КОЛУМБ!

В трехсотую годовщину открытия Америки (1792) нью-йоркский Королевский колледж был переименован в Колумбийский, а округ, в котором находится столица Америки, получил название округ Колумбия. В 1882 году в честь «пророка… орудия Божественного Провидения» ирландские католики организовали Орден Колумба.   Мы сызмальства знаем того Колумба, которого видели в «Адмирале океанов», однако, как написал обозреватель «Нью-Йорк Ревью оф Букс» Гарри Уилле:

«…ближе к пятисотлетнему юбилею открытия Америки произошла забавная вещь… Колумба подправили. Индейцы ожидали его прибытия. Он явился, можно сказать, с извинениями — и то некоторые сочли, что этого недостаточно… Иными словами, он пришел, чтобы опозориться».

«Завоевание рая» Киркпатрика Сейла и «Колумб: осквернение рая» Йэна Кэрью обвиняют великого путешественника в том, что он «принес в Америку рабство и насадил на континенте беззаконие и расизм».

ООН отменила празднование в честь юбилея открытия Америки, а Национальный совет церквей обратился к верующим с призывом не отмечать годовщину этого события, поскольку итальянский мореплаватель виновен в распространении на Американском континенте «геноцида, рабства, экоцида и эксплуатации».   Обозреватель газеты «Нью-Йорк Таймс» Джордж Самуэли писал:

«В 1992 году юбилей трансатлантической экспедиции Христофора Колумба прошел почти незамеченным и практически нигде в Америке не отмечался; нация дружно осуждала своим молчанием жестокость, алчность и дикость европейцев, пятьсот лет назад ступивших на эти берега».

В 2000 году на параде в Денвере американцы итальянского происхождения решили поднять знамя с изображением Колумба, радикальные члены Движения американских индейцев пригрозили им физической расправой. Ветеран этого движения Рассел Мине утверждает, что в сравнении с Колумбом «Гитлер выглядит малолетним преступником».   Шагая в ногу с прогрессом — как его понимает культурная революция,- университет Беркли, штат Калифорния, переименовал День Колумба в День аборигенов.

Демонизация великих испанских путешественников и конкистадоров, представление их этакими исчадиями ада, расистами и убийцами стали почти повсеместным явлением. Говорится, что Америка была не «открыта», а завоевана европейцами, уничтожившими исконную индейскую цивилизацию. Кортес сжег корабли и отправился в переход по суше с горсткой солдат — это был, оказывается, культурный геноцид миролюбивых аборигенов. При этом как-то забывается, что ацтеки и сами были чужими в этих краях, что они покорили местное население и превратили его в своих рабов, что они приносили человеческие жертвы Уитцилопочтли, богу солнца и войны. И не очень понятно, кстати, что разумеется под определением «культурный геноцид»? Когда европейцы появились в обеих Америках, в Северной и в Южной, многие индейские племена практиковали каннибализм — и ни одно племя не изобрело колеса!..

ОТЦЫ-ОСНОВАТЕЛИ

Теперь настал черед отцов-основателей. Пять из первых семи наших президентов, исключая лишь Адамсов, были рабовладельцами. Джефферсон, несмотря на громкие слова о «равенстве всех людей» в Декларации независимости, владел рабами до конца своих дней. Можно также вспомнить его обращение с Салли Хе-мингс, с которой он прижил детей, но отказался их признать. Вашингтон также был рабовладельцем и участвовал в величайшем позоре в истории США, равно как и Мэдисон. Аболиционист Уильям Ллойд Гаррисон был совершенно прав, утверждая, что конституция Мэдисона есть «соглашение со смертью и договор с преисподней».   В результате гнусной сделки, закрепившей это конституционное соглашение, рабы считались двумя третями «полноценных», то есть свободных, людей. Что касается Эндрю Джексона, Крепкий Орешек, как его называли, являлся, по мнению историка Роберта Новака, «убийцей, демагогом, мерзавцем, расистом и коррупционером до мозга костей, виновным в геноциде индейских племен».

Насколько наше министерство правды преуспело в формировании отношения американцев к прошлому нашей страны? Когда наши родители были молоды, 89 процентов американских мужчин и 94 процента женщин считали Америку величайшим государством на планете.   Сегодня лишь 58 процентов американцев определяют США «как лучшую страну в мире» и лишь 51 процент американок согласны с ними.

Доктор Дэвид Игли, обозреватель журнала «Франт-пейдж», рассказывает о том, как новая антиистория убивает любовь к своей стране в душах молодых. Игли, сам по происхождению из команчей, вел занятия по социальной психологии в государственном университете Оклахомы; на занятии развернулась горячая дискуссия по поводу того, что такое патриотизм и что значит быть американцем. И вдруг красивая белая девушка заявила следующее:

«Послушайте, доктор Игли, я не вижу, чем мы могли бы гордиться. Ничего сколько-нибудь достойного — ни в культуре, ни в народе вообще… Вот ваша культура, традиции американских индейцев — это совсем другое, это просто замечательно. Вам есть, чем гордиться. А нам… Я ничуть не горжусь тем, как возникла нынешняя Америка».

Доктор Игли комментирует: «Признаться, я не был сильно удивлен. Я общался с главой факультета американской истории в нашем университете… и сразу узнал в словах этой девушки его манеру выражаться. Она посещала его лекции — с вполне предсказуемым результатом».   Тем не менее Игли потрясло молчание аудитории, которая молча проглотила оскорбление, брошенное этой девушкой в лицо американскому народу. Кстати сказать, никакая индеанка не посмела бы заявить чего-либо подобного в присутствии мужчин своего племени.

Те, кто стремился переписать историю Америки, потрудились, надо признать, на совесть.

Сравним отклики на один из наиболее популярных фильмов 2000 года — «Патриот».

Мел Гибсон играет Бенджамина Мартина, героя французской и индейской войн, отца семерых детей, не желающего принимать какое бы то ни было участие в революции. Однако когда злобный английский офицер убивает на глазах у Мартина его сына-подросгка, а старшего сына-героя арестовывают за неповиновение и собираются казнить, отец семейства вновь берется за оружие. Действие происходит в Южной Каролине, персонаж Гибсона списан с Фрэнсиса Мэриона, Болотного лиса, и со знаменитого партизана той поры Дэниэла Моргана. А прототипом злобного англичанина послужил печально известный полковник Банастр Тарлтон.

Критиков разгневали две пафосные и запоминаощиеся сцены. В первой Мартин, бессильно наблюдавший за тем, как англичанин хладнокровно убивает его сына, велит, когда враги уходят, двум другим своим сыновьям, тринадцати и десяти лет, взять мушкеты и следовать за ним. Они нападают на английский патруль, точнее, расстреливают его из засады, а последнего вражеского солдата Мартин добивает томагавком. Тем самым они мстят за смерть одного из сыновей Мартина и освобождают другого, которого вели на казнь. Во второй cцене местью наслаждается уже английский офицер. Согнав десятки земляков Мартина в деревенскую церковь, он приказывает забаррикадировать двери снаружи и поджечь строение.

После просмотра «Патриота» некоторые критики разъярились сильнее, нежели Мартин после убийства его сына. «Это фильм не имеет ни малейшего отношения к подлинной истории,- заявил Джеймс Верньер из «Бостон Геральд».- Это дешевая поделка, сплошная реклама».   Спрашивается, чем плоха реклама патриотизма?

«Фильм перенасыщен пафосом и сентиментальностью,- утверждает Энн Хорнадей из «Балтимор Сан».- Он такой же слащавый, как «Четвертое июля». Более того, он куда более бесчестен и разрушителен, чем что-либо, созданное ранее воображением Оливера Стоуна».   Разрушителен для кого? Помнится, Стоун всячески давал понять, что ЦРУ, армия США и Линдон Джонсон причастны к убийству Джона Ф. Кеннеди…

Кинорежиссер Спайк Ли вышел из просмотрового зала, кипя от негодования. Его письмо в «Голливуд Репортер» заслуживает того, чтобы процитировать достаточно длинный отрывок, который как нельзя лучше характеризует настроения современной культурной элиты:

«Вместе с миллионами американцев я отправился смотреть «Патриота» — и вместе со всеми остальными не могу сдержать ярости. Это фильм есть не что иное, как откровенная, неприкрытая пропаганда, полное искажение истории, ее подчистка, ее ревизия…

Почти три часа этот фильм ходит вокруг да около, старательно игнорируя и опуская любые упоминания о рабстве…

Америка вознеслась на геноциде исконных жителей Американского континента и на порабощении африканцев. Отрицать это означает преступать закон…»

В своем гневном послании Ли признается, что с трудом удержался от того, чтобы не закричать на весь зал: «Вранье!» Он нападает на сценариста Роберта Родарта, который не стал делать персонажа Гибсона рабовладельцем и не ввел хотя бы пары эпизодов с индейцами в фильм об американской революции. «Где они? Неужели их уже извели два Джона — Форд и Уэйн?» А финальную сцену, когда Бенджамин Мартин поднимает американский флаг с тринадцатью звездами и бросается на английских солдат. Ли и вовсе называет «потешной».

Письмо Ли так и сочится яростным антиамериканизмом — США вознеслись на «геноциде и порабощении»; кроме того, по тексту письма можно сделать вывод, что автор запишет в преступники всякого, кто посмеет не согласиться с его точкой зрения. Только безумец или маньяк, пишет Ли, может говорить о революции как о событии героическом, благородном и возвышенном — и не упоминать о массовых избиениях индейцев. А изображать чернокожих в Америке той поры счастливыми, свободными и верными своим хозяевам — отвратительная пропаганда…

На интернет-сайте Salon.соm Джонатан Формен анализирует этот злосчастный фильм и находит истоки угнездившегося в нем зла именно там, где и можно было предположить:

«Жестокие солдаты в «Патриоте ведут себя как эсэсовцы, а не как настоящие английские солдаты тех лет. Возможно, в фильме заложен некий подтекст?.. Можно смело утверждать, что «Патриот» — фильм фашистский (я использую это слово в его буквальном, политическом значении), подобных которому не появлялось на протяжении десятилетий… Он представляет зрителю глубоко сентиментальный культ семьи у героев арийского облика… В одной сцене крепкого вида юнцы берут отцовские мушкеты — и превращаются в юных «вервольфов», из числа тех, которых Гитлер предназначал для ведения партизанских операций в тылу союзников… В другой сцене Гибсона провоцируют на превращение в одного из тех кровожадных дровосеков с топорами, которыми кишит нацистская иконография… Черное население Южной Каролины — где разворачивается действие фильма — изображается верными и счастливыми рабами, либо не менее счастливыми вольноотпущенниками… »

Сожжение церкви, пишет далее Формен, повторяет нацистские зверства во французской деревне Орадур-сюр-Глан в июне 1944 года. «Немецкий режиссер Роланд Эммерих, вероятно, бессознательно воплотил свои архетипические взгляды…»

Перенеся Орадур в Южную Каролину, Эммерих и сценарист Роберт Родарт «устроили нечто вроде ревизии Холокоста. Они поставили фильм, который восстановит общество против сочувствия жертвам Орадура… неявным образом реабилитирует нацистов…»

Этот фильм, добавляет Формен, министр пропаганды Третьего рейха Йозеф Геббельс «мог бы использовать для распространения англофобии».

Так и хочется воскликнуть: «Полегче, приятель!» К несчастью, здесь мы имеем дело с сознанием, прошедшим полную психологическую обработку в духе антиистории. Для него любовное изображение отца и семи послушных и искренне любящих детей есть «арийский культ семьи». Героическое сопротивление англичанам в борьбе за освобождение Америки он воспринимает как «фашизм». Тринадцатилетний и десятилетний сыновья Мартина в его восприятии — «юные «вервольфы», поскольку «крепко сложены» и имеют «арийский облик». Формен видит фашистов повсюду.

Формена ничуть не меньше, чем Спайка Ли, раздражает, когда рабов и вольноотпущенников изображают воинами и патриотами Америки. Между тем это — абсолютно верный кинематографический срез эпохи: негры принимали участие в революции, сражались под началом Джексона у Нового Орлеана, воевали за Союз и за Конфедерацию под командованием Бедфорда Форреста. Столь непримиримая реакция на «Патриота» свидетельствует о том, что наша культурная элита заразила новое поколение борзописцев воинствующим неприятием прошлого Америки и тех людей, которых мы прежде почитали как отцов-основателей нашего государства.

* * *

Для новой культурной элиты Гражданская война есть восстание рабовладельцев и предателей, замысливших уничтожить Союз во имя сохранения их гнусного общественного строя, бесчестного и постыдного по самой своей сути. Посему флаг Конфедерации отвратителен ничуть не менее нацистской свастики, и только белые расисты и «моральные уроды» способны защищать это запятнанное кровью невинных полотнище. Что же касается Ли и Джексона, они вели на смерть сотни тысяч людей во славу зла; так что Национальная ассоциация содействия прогрессу цветного населения (NААСР) вправе требовать снятия всех мемориальных табличек и статуй, а также флагов Конфедерации с улиц и площадей американских городов.

Не так давно истории о пионерах, солдатах, поселенцах и ковбоях, которые «завоевали Запад» и покорили континент в героической борьбе с силами природы, бандитами и индейцами служили основой для множества книг, фильмов и телепостановок, которыми упивались не только американцы, но и жители других стран. Но ревизионисты сделали свое черное дело. Ни один режиссер сегодня не посмеет изобразить индейцев отсталыми, смешными или жестокими. Скорее, как в «Маленьком большом человеке» и «Танцах с волками», индейцев покажут защитниками окружающей среды, которые всячески заботятся о земле и дикой природе и живут в согласии с последней. И этих миролюбивых и доверчивых детей природы бессовестно обманули, обобрали и уничтожили безжалостные белые, огнем и штыком проложившие себе путь по прериям, забивавшие бизонов и развращавшие тех индейцев, которых они почему-то не удосужились убить. Генерал Кастер и Седьмой кавалерийский полк ныне превратились в ролевые модели Einsatzgruppen.

ТОЛЬКО ВЧЕРА

Чтобы понять, каким образом прошлое Америки было выброшено из пантеона талибами современности, поразмыслите над следующим:

  • День рождения Вашингтона, отмечавшийся раньше как национальный праздник, торжества в честь солдата и государственного деятеля, которому не было равных в американской истории, величайшего человека восемнадцатого столетия, заменили Днем президента, когда все вспоминают о величии Милларда Филлмора, Честера Артура и Уильяма Джефферсона Клинтона.
  • Школьный совет Нового Орлеана постановил лишить одну из школ имени Вашингтона. Новая школьная политика запрещает славить «бывших рабовладельцев и тех, кто не уважал равные возможностей для всех людей».   Тем самым мы исключаем из круга достойных президентов Джефферсона, Мэдисона, Монро, Джексона, Тайлера, Тейлора, Гранта, а также Клэя, Кэлхауна и Роберта Э. Ли.
  • Стоит ли афроамериканцам, десятки тысяч которых носят эти имена, отправиться в суд и потребовать перемены имен? В честь кого назвали легендарного Джесси Джексона — в честь Эндрю, убийцы индейцев, или в честь Джексона-Каменной стены, легенды конфедератов?
  • Томас Джефферсон, автор Декларации независимосги, в прошлом году был объявлен персоной нон грата в штате Нью-Джерси. Законодательное собрание штата дважды отклонило билль, предусматривавший, чтобы учащиеся средних школ каждый день зачитывали в классах цитаты из Декларации. Все демократы в собрании голосовали «против», а о Декларации отзывались как о «направленном против женщин и против чернокожих чрезмерно восхваляющем Бога документе». Сенатор Уэйн Брай-ант, сам афроамериканец, возглавил борьбу за освобождение учащихся от необходимости повторять слова Джефферсона о равенстве всех людей. Коллегу-сенатора, выступавшего за принятие билля, Брайант поверг в ступор таким заявлением: «Вам хватает дерзости требовать, чтобы мои внуки пересказывали Декларацию. Да как вы смеете?! Вы оскорбляете в моем лице все чернокожее население Америки!»
  • Эндрю Джексон, отвоевавший у испанцев Флориду, стал главной мишенью Движения американских индейцев. Они именуют Джексона «убийцей и маньяком», который послужил «прототипом Гитлера». Движение стремится не допустить, чтобы седьмого президента Америки чествовали как национального героя на ежегодном весеннем параде в Таллахасси.
  • Крепкому Орешку достается и в Северной Каролине. Самопровозглашенный «вице-вождь» тускарора Роберт Чэвис требует, чтобы федеральную трассу номер 74, носящая имя Эндрю Джексона, переименовали в трассу имени американских индейцев. «Для нас Эндрю Джексон никакой не герой. Он как Гитлер. Он убийца», — утверждает Чэвис, ссылаясь на четыре тысячи подписей под петицией о переименовании.
  • Поскольку портрет «короля Эндрю», который был рабовладельцем, сражался с индейцами и, в должности президента, подписал закон, изгнавший племя чероки из Джорджии и обеих Каролин в Оклахому, — поскольку его портрет украшает двадцатидолларовую купюру, вышеприведенные обвинения и требования кажутся весьма любопытными.
  • Поле Кастера недавно было переименовано в поле Литтл-Бигхорн, поскольку индейцы считают уничтожение отряда Кастера своей великой победой. Рядом с маленькой стелой в честь погибших кавалеристов вскоре поставят памятник индейцам, которые убили и скальпировали их, а затем надругались над телами убитых.
  • Воинственные индейцы также потребовали убрать все упоминания об индейцах, индейские слова и топонимы из названий спортивных команд. В 2001 году Комиссия по гражданским правам согласилась с этим требованием, указав, что широкое использование индейских имен и топонимов является «неуважительным и оскорбительным» и создает «враждебную культурную среду». Нам, правда, не сообщили, с какого момента следует начинать переименование. Впрочем, при нынешнем торжестве политкорректности волна переименований не заставить себя ожидать. Так, «Darthmouth Indians» уже стали «Big Green», «Stanford Indians» превратились в «Саrdinals», «Redmen» из университета Сент-Джон стали «Red Storm». Северная Дакота, однако, решила сохранить «Fighting Sioux» — после того как бывший выпускник пригрозил забрать свой взнос в 100 миллионов долларов, на который и существует команда.
  • Сохранили прежние названия и «Washington Redskins» и «Atlanta Brathers» — несмотря на то, что поклонники последних активно пользуются знаменитым «ударом томагавком», а употребление этого словосочетания в данном контексте признано оскорбительным для изобретателей томагавка. Портлендская газета «Oregonian» взяла за правило не употреблять в спортивных отчетах названий команд, в которых встречаются слова Indian, braves redmen, redskins chiefs.
  • В Сан-Хосе, штат Калифорния, волнения среди индейцев и латинос помешали установке памятнике Томасу Фэллону, американскому авантюристу, который захватил город во время мексиканской войны и стал его мэром. «Этот памятник — оскорбление наших предков и тех людей, которых линчевали на городских улицах,- заявил Паскаль Мендевиль из организации «Пуэбло Унидо».- Он все равно что красная тряпка, сигнализирующая расистам: открыт сезон охоты на мексиканцев». Однако в Сан-Хосе установили статую Кецалькоатля, пернатого бога-змея ацтеков, границы империи которых никогда не достигали Сан-Хосе. Возможно, мексиканцам и индейцам стоило бы призадуматься. Ведь император ацтеков Мон-тесума Второй, человек, подверженный суевериям сверх всякой меры, утверждал в страхе, что Кецалькоатль однажды возвратится с востока и потребует свой трон. Когда дозорные сообщили Монтесуме о высадке бородатых белокожих людей в Веракрусе, император и его придворные ударились в панику.
  • В Сент-Огастине, штат Флорида, старейшем городе США, основанном помощником Колумба Понсе де Леоном, индейцы потребовали убрать с набережной статую Понсе. По их утверждениям, этот испанский путешественник, смертельно раненный индейской стрелой во время поисков Источника юности, был «безжалостным маньяком».
  • В Саутгемптоне, Лонг-Айленд, местная Лига равноправия настаивает на изменении городской печати, существующей в таком виде уже семьдесят лет и изображающей белого человека в одежде паломника и индейца в набедренной повязке. Надпись на печати гласит: «Первое английское поселение в штате Нью-Йорк»; на заднем фоне изображены клипер и скала под названием Консайенс-пойнт, на которой высадились в 1640 году первые колонисты из Линна. Эту печать рисуют на дорожных знаках, она также присутствует на всех городских документах.

«Печать отражает заслуги только одной расы и одного пола в истории,- полагает бывший председатель Лиги Сузанна Пауэлл.- История ведь началась не в 1640 году. Индейцы жили на этих землях задолго до колонистов». А нынешний председатель Лиги Роберт Целлер, упрекая авторов печати в неаккуратности, добавляет: «Индейцы не носили набедренных повязок круглый год — здесь слишком холодно». Вероятно, печать следует изменить таким образом, чтобы обрядить индейца племени шинненок в спортивную одежду от фирмы «Л.Л. Бин».

  • Но наибольшую ярость у адептов культурной революции вызывает все, что связано с Югом и поражением последнего в Гражданской войне. В 1898 году президент Маккинли, ветеран Антиетама, мог позволить себе отправиться в Атланту, стоя выслушать «Дикси», помахать шляпой давним врагам и посоветовать им заботиться о могилах конфедератов — этот замечательный жест исцелил страну накануне войны с Испанией. Сегодня Маккинли обвинили бы в поддержке расистов. Через сто лет после красивого жеста Маккинли американская культурная элита почти раболепно переметнулась на сторону тех, кто стремится обесчестить все знамена и опозорить всех лидеров Конфедеративных Штатов Америки.
  • В Ричмонде, который четыре года защищала армия Северной Виргинии, портрет Роберта Э. Ли было приказано убрать из галереи знаменитых виргинцев, а затем картину осквернили местные вандалы. На аллее Памятников, где установлены статуи четырех великих сыновей Конфедерации — Ли, Джексона, Стюарта и Дэвиса — добавилась пятая, статуя чернокожей теннисной звезды Эндрю Эша, поставленная там, дабы разрушить ненавистный кому-то символ. День Ли-Джексона был отделен от Дня Мартина Лютера Кинга, и многие полагают, что его празднование в Виргинии, где похоронены оба героя, вскоре отменят совсем.
  • После десятилетнего бойкота, возглавляемого NААСР, боевой флаг Конфедерации был спущен с флагштока на здании Капитолия Южной Каролины, стены которого до сих пор хранят выбоины от снарядов Шермана, спалившего Колумбию дотла. Жители Южной Каролины хотели сохранить флаг, вывешенный в 1962 году, после того как президент Эйзенхауэр призвал американцев отметить столетний юбилей победы в Гражданской войне. Но мнение населения не имело ни малейшего значения. Были отменены общественные мероприятия, спортсмены и продюсеры эстрадных исполнителей грозили бойкотировать штат. В итоге законодательное собрание капитулировало и флаг переместился в музей Гражданской войны на первом этаже Капитолия. Однако это не удовлетворило NААСР: бойкот продолжался до тех пор, пока флаг вообще не убрали из Капитолия.
  • Джорджия, которой также угрожали бойкотом, отказалась от своего флага, представлявшего собой копию боевого знамени Конфедерации. Это решение побудило бывшего мэра Атланты Мейнарда Джексона поблагодарить губернатора, «который мужественно избавился от свастики».
  • В Техасе, по распоряжению губернатора Джорджа У. Буша, были сняты две мемориальных таблички со здания Верховного суда штата. Эти таблички, изготовление и установка которых были оплачены из Фонда вдов конфедератов, были посвящены памяти солдат Конфедерации, погибших в боях с южанами.
  • Во Флориде 2 февраля 2001 года губернатор Джеб Буш удалил боевое знамя Конфедерации с Капитолия штата в Таллахасси, где оно висело с 1978 года.
  • В Миссисипи студентам местного университета никогда не запрещалось размахивать на стадионе крохотными флажками-копиями боевого знамени Конфедерации. Но штату пригрозили бойкотом, если флаг Миссисипи останется прежним. В апреле 2001 года был устроен референдум — и старый флаг победил в соотношении два к одному. Как кажется, южные политики, члены обеих партий, в угоду этническим, религиозным и прочим меньшинствам, а также национальной культурной элите, игнорируют волю народа, от имени и по поручению которого они действуют.
  • В Харперс-Ферри, штат Западная Виргиния, имеется мемориал в честь вольноотпущенника Хейворда Шеперда, первой жертвы террористического набега Джона Брауна на федеральный арсенал. Как известно, нападение Брауна отразили морские пехотинцы во главе с полковником Робертом Э. Ли и лейтенантом Дж. Э. Б. Стюартом. Этот мемориал, находящийся недалеко от слияния Потомака и Шенандоа, был воздвигнут в 1931 году на средства «Дочерей Конфедерации». Надпись гласит, что Хейворд Шеперд олицетворяет собой «мужество и доблесть тысяч негров, которые, несмотря на многочисленные искушения в годы войны, вели себя так, что вошли в историю незапятнанными, и эта история — уникальное наследие американского народа и вечное свидетельство нашей благодарности лучшим сыновьям Америки». Неоднократно предпринимались попытки выкопать этот мемориал, однако до сих пор они успеха не имели.
  • На кладбище Пойнт-Лукаут в южном Мэриленде существовала традиция в День поминовения устанавливать крохотные флажки конфедератов на могилы четырех тысяч южан, умерших в союзной тюрьме. Эта традиция прекратилась по воле Министерства попечения о ветеранах. В 1997 году штат Мэриленд отозвал все номерные знаки, принадлежавшие организации «Сыновья ветеранов Конфедерации»; на этих знаках имелись изображения боевого знамени. «Сыновья» оказались единственными среди 215 некоммерческих организаций, удостоившимися подобного внимания.
  • В Антиетаме развернулась кампания против возведения, даже на частной территории, памятника командирам конфедератов в той страшнейшей из битв на американской земле. Из 104 установленных в Антиетаме статуй только четыре изображают южан.
  • В Сельме, штат Алабама, которую защищал генерал Натан Бедфорд Форрест, постоянно оскверняют и свергают памятник в его честь. Городской совет хочет убрать памятник. Городской совет Мемфиса предложил превратить Мемориальный парк Конфедерации, где также установлен памятник Форресту, в мемориальный парк жертв рака.
  • Форрест был самым лучшим командиром кавалерии, какого только знала Америка; несмотря на темное прошлое — до войны он был работорговцем и «использовал Ку-клукс-клан как оружие в борьбе за выживание»,- Форрест «отринул Клан вскоре после того, как понял, что тот не столько помогает, сколько вредит Югу и нации в целом».   После суда Линча в Трентоне, штат Теннеси, в 1874 году, генерал Форрест пригрозил «искоренить убийц».   К 1875 году он уже настаивал на том, что «черным следует позволить заниматься юриспруденцией и вообще всем, чем они могут заниматься. Даже Великий Освободитель, другой южанин, родившийся в бревенчатой хижине, не произносил подобных слов…» Как пишет обозреватель Уолтер Уильяме, Форрест всегда хвалил мужество чернокожих солдат, служивших под его началом: «Пока эти парни со мной, конфедератам к нам лучше не соваться». Однако нынешняя Америка далеко не так щедра, как Америка прежняя, почитавшая бесстрашного воина Бедфорда Форреста. o Заголовок в газете «Вашингтон Таймс» сообщал, что «Гилмор отдает наследие Виргинии».»Иными словами, самое подходящее чтение для католической школы на Юге… Кто отважится с этим поспорить?» — добавляет Дреер.
  • В 1999 году верховный судья Уильям Г. Ренквист был строго предупрежден Национальной ассоциации судей за то, что напевал «Дикси» на заседании Апелляционного суда. Ренквист ежегодно посещает эти заседания и возглавляет хоровое пение.Однако песенку «Дикси» пел еще Линкольн, который приезжал в столицу конфедератов после падения Ричмонда. На протяжении жизней нескольких поколений эта песня исполнялась на съездах Демократической партии. Тем не менее Национальная ассоциация судей полагала, что данная песня является «символом рабства и угнетения». Вот слова песни — и пусть судит читатель.

Первый куплет:

Вернуться бы в чудесный край,

В мой милый край, мой славный край.

Вернуться бы, вернуться бы мне в Дикси!

Мой милый край, мой милый кров!

Вернуться бы, вернуться бы мне в Дикси!

Припев:

Я в Дикси возвращусь! Ура!

Там буду жить и там умру,

Вернусь к тебе, мой Дикси! В

Вернусь к тебе, мой Дикси!

Разумеется, этим стишкам далеко до «Саntos» Эзры Паунда, однако какое отношение это рифмоплетство имеет к рабству и угнетению? На Гэслайт-сквер в Сент-Луисе в начале 1960-х годов диксиленд, состоявший из чернокожих музыкантов, завершал ежевечернее выступление вариациями на тему «Дикси», за которым шел «Боевой гимн республики». И все вокруг пели и веселились. Какие же мы были бесчувственные!

  • К 1999 году судья Ренквист превратился в гражданина под подозрением на заметке у полиции мыслей, поскольку он отказался переименовать рождественскую вечеринку в Верховном суде в «праздничную вечеринку». По всей видимости, судья-певец настаивал на том, чтобы лично исполнять на этой вечеринке рождественские гимны, которые его коллеги запретили к пению в американских школах.
  • Несмотря на то что флаг с крестом святого Андрея развевался над полями сражений Гражданской войны всего четыре года, американский флаг вот уже более четырех поколений вьется над страной, конституция которой поощряла рабство. Таким образом, уничижение «Доблести прошлого» было в известной мере неизбежно. Так и произошло. Весной 2001 года член Демократической партии Генри Брукс из Мемфиса, бывший председатель Комитета политических действий NААСР, отказался встать в законодательном собрании Теннесси во время клятвы на верность флага. Он заявил: «Этот флаг представляет бывшие колонии, порабощавшие наших предков». NААСР никак не реагировала на просьбы журналистов прокомментировать заявление Брукса, зато обозреватель Джулианна Мальво не стала стесняться в выражениях: «Это просто нелепо для афроамериканца — повторять слова клятвы на верность. Ведь эти слова — не более чем ложь, откровенная ложь». Похоже, у некоторых американцев национальное самосознание уступило место расовому самосознанию.

Впрочем, война с прошлым идет не только в Америке.

  • Новый мэр Лондона «Рыжий» Кен Ливингстон хочет снять с пьедесталов статуи тех английских полководцев, чьи имена ассоциируются с империей и управлением колониями. Среди статуй, на которые злоумышляет новый иконоборец, памятники адмиралу Чарльзу Нэйпиру, покорившему в 1843 году Синд, и сэру Генри Хейвлоку, подавившему восстание сипаев в 1857 году. Нэйпира вспоминают в основном из-за того, что он отправил своим подчиненным закодированное послание «Рессаvi» — в переводе с латыни «Грешен».
  • Однако самый знаменитый из тех, кого Рыжий Кен больше не желает видеть в Лондоне,- это, безусловно, генерал-майор Чарльз Гордон Китайский, который подавил тайпинское восстание, покончил с работорговлей и умер в Судане, где его отряд постигла участь кавалерии Кастера, — пал в сражении с дервишами Махди

У наших были пулеметы.

Сведи-ка с пулеметом счеты!

Китченер двинулся дальше, захватил гробницу Махди и даже собирался использовать его череп под чернильницу, так что и статую этого полковдца, возможно, ждет судьба статуи Гордона. В фильме «Хартум» (1966) Махди играл Лоуренс Оливье, а роль генерала Гордона исполнял Чарльз Хестон, в настоящий момент член Национальной оружейной ассоциации. А лондонский мэр, к которому мы вернулись после краткого путешествия в историю, строит планы возвести на Трафальгарской площади, рядом с колонной адмирала Нельсона, девятифутовую статую Нельсона Манделы.

Франция также имеет собственных иконоборцев. Когда правительство собралось отметить в 1996 году тысячу пятьсот лет со дня крещения короля франков Хлодвига, французские социалисты, коммунисты и все прочие левые партии, то есть половина населения Франции, выступили с решительным протестом.

О чем говорят все эти факты? О том, что люди, наиболее рьяно отстаивающие мультикультурность на словах, не слишком-то рвутся претворять слова в дело, что те, кто наиболее ретиво осуждает нетерпимость, сами зачастую оказываются среди фанатиков и экстремистов. Подобно тому как талибы обошлись со статуей Будды в Бамьяне, наша культурная революция стремиться уничтожить все флаги и памятники прежней Америки и не желает внять голосу разума.

Кого почитать — Мартина Лютера Кинга или Роберта Э. Ли — должны решать не политики, а население конкретного штата. И не следует навешивать каких-либо ярлыков на штат, где решили почтить память того, другого или третьего государственного деятеля — или решили не чтить вообще никого. Но для культурной революции это неприемлемо. Сегодня просто нельзя не чтить доктора Кинга. Когда Аризона проголосовала за то, чтобы не вводить в календарь День Кинга, штату пригрозили отобрать у него стадион «Супербоул» и отменить все запланированные собрания и съезды, а заодно развернули кампанию в федеральной прессе. Давление было столь сильным, что штат отменил результаты голосования и утвердил новый праздник. Только после этого Аризоне позволили вновь стать «членом семьи».

Цитадель Южной Каролины, один из двух американских колледжей с мужским кадетским корпусом и стопятидесятилетними традициями, был мишенью многократных судебных исков, призванных заставить колледж принимать на учебу женщин. Но Цитадель не желала нарушать традиции. Даже женщины Цитадели — жены, сестры, матери, дочери выпускников — поддерживали это нежелание, равно как и штат. Но желания и нежелания населения не имеют в нынешней Америке никакого значения. Федеральный суд своим постановлением обязал Цитадель принимать в кадетский корпус женщин.

В нашем оруэллианском мире новояза мультикультурность означает конформизм. Во имя мультикультурности все военные школы должны выглядеть одинаково. Нельзя иметь сугубо мужской контингент, даже если этого хотят те, кому школа принадлежит и кто ей управляет. Разве это свобода? Разве это демократия? Нет. Оруэлл был прав: «Революцию устраивают… чтобы установить диктатуру». Русские, французы, маоисты, красные кхмеры и талибы — все они развенчивали старых богов и оскверняли их храмы. Точно так же поступила и наша культурная революция. Она не терпит несогласных. Лишь после того как сенатор Макговерн извинился за то, что не торопился со снятием боевого знамени Конфедерации со здания Капитолия в Южной Каролине, и сознался в слабости и оппортунизме, ему вернули благорасположение революции.

НОВАЯ ИСТОРИЯ

«Каждый американский ребенок должен знать свою страну. Едва он научится говорить, ему следует рассказывать об истории нашей страны. Он должен восхвалять свободу и шептать имена тех прославленных героев и государственных мужей, кои совершали революцию». Так рассуждал когда-то Ной Уэбстер. Так когда-то считали мы. Но культурная революция избавляет историю от «прославленных героев и государственных мужей», вводит в школах новые учебные программы, которые исподволь разделяют детей с родителями и лишают молодое поколение его культурного наследия. Солженицын сказал: «Чтобы уничтожить народ, нужно лишить его корней». Чтобы создать «новую нацию», агенты культурной революции должны создать новую историю, и это происходит на наших глазах.

В 1992 году Калифорнийский университет получил два миллиона долларов от Национального фонда гуманитарных исследований и Министерства образования на разработку «Новых исторических принципов» для учебников истории с пятого по двенадцатый класс. В 1997 году работа была завершена. Отныне в исторических текстах, которые изучаются в американских школах:

  • не должны упоминаться имена Сэмюэла Адамса, Поля Ревира, Томаса Эдисона, Александра Грэхема Белла и братьев Райт;
  • семнадцать раз упоминаются ку-клукс-клан и девять раз — сенатор Джозеф Р. Маккарти;
  • шесть раз упоминается Гарри Трумэн, зато полностью игнорируется Роберт Э. Ли;
  • рекомендованы к запоминанию даты основания клуба «Сьерра» и Национальной организации женщин;
  • учителям предоставляется решать самостоятельно, рассказывать или нет детям о предателе Элгере Хиссе и советских шпионах Джулиусе и Этель Розенберг, который передали Сталину документацию по атомной бомбе;
  • конституционный договор не упоминается вообще;
  • о президентстве Джорджа Вашингтона умалчивается, равно как и о его прощальном обращении к народу, зато учащихся приглашают «сочинить диалог между индейским вождем и Джорджем Вашингтоном в конце революционной войны»;
  • не упоминается высадка на Луне 1969 года, зато подробно рассказывается об успехах Советского Союза в освоении космоса;
  • из конгрессменов упоминается лишь спикер Тип O’Нейлл, назвавший президента Рейгана «самовлюбленным шутом»;
  • учителям предлагается побудить учащихся к ролевой игре «Суд над Джоном Д. Рокфеллером и компанией «Стэндард Ойл»;
  • учащимся советуют «анализировать достижения Мансы Мусы, а также социальные обычаи и источники богатства королевства Мали» плюс «изучать ацтекские ремесла, систему труда и архитектуру». Разумеется, нигде нет упоминаний о человеческих жертвоприношениях у ацтеков.

Спустят ли эти принципы «в унитаз», как рекомендовал Раш Лимбо? Пока в подобный исход не очень-то верится. В декабре 2000 года газета «Вашингтон Таймс» сообщила о новых стандартах изучения истории, принятых в штате Виргиния. У первоклассников Покахонтас отведено столько же времени, сколько капитану Джону Смиту. При знакомстве детей с событиями Гражданской войны учителя могут «забыть» о Ли и Джексоне Каменная стена. Третьеклассникам предстоит изучать «высокоразвитое западноафриканское королевство Мали» нашего старого друга Мансы Мусы. Пристальное внимание будет уделяться конфуцианству и цивилизациям долины Инда. За счет кого в программе нашлось место для Конфуция? За счет Поля Ревира, Дэйви Крокетта, Буккера Т. Вашингтона, Джона Пола Джонса, Дня благодарения, отцов-пилигримов, Дня независимости и виргинского политика Гарри Ф. Бэрда-старшего.

Война с американским прошлым и намеренное отупление американских детей — превращение их голов в пустые сосуды, в которые затем будут вливать новую историю,- осуществляются стремительно и успешно. В недавнем опросе учащихся 556 студентам старших курсов из пятидесяти пяти лучших образовательных учреждений (колледжей и университетов) в стране задали тридцать четыре вопроса из школьного курса по истории США. Четверо из каждых пяти провалились. Только треть старшекурсников из колледжей смогла назвать американского генерала, воевавшего под Йорктауном. Только 23 процента назвали Мэдисона среди основных авторов конституции. Только 22 процента связали фразу «управление народа, от имени народа и во имя народа» с Геттисбергской речью Линкольна. Есть и хороший показатель — 95 процентов знают рэппера Снуппи Догги Дога, а 99 процентов «опознали» Бивиса и Батхеда.

«От истории не убежать»,- говаривал Линкольн. Благодаря культурной революции новому поколению это, похоже, удалось.

Десять лет назад Джесси Джексон возглавлял парад в кампусе Пало-Альто и распевал: «Хей, хей, хей — западная культура, провались скорей». Столкнувшись со столь убедительным доводом, администрация Стэнфордского университета заменила курс по истории западной цивилизации на курс «Культура, идеи и ценности». Сегодня ни в одном из пятидесяти пяти лучших колледжей и университетов, по рейтингу журнала «Ю-Эс Ньюс Энд Уорлд Рипорт», не читают курса по американской истории.

«Споры об учебной программе,- пишет доктор Шлезингер, — суть споры о том, что значит быть американцем. На кон поставлено будущее Америки». Но какое будущее может быть у страны, чья молодежь пребывает в неведении относительно своего прошлого и страдает «культурной» болезнью Альцгеймера?

Приблизительно в то время, когда Калифорнийский университет обнародовал новые стандарты образования, Смитсоновский институт отмечал пятнадцатую годовщину своей военной выставки. Эта выставка, на которой демонстрируется, в частности, кокпит бомбардировщика Б-29 «Энола Гэй», сбросившего атомную бомбу на Хиросиму, вызвала ярость ветеранов и широкой публики, поскольку дает понять, что война на Тихом океане носила расистский характер. Обозреватель журнала «Ю-Эс Ньюс Энд Уорлд Рипорт» Джон Лео воспользовался случаем, чтобы посетить другие музеи, в которых туристам и детям рассказывают о прошлом Америки.

В Музее американской истории Лео обнаружил выставку «Наука в Америке», которая отличалась «политически пристрастным изложением истории американской науки и сосредоточена была исключительно на провалах и неудачах — Тримайл-Айленд, озоновая дыра, кислотные дожди, взрыв «Челленджера» и пр.». В Музее авиации и космонавтики нашелся аэроплан, описанный как изобретение, предназначенное в первую очередь для массового убийства. Далее Лео сделал следующие открытия: японских пилотов-камикадзе, чьи атаки унесли столько жизней американских моряков, музейная экспозиция изображала героями войны. Короче говоря, духовные дети Грамши захватили музеи Америки.

Романист Том Вулф едва ли не единственный среди писателей подметил удивительное безразличие, с каким в стране отнеслись к празднованию «Первого американского столетия» 31 декабря 1999 года, в канун миллениума:

«Где я был? На не той странице? На не том канале? За пределами радиочастоты? Заметил ли хоть один человек, что в сей самый миг завершился Первый Век американской истории и начался Век Второй?

Написал ли хоть один бард славословие в честь этого мгновения — в ответ на строки Джеймса Томсона «Правь, Британия, морями! Никогда, никогда британцы не будут рабами»? Где он, подобный стих для Америки, для страны, которая в завершившемся веке уничтожила два варварских националистических братства: германских нацистов и русских коммунистов, две орды методично рыскавших хищников, по сравнению с которыми потехой показались бы гунны с мадьярами?..

Отметил ли хоть один из телеканалов повзрослевшей Америки, что в 1897 году был бриллиантовый юбилей королевы Виктории?

Мне показалось, что один американский век вкатился в другой с торжественностью и грохотом коврика для мыши. Великий триумф Америки вызвал волну патриотизма и гордости за страну… вселил в души стремление к славе и имперскому величию… и сопровождался фанфарными хлопками мышиного коврика…»

Кто с гордостью оглядывается на достижения Америки в только что закончившемся столетии? В угаре празднования, растянувшегося от Лондона через Нью-Йорк и Токио до Пекина, кто оглядывается на Человека, чей двухтысячный юбилей мы невзначай отметили? Почти никто, ибо к наступлению миллениума американцы жили в стране, культуре, цивилизации, которые проделали значительный путь к дехристианизации.

Часть 1. Исчезающий вид

Часть 2. Куда подевались дети?

Часть 3. Революционный катехизис

Часть 4. Они совершили революцию

Часть 5. Новое Великое Переселение

Часть 6. Новая Реконкиста

  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Я.ру
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники

1 комментарий - Смерть Запада

  1. Арбайтер:

    Автор конечно американ-патриот, но если у США великая история, то нашу следует называть мега-вселенско-эпической! Отличная серия публикаций. Сквозь эту призму проблем интересно взглянуть на Россию, кое-что привычное предстает совсем в ином свете.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Social Media Auto Publish Powered By : XYZScripts.com