Смерть Запада

Часть 5. Новое Великое Переселение

В Ветхом и Новом заветах содержится немало рассказов и притч о том, как первенцы, или «избранные», лишались приюта под отцовским кровом. Голодный Исав продал право первородства своему брату Иакову за чечевичную похлебку. В Евангелии от Матфея Иисус сравнивает небеса с брачным пиршеством, которое царь приуготовил своему сыну. Когда же потенциальные гости грубо отвергли царское приглашение, царь послал своих рабов со словами: «брачный пир готов, а званые не были достойны; итак, пойдите на распутия и всех, кого найдете, зовите на брачный пир»(Мф., 22:8). «Царство Небесное подобно человеку царю, который сделал брачный пир для сына своего»(Мф., 22:1).

Когда началось вымирание западных народов, освободившееся пространство на территории Запада пустовало недолго. В Америке пустоту, образовавшуюся вследствие того, что после процесса «Роу против Уэйда» не родилось сорок миллионов детей, с признательностью заполнили выходцы из Азии, Африки и Латинской Америки. В Европе происходят те же самые процессы.

Давайте проанализируем статистику ООН по депопуляции Европы.

В 2000 году в Европе насчитывалось 494 миллиона человек в возрасте от пятнадцати до шестидесяти пяти лет. К 2050 году эта цифра сократится до 365 миллионов, зато число европейцев старше шестидесяти пяти лет возрастет с нынешних 107 до 172 миллионов. За пятьдесят лет соотношение молодых европейцев и людей среднего возраста к пожилым и старикам снизится от пяти к одному до двух к одному.   Социально обеспеченные государства Европы уже сегодня задыхаются под бременем социальных программ, так что непонятно, кто заплатит за здоровье, обеспечение и пенсии пожилых, кто станет заботиться о стариках в приютах и центрах попечительства. При том, что число детей сокращается даже быстрее, нежели число лиц трудоспособного возраста, кто станет подстригать лужайки, убирать дом, мыть посуду, готовить и подавать еду в европейских ресторанах? Откуда возьмутся необходимые рабочие руки? Работоспособное население сократится на 25 процентов, зато пожилое вырастет на 90 процентов — откуда в подобных условиях возьмутся врачи и медсестры, чтобы ухаживать за престарелыми?

К 2050 году треть нынешних европейцев будет старше шестидесяти лет. В Великобритании, Германии, Франции, Италии и Испании одному из каждых десяти человек перевалит за восемьдесят.   Средний же возраст европейца составит пятьдесят лет, что на девять лет превышает средний возраст нынешнего японца — представителя самого старого из живущих сегодня на Земле народов. Бывший министр финансов Пит Питерсон в своей книге «Серые сумерки: как волна наступающей эпохи преобразит Америку и мир» говорит следующее:

«В ближайшие тридцать лет, согласно официальным прогнозам, правительства большинства развитых стран будут вынуждены тратить ежегодно от 9 до 16 процентов ВВП на обеспечение старости своих граждан. Это приведет к повсеместному увеличению налогообложения от 25 до немыслимых 40 процентов с каждой заработной платы — причем даже в странах, где общий уровень налогообложения зачастую и без того превышает 40 процентов! Или, если мы привержены дефицитному финансированию, нам придется использовать все сбережения стран развитого мира».

То есть наступит финансовый эквивалент ядерной зимы. Если Европа желает сохранить свою сеть социального обеспечения, у нес есть три варианта: найти триллионы долларов за счет новых налогов; заставить женщин рожать вдвое и даже втрое больше детей; каждый год принимать миллионы эмигрантов из других стран. Иными словами, Старый Свет стоит перед суровым выбором.

Однако, как заметил Джозеф Чами из Агентства ООН по численности населения, «ни один статистик не поверит, что уровень рождаемости можно восстановить. Сколько потребуется времени и усилий, чтобы убедить женщину родить четверых? Люди озабочены своей внешностью, образованием, карьерой…» Между тем уровень рождаемости в Европе падает на протяжении десятилетий. Более того, для всех европейских стран, кроме мусульманской Албании, характерно падение этого показателя ниже уровня воспроизводства.

Это вовсе не заговор, это результат общественного согласия и политики свободы выбора. Европейские женщины решили, что хотят иметь одного ребенка, от силы двух, или вообще ни одного, и потому всеми способами — контрацепция, стерилизация, аборты — стараются избежать нежелательной беременности. Вдобавок они рассматривают свои желания и нежелания как нечто куда более существенное, нежели данные статистики, которая описывает грядущую гибель Европы.

Европе предстоит принять «судьбоносное решение», пишет Джонатан Стил из газеты «Гардиан». «Если стандарты жизни не ухудшатся, страны Евросоюза ожидает 60-процентное увеличение притока иммигрантов, что привет к нарастанию социальной напряженности и нарушению хрупкого расового равновесия в регионе. Так полагает большинство экспертов, изучавших проблему старения Европы».

Массовая иммиграция уже началась. В 2000 году Великобритания приняла 185000 иммигрантов — это рекордный показатель.   В 1999 году на территорию Евросоюза проникли 500 000 нелегальных иммигрантов — десятикратное увеличение по сравнению с 1993 г. В мае 2001 года газета «Вашингтон Пост» сообщила:

«Всего лишь год назад поимка транспортных судов, битком набитых людьми (от 500 до 1000 человек), была столь маловероятной, что каждый подобный случай вызывал бурю возмущения европейцев и неделю не сходил с первых полос газет. Сегодня же такие перехваты стали совершенно обычным делом и совершаются почти ежедневно в водном пространстве между Турцией, Грецией, Италией и даже Французской Ривьерой»

Роман Жана Распая «Лагерь святош» (1972) о вторжении во Францию толп отчаявшихся из стран третьего мира — Европа, парализованная своими рассуждениями о братстве, равенстве и свободе, бессильна остановить вторжение,- это роман во многом оказался пророческим. История, вопреки обыкновению, начала вторить искусству.

Как кажется, Европа не в состоянии остановить иммиграцию и помешать пришлым занимать рабочие места, освобождающиеся по мере того, как сходит с исторической сцены военное поколение. Работодатели требуют рабочей силы; на том же настаивают, возрастая числом, пожилые и старики. В Европу вливаются миллионы людей из Северной Африки и с Ближнего Востока; эти люди несут с собой арабскую и мусульманскую культуры, традицию, веру и создают копии родного мира в самом сердце Запада. Ассимилируются ли они или останутся чужаками, «неперевариваевыми кусочками» Африки и арабских территорий в христианском пространстве? Достаточно сравнить их численность с численность европейцев — и мы легко ответим на этот вопрос.

Население Португалии, Испании, Франции, Италии и Греции сокращается, зато за морем, в Марокко, Алжире, Тунисе, Ливии и Египте прирост населения за двадцать пять лет составит семьдесят три миллиона человек. В 1982 году, когда автор этих строк побывал в Каире, население Египта равнялось сорока четырем миллионам; к 1998 году оно возросло до шестидесяти четырех миллионов человек. К 2026 году, как ожидается, в Египте будет проживать девяносто шесть миллионов. В девятнадцатом столетии Европа колонизировала Африку; в двадцать первом веке Африка колонизирует Европу. Как пишет Николас Эберштадт, эксперт Американского института предпринимательства, «в 1995 году численность населения Европы (включая Россию) и Африки была сопоставимой. К 2050 году, согласно расчетам, на одного европейца будет приходиться более трех африканцев».   Только эпидемия СПИДа препятствует пока тому, чтобы Европу заполонили бесчисленные африканцы.

В отличие от Америки европейские нации гомогенны. В их истории почти не встретить преданий о принятии чужаков или ассимиляции иммигрантов. Поэтому пришествие в Европу множества людей иного цвета кожи, иных традиций, иной веры вызывает серьезные опасения, тем паче что происходит оно на фоне распада европейских государств. С 1990 года три европейских страны — СССР, Чехословакия и Югославия — разделились на двадцать одно независимое государство. Вполне вероятно и появление двух новых государств — в Косово и в Черногории. Движения сепаратистов набирают силу в России, Македонии, Италии, Шотландии, Уэльсе, Баварии, на Корсике, в испанской провинции Баскония, в шведской области Скане, в Бельгии вновь вспыхнул тлеющий с незапамятных времен культурно-языковый конфликт между валлонами и фламандцами.

«В Европе с ее коренным белым населением, обосновавшимся на этих территориях около 40 000 лет назад, увеличение доли не-белых может быть воспринято без особого энтузиазма»,- сухо замечает лондонская газета «Гардиан» (октябрь 2000 г.).   О правильности этого вывода свидетельствуют столкновения в Олдмене и Лидсе между азиатами и белыми. Повсюду появляются антииимигрантские партии — Национальный фронт (Франция) во главе с Жаном-Мари Ле Пэном, Свободная партия Австрии Йорга Хайдера, партия швейцарского народа Кристиана Блохера… По мере того как волны иммиграции из исламских государств Северной Африки и Ближнего Востока, а также из африканских стран к югу от Сахары захлестывают Европу, отношение к иммигрантам становится все более недружелюбным. Крупные политические партии вслед за мелкими позволяют себе соответствующие высказывания и действия, всплеск панев-ропейского патриотизма выводит мелкие партии на гребень успеха.

Лидер немецкой Христианско-демократической партии Ангела Меркель уже активно использует в своей деятельности настороженность немцев по отношению к исламской иммиграции. «Идея объединенной Германии как многонационального государства с населением почти 80 миллионов человек, из которых свыше 7 миллионов — иммигранты, как кажется, беспокоит госпожу Меркель,- заметила газета «Нью-Йорк Таймс». — Никакое другое государство Европы не может похвастаться таким количеством иммигрантов».

Госпожу Меркель рассердило требование США принять в Евросоюз Турцию — рассердило постольку, поскольку данное решение означало бы для турок право свободного перемещения по Европе. «Свыше 75 процентов турок, живущих за пределами Турции, осели в Германии», — заявила Меркель в интервью журналу «Таймс»:

«Мы не настаиваем на том, чтобы они отказались от мусульманской веры. Мы лишь говорим, что Германия — страна христианская и турки должны это понимать… Требование о принятии Турции в Евросоюз — грандиозная политическая ошибка. Мы слишком разные, мы абсолютно по-разному относимся к правам человека. Попробуйте-ка открыть христианскую церковь в Стамбуле!»

Европейские государства невелики по размерам, плотно населены и не имеют никакого опыта существования в роли «плавильных тиглей». Поэтому их правящие элиты следят за нарастающей иммиграцией куда бдительнее и куда с большей опаской, нежели американцы. Однако эти государства и эти элиты, на самом деле, спохватились слишком поздно для того, чтобы коренным образом переломить ситуацию с вымиранием населения.

ПО КОМ ЗВОНИТ КОЛОКОЛ

С шестнадцатого по двадцатый век великие европейские нации колонизировали большую часть мира. Начиная с 1754 года, когда американцы пересекли Аллеганские горы, шло вытеснение французов и испанцев с Американского континента, в процессе которого будущие США поглотили половину Мексики, загнали в резервации уцелевших индейцев, перевалили через Скалистые горы, вышли к Тихому океану и высадились на Гавайях, Мидуээ, Гуаме и Филиппинах. На другой стороне земли русские при династии Романовых захватили территорию от Арктики до Афганистана, от Пруссии до Тихого океана и даже завладели Аляской до Ситки. Ведомые англичанами европейцы вторглись в Африку, колонизировали южную и юго-восточную Азию и основали несколько анклавов на побережье беззащитного Китая.

Теперь маховик истории раскручивается в обратном направлении. Великое отступление Запада, начавшееся с гибелью, европейских империй после Второй Мировой войны, достигло своего пика в этом столетии, на фоне захлестнувшей Старый Свет второй исламской волны и стремления народов Центральной Азии и Китая вернуть некогда утраченные земли. К 2050 году Россия потеряет значительную часть Сибири и будет вынуждена уйти с Кавказа. «Если сушу смоет морем,- писал поэт Джон Донн,- Европа будет меньшим из зол, как если бы то был пустынный мыс; другое дело, если бы стоял на нем дом твоего друга или твой собственный… потому не спрашивай, по ком звонит колокол; он звонит по тебе» (Размышление XVII)

ИРАН И ПЕРСИДСКИЙ ЗАЛИВ

Во время подготовки к операции «Буря в пустыне» автор этих строк доказывал ненужность войны в Заливе: победа Америки, говорил я, обременит нас имперскими обязанностями, которые придутся американцам не по нраву. Эмират Кувейт — не слишком значимое государство; он не в состоянии выжить без могущественного покровителя. Однако американцы со временем устанут и отправятся домой, а Кувейт окажется брошенным на съедение Ираку или Ирану. Все, на что мы способны,- это временно поддержать Кувейт. Тем паче что важнейшим соперником Ирака в регионе является не Кувейт, а втрое превосходящий Ирак по численности населения Иран.

Мои доводы не возымели действия, Соединенные Штаты выиграли войну — и сегодня мои воззрения кажутся еще более насущными. Америка придерживается политики «взаимного сдерживания» Ирана и Ирака; но давайте проанализируем прогноз прироста населения в этих странах на ближайшие двадцать пять лет.

ПЕРСИДСКИЙ ЗАЛИВ (миллионы человек)
  2000   2025
Ирак     23,1     41,0<
Иран     78,6     94,5

В 1990 году Соединенные Штаты устами Рональда Рейгана похвалялись своим военным флотом в шестьсот кораблей. С войны в Персидском заливе количество кораблей сократилось вдвое, так же как и численность американской армии и ВВС. К 2010 году у США будет флот в двести кораблей. Коалиция, созванная первым президентом Бушем для борьбы с Ираком, распалась; арабские государства и европейцы, исключая англичан, уже не поддерживают нас, а английская армия также к настоящему дню сокращена вдвое…

Армия генерала Шварцкопфа могла бы войти в Багдад, повесить Саддама и установить в Ираке «режим Макартура». Однако при текущем балансе сил и нежелании арабов и европейцев вновь присоединяться к нам, было бы верхом наивности ожидать скорого начала «Бури в пустыне-II».

К 2025 году в Иране будут проживать 94,5 миллиона человек — это больше, чем в какой-либо европейской стране, не считая Россию. Атомная бомба к тому времени будет известна человечеству уже восемьдесят лет, и Иран, уже сегодня имеющий баллистические ракеты, почти наверняка обзаведется собственной атомной бомбой. И вспомним: с начала атомной эры ни одно государство, обладающее ядерным оружием, не подвергалось атакам извне и не участвовало в крупномасштабных боевых действиях, обращенных против него. Единственным ядерным государством, на которое нападали, был Израиль — его забрасывали иракскими ракетами СКАД советского производства…

Северные корейцы доказали миру, что США готовы прислушаться к кому угодно, лишь бы этот кто-то обладал ядерным оружием…

ЕВРОПА — ЖИВОЙ ТРУП

Вернувшись из Вены, куда был отправлен, чтобы разузнать, в каком состоянии находится союзник Германии — Австро-Венгерская империя, министр иностранных дел Бетман-Холльвег пролепетал, обращаясь к кайзеру: «Государь, наш союзник — труп».   Именно так сегодня можем сказагь и мы. Некогда великие нации, пожертвовавшие сотнями миллионов своих солдат на полях сражений былого, нынешние государства Европы обладают армиями, лишь немного превосходящими по численности полицейские соединения. Балканская война девяностых годов двадцатого столетия обнаружила полную беспомощность европейцев. В Боснии англичанам и французам пришлось обращаться за помощью к Америке, иначе их контингенты остались бы заложниками сербов.

Союзы обычно заключают с сильными государствами. Какой прок Америке от союза с континентом, который отказывается защищать себя и население которого постепенно вымирает? Если не считать Турцию и Великобританию, все европейские страны-члены НАТО уже давно не союзники, а зависимые от нас государства. Они потерпели крах во Вьетнаме и лишь показным образом участвовали в войне в Заливе. За пределами Европы их солдаты выполняют разве что обязанности миротворцев ООН в Африке. Кажется, Европа уже не способна возродиться из пепла и восстановить былое величие и могущество. Новообразованному Европейскому союзу потребуется несколько лет, чтобы набрать шестьдесят тысяч человек в Европейский корпус быстрого реагирования. А рассуждения относительно того, что «мы справился сами», суть не более чем детские угрозы убежать из дома — угрозы, которые, как известно, никогда не выполняются, потому что мама запрещает в одиночку переходить улицу.

Европа утратила жизненную энергию. Когда-то западные народы были готовы пожертвовать собой во имя «праха отцов и храмов отчих богов» (Маколей).   Но сегодняшние европейцы, куда более богатые и многочисленные, нежели в 1914 и 1939 годах, о жертвенности и не помышляют. Вдобавок «европейская болезнь» проникла и к нам. США потеряли тысячи человек в День «Д», однако Сомали покинули после того, как восемнадцать рейнджеров угодили в западню и были убиты. Когда мистер Клинтон приказывал бомбить Сербию, он одновременно распорядился, чтобы самолеты не опускались ниже пятнадцати тысяч футов — нельзя рисковать жизнями пилотов. А сухопутные войска США во избежание потерь вообще не принимали участия в операциях.

Золотые дни Европы позади. Нарастающая иммиграция столь радикально меняет этнический состав Старого Света, что европейцы рано или поздно окажутся парализованными угрозой терроризма — и потому не пойдут ни в Северную Африку, ни на Ближний Восток, ни в Персидский залив. Они уже отказались присоединиться к санкциям США против Ирана, Ирака и Ливии. По мере того как население европейских стран становится все более «арабским» и «исламским», паралич охватывает все большую территорию. Между прочим, нам следовало это предвидеть. С 1850-х годов до Первой Мировой войны американская политика по отношению к Британской империи строилась в зависимости от ирландцев, голоса которых были сугубо важны в таких штатах, как, например, Нью-Йорк.

С учетом сокращения населения и падения рождаемости Европа, вполне естественно, не выказывает ни малейшего интереса в отправке десятков тысяч молодых европейцев в районы боевых действия — если только не возникает прямой угрозы их собственным границам. При сохранении текущего уровня рождаемости к 2100 году население Европы будет составлять менее трети от нынешнего — и все потому, что Европа выбрала dolce vita (Сладкую жизнь — итал.)

Но если европейцы ничуть не заинтересованы в самосохранение, если они отказываются заводить детей даже для того, чтобы уберечь от вымирания свои народы, зачем Америке защищать Европу — и зачем, быть может, умирать за Европу? Разве что для того, чтобы европейцы и дальше могли наслаждаться жизнью… Европа выбрала свою судьбу — вряд ли сознательно на уровне отдельных людей скорее, бессознательно, на уровне народов и наций. Европейцы не намерены существовать в грядущем как единое целое, как великий и исполненный творческой энергии народ. Кого же тогда мы защищаем? Западную цивилизацию? Но, отказываясь заводить детей, европейцы согласились на вымирание и на гибель западной цивилизации к началу двадцать второго столетия…

ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ СТАРЕНИЯ

В «Гуманистическом манифесте II» (1973) тысячи американских интеллектуалов призывали «признать право человека на достойную смерть, на эвтаназию и на самоубийство».   Как всегда, они несколько опередили время.

28 ноября 2000 года нижняя палата голландского парламенте приняла 104 голосами против 40 закон, легализующий помощь самоубийцам и добровольную эвтаназию,- «первой среди европейских стран после гитлеровской Германии,- как написал Нат Хентофф в «Джуиш Уорлд,- «Голландия легализовала прямое убийство больных врачами».   Парламент пошел на поводу у голландскик врачей, которые на протяжении десятилетий практиковали подпольную эвтаназию. В 1991 году, к примеру, гравительственная проверка выявила такой факт: «большинство смертей в результате эвтаназии в Нидерландах никак нельзя назвать добровольными».

По новому закону дети в возрасте от двенадцати до пятнадцати лет должны получить согласие родителей на совершение самоубийства или же обратиться за помощью в умерщвлении себя к врачу. После шестнадцати лет родительского согласия уже не требуется. Совет Европы обвинил Голландию в нарушении Европейской декларации прав человека, однако голландские врачи продолжали свою преступную деятельность и неуклонно вели собственную страну по скользкой дорожке Третьего рейха. Как сообщает Рита Маркер из Международного центра противников эвтаназии:

«За месяц до обсуждения в нижней палате закона об эвтаназии, голландский суд постановил, что доктор Филипп Суториус не нарушал медицинской этики, помогая 86-летнему Эдуарду Бронгермсе совершить самоубийство. Бронгермса не страдал каким-либо тяжким заболеванием и не находился на смертном одре; он всего лишь утверждал, что устал от жизни и не желает более вести «безнадежного существования»».

Джек Кеворкиан из своей камеры выразил восхищение решением голландцев и заявил, что Америка не отстанет от Нидерландов. Общество «Хемлок» также не сомневается, что Соединенные Штаты вскоре последуют по пути, проторенному голландцами. Фэй Фиш, президент общества, сказала следующее: «Мы очень рады. Мы восхищаемся тем, что совершил народ Голландии за минувшие двадцать лет».

Впрочем, Нидерландское общество добровольной эвтаназии считает новый закон несовершенным, поскольку он не допускает эвтаназии для тех, кто попросту устал от жизни. «Мы полагаем, что если человек стар, если у него нет семьи и близких, если он и вправду страдает от жизни, ему можно и нужно делать эвтаназию,- заявил пресс-секретарь общества. Министр здравоохранения Эле Борст согласна с этой точкой зрения. По ее мнению, старикам, «насытившимся» жизнью, следует разрешить убивать себя. «Я вовсе не против этой процедуры, при условии, что ее сумеют организовать таким образом, что она станет доступной только тем, кто действительно устал жить».   Если старый пациент желает умереть, продолжала Эле Борст, ему нужно дать соответствующую таблетку.

В рождественском обращении к пастве 2000 года папа Иоанн-Павел Второй явно имел в виду Голландию, когда упоминал о «грозных призраках наступающей культуры смерти»:

«Мы не можем не вспоминать сегодня о тени, угрожающей людям с первых лет жизни, особенно опасной в младенчестве и в глубокой старости. Искушение смертью становится настолько сильным, что вынуждает предвкушать собственную кончину, как если бы мы были хозяевами своих жизней или жизней других людей»,

Хентофф вторит папе:

«В годы нацистской оккупации голландские врачи восстали против культуры смерти и отказывались принимать участие в убийствах пациентов в больницах. Но их нынешняя позиция напоминает мне 17 октября 1933 года — корреспондент газеты «Нью-Йорк Таймс» сообщил из Берлина в этот день, что германское Министерство юстиции намерено разрешить врачам «прекращать страдания неизлечимо больных, по их просьбе и в интересах всего человечества «».

Да, пристальный взгляд на демографическую и этическую карту Европы не внушает уверенности в том, что папский престол сегодня пользуется среди европейцев значительной поддержкой. Христианство, которое учит, что жизнь — творение Господа и что никто не вправе отбирать жизнь у невинных, сегодня в Европе не в чести. К 2050 году свыше 10 процентов от общего населения четырех крупнейших европейских стран — Великобритании, Франции, Германии и Италии — перешагнут порог восьмидесяти лет. Неужели европейские рабочие, столкнувшись с увеличением налогов во имя обеспечения «достойной старости» этих людей, согласятся оставить в живых эту когорту восьмидесяти- и девяностолетних?

Бельгийский университет провел исследование, в ходе которого выяснилось, что из каждых десяти смертей одна происходит по вине врача — или от смертельного укола (без согласия пациента), или от ненадлежащего лечения.   В Цюрихе тем не менее допускается «пособничество в самоубийстве» в домах престарелых.   Европейским бэби-буммерам предстоит увидеть, как общество, не спрашивая их мнения, покончит с ними, как они сами покончили с «неродившимся поколением» периода абортов… Что посеешь, как говорится, то и пожнешь.

После восстания в Ньюарке в 1967 году черный мэр города остроумно заметил: «Не знаю, куда катится Америка, но Ньюарк наверняка окажется там первым». Там, куда сегодня движется Европа, Америка, вне сомнения, очутится завтра.

В 1984 году губернатор штата Колорадо Дик Ламм поразил публику, заявив на встрече с врачами: «Мы обязаны умирать и освобождать дорогу тем, кто идет следом; зачем нам всякие технические ухищрения и искусственные сердца? Пусть наши дети придут нам на смену и построят более разумное общество». В штате факультета биологии Принстонского университета ныне числится австралийский биоэтнолог Питер Сингер, который во всеуслышание говорит, что если ребенок рождается с физическими недостатками, настолько серьезными, что родители и врачи соглашаются: легче умертвить, чем лечить,- такого ребенка следует убить, а затем помочь семейной паре родить здорового младенца. Доводы Сингера не лишены логики. Если мы признаем за родителями право на аборт, на прерывание жизни плода в течение девяти месяцев до рождения, то почему мы должны отбирать у них право оборвать жизнь ребенка в тот самый миг, когда плод выскальзывает из утробы?

Взгляды Сингера получили широчайшее распространение; у него были и весьма известные предшественники. Еще в 1919 году Маргарет Санджер призывала Америку со страниц своего журнала «Контроль рождаемости»: «Больше детей от здоровых родителей, меньше — от ущербных».   И американцы вскоре ввязались в негласное состязание с немцами — кто быстрее разовьет эту мысль Санджер. В 1920 году доктор Альфред Кох, профессор психиатрии в университете Фрайбурга, и Карл Биндинг, профессор юриспруденции в Лейпцигском университете, опубликовали работу под названием «Позволение уничтожать жизнь, непригодную для жизни». В этой работе утверждалось, что доктора вправе помогать умереть неизлечимо больным и «пустым человеческим оболочкам», то есть умственно отсталым людям и тем, у кого зафиксированы серьезные черепно-мозговые травмы и умственные расстройства.   Опрос общественного мнения показал, что каждые трое из четырех немецких родителей согласны на вмешательство врачей ради прекращения жизни «умственно неполноценных» детей.

В октябре 1933 года газета «Нью-Йорк Таймс» процитировала слова гитлеровского министра юстиции:

«Избавление общества от этих людей позволит врачам прекращать страдания неизлечимо больных, по их просьбе и в интересах всего человечества».   А сэкономленные средства пойдут на пользу тем, «кто стоит на пороге старости».   Мы все знакомы с этой уклончивой манерой. Она приводит на память слова, вложенные Уолтером Перси в уста отца Смита в «Синдроме Танатоса»: «Знаете ли вы, к чему ведут обходительность и нежность? Они ведут к газовой камере».

Оправдывая свои деяния, нацисты могли бы процитировать Черчилля, который «хотел бы истребить проклятие безумия», и Джорджа Бернарда Шоу, сказавшего в том же 1933 году: «Если мы мечтаем об особенной цивилизации, нам нужно устранить людей, для нее не подходящих».   Чем не высказывание фюрера немецкой нации?

Среди первых и наиболее известных случаев «содействия в самоубийстве» — случай с младенцем Кнауэров. Отец маленького мальчика обратился прямо к Гитлеру с просьбой позволить умертвить сына — слепого от рождения, умственно отсталого, лишенного одной руки и одной ноги. Гитлер передал эту просьбу врачу своему Карлу Брандту; в 1938 году Кнауэр-старший получил желаемое разрешение.

Со временем в Германии практика «милосердных смертей» приобрела широкий размах. В рецензии на «Майн кампф», ставшей в 1939 году книгой месяца, журналистка Дороти Томпсон раскритиковала Гитлера за все — кроме одного:

«О евгенике Гитлер пишет вполне разумно. Ученые-евгеники всего света согласятся с ним в том, что людей, неспособных к воспроизводству, необходимо стерилизовать. Однако немецкие законы относительно стерилизации включают в число подлежащих этой процедуре и наследственных алкоголиков; вся прелесть в том, что существуй такой закон в Австрии догитлеровских времен, сам Гитлер никогда не появился бы на свет (равно как и Бетховен или Ницше). Иными словами, евгенические идеи Гитлера базируются на научной основе, хотя им, разумеется, в целом не хватает обоснованности».

Поэт У. Б. Йейтс вторил мисс Томпсон: «Поскольку улучшения в сельском хозяйстве и промышленности угрожают уничтожить последнее препятствие к бесконтрольному размножению необразованных масс… образцы человеческой породы не могут воспроизводиться в нужном количестве, в отличие от более глупых и менее здоровых»

Продолжение следует

Часть 1. Исчезающий вид

Часть 2. Куда подевались дети?

Часть 3. Революционный катехизис

Часть 4. Они совершили революцию

  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Я.ру
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Social Media Auto Publish Powered By : XYZScripts.com