Архив тэгов: западная цивилизация

Чем русские отличаются от американцев?

Интервью с американским социологом Джоном Смитом, который прожил в России 20 лет.

Что общего у русских и американцев?

Руки, ноги, голова (в физиологическим смысле). Остальное — разное.

Чем дольше я здесь живу (а это почти 25 лет, из них последние 15 — постоянно), тем отчетливее понимаю: мы совершенно разные. 90 процентов наших различий на подсознательном уровне, то есть люди действуют «на автомате».

Общественный туалет в Париже, 1876-й год

0_ef996_4ff6368e_XL

Отсюда 

Западня: Что сталось с мечтой о свободе? (Фильм 3)

Мы заставим вас быть свободными / We Will Force You to Be Free. США и Великобритания несут идею индивидуальной свободы в мир, в том числе в Латинскую Америку, Югославию, Россию и Ирак. Результаты снова далеки от провозглашенных целей. Так что же произошло с нашей мечтой о свободе?..

Путь зла: США

e213534406f5e673030b12a49a117407_L

Что такое Соединенные Штаты? Мертвечина; человек в них выветрился до того, что и выеденного яйца не стоит.

Николай Гоголь

С изумлением увидели мы демократию в ее отвратительном цинизме, в ее жестоких предрассудках, в ее нестерпимом тиранстве. Все благородное, бескорыстное, все возвышающее душу человеческую — подавлено неумолимым эгоизмом и страстию к довольству (comfort).

Александр Пушкин

Глядя на США, нельзя не испытывать отвращения к манифестации силы и глобального капитализма, который расползается по всему миру и становится отвратительным в своем всесилии.

Гарольд Пинтер

ОТ НАРОДА — К АТОМИЗОВАННОЙ МАССЕ

Особенностью США в рамках развития Запада стало то, что на их территории завершилось духовно–психологическое формирование западного человека, ментальный прототип которого возник столетиями ранее в социально–политических условиях торговых республик и религиозной атмосфере пуританских общин Европы. Колонии в Северной Америке (английские, голландские и французские) притягивали тех европейцев, для которых их страны перестали быть родным домом. Новый Свет стал «землей обетованной» изгоев. Потерпев поражение в военно–политическом и религиозном противостоянии, тысячи европейских маргиналов бежали в Северную Америку, где не было политического, экономического и религиозного давления, которому они не смогли противостоять в Европе.

Их нравы. «Просвещенная» Европа в XV — XVI вв. Часть 2

viii_1_by_hans_holbein_the_younger

В Европе процветала преступность, для этого существовали все условия. Разорившиеся дворяне, оставшиеся без дела наемники и бедняки, нередко разбойничали на дорогах. Целая преступная субкультура «дна» существовала в крупных городах. И это притом, что система наказаний в Европе была крайне жестока. Тех, кого ловили, убивали безжалостно и кроваво. Надо сказать, что смертная казнь была обычным наказанием за многие проступки. Причём европейцы настолько привыкли к казням, что они сами по себе не были достаточным методом устрашения. За тяжкие преступления применяли изощренные виды казни. Людей публично замучивали до смерти, ломали поочередно кости, жарили на медленном огне, постепенно расчленяли, заливали расплавленный металл в горло (фальшивомонетчикам). Такие казни были одним из любимых зрелищ горожан. Развлечений было мало, поэтому люди приходили на казни как на праздники, всей семьей, с женами и детьми, старались занять места поближе, чтобы рассмотреть все подробности, пили, ели. Обсуждали с соседями искусство палачей.

Надо отметить, что именно столетия страшных казней, которые применялись практически за любую, даже малую провинность, заложили нынешнюю хваленую европейскую «законопослушность». Европейцы законопослушны не потому, что они действуют по велению совести и стараются жить по правде, а из-за страха жестокого наказания.

Сравнительная история зверств Запада и России

Английская «королева-девственница» Елизавета I отрубила голову не только Марии Стюарт, она казнила ещё 89 тысяч своих подданных. В отличие от своего современника Ивана Грозного, называвшего её «пошлой девицей», Елизавета (чья мать, Анна Болейн, кстати, тоже была обезглавлена) не каялась в содеянном ни прилюдно, ни келейно, убиенных в «Синодики» не записывала, денег на вечное поминовение в монастыри не посылала. Европейские монархи таких привычек вообще сроду не имели.

Будете в Лондоне – купите билет на обзорную экскурсию по центру города в открытом двухэтажном автобусе. Там есть наушники, можно слушать объяснения на разных языках, включая русский. У Гайд-парка вы услышите, что там, где ныне «уголок оратора», находилось место казней. Казни были основным общественным развлечением лондонцев в течение многих веков. Главная виселица представляла собой хитроумную поворотную конструкцию: там, на разновысоких балках, были 23 петли, так что она, возможно, что-то напоминала англичанам – то ли ёлку с украшениями, то ли что-то ещё. У неё было и более нейтральное имя – «машина Деррика», по фамилии самого заслуженного из здешних палачей, бытовала даже поговорка «надёжный, как машина Деррика».

Александр Зиновьев: Глобальный Человейник

Александр Зиновьев

Я просмотрел множество книг и фильмов о будущем человечества. Во всех них почти полностью или полностью игнорируется социальный аспект будущего человечества, то есть то, какой вид примут человеческие объединения, их члены как социальные существа и отношения между их членами. Предлагаемая вниманию читателя книга посвящена именно этой теме. По литературной форме книга является социологически-футурологической повестью. Основная ее идея такова. Наш XX век был, может быть, самым драматичным в истории человечества с точки зрения судеб людей, народов, идей, социальных систем и цивилизаций. Но, несмотря ни на что, он был веком человеческих страстей и переживаний – веком надежд и отчаяния, иллюзий и прозрений, обольщений и разочарований, радости и горя, любви и ненависти… Это был, может быть, последний человеческий век. На смену ему надвигается громада веков сверхчеловеческой или постчеловеческой истории, истории без надежд и без отчаяния, без иллюзий и без прозрений, без обольщений и без разочарований, без радости и без горя, без любви и без ненависти…

Божества глобального человейника

Компьютеры появились во второй половине XX века. Сначала словом «компьютер» называли выделительные устройства, выполнявшие самые примитивные интеллектуальные функции. Потом этим словом стали называть вообще всякие устройства, имеющие дело с информацией и имитацией интеллектуальных операций с нею, то есть всякие интеллектуально-информационные устройства. Успех их был умопомрачительным, беспрецедентным. В течение жизни двух-трех поколений они покорили человечество. Они стали всесильными божествами нашего Глобального Человейника.

Личные компьютеры, в которые мы «записываем» информацию о нашей индивидуальной жизни, в шутку называют исповедальниками. А всерьез их считают материализацией нашей духовной жизни, наших бестелесных душ. Они прошли три этапа в своем развитии: печатания пальцами, диктовки голосом и думания про себя. Появились даже такие исповедальники, которые записывают сны и неосознанные мозговые процессы, то есть подсознание. Уже в XX веке были изобретены миниатюрные устройства, позволяющие пользоваться исповедальниками на любом расстоянии от них.

Точно так же в XX веке были изобретены миниатюрные устройства, позволяющие получить справку по любому вопросу из глобальной информационной сети. Современный человек уже немыслим без таких универсальных информаторов, как и без исповедальников. Считается, что благодаря таким универсальным информаторам мы носим с собой (именно с собой, а не в себе!) все богатства познания, накопленного человечеством за всю прошлую историю, – стали сверхлюдьми. Но это ничуть не препятствует тому, что подавляющее большинство таких сверхлюдей является дураками и невеждами.

Состояние умов

О том, что мы, граждане Западного Союза, должны думать по тому или иному вопросу, мы узнаем после того, как социологи произведут соответствующий опрос населения Западного Союза, а идеологи найдут соответствующую интерпретацию результату опроса. Таким образом, социологи узнают, что именно мы думаем по данному вопросу, и сообщают нам об этом, а идеологи учат нас тому, что мы должны думать о том, что мы думаем.

Но иногда этот круговорот идей нарушается. Недавно социологи произвели опрос на тему, в какую историческую эпоху опрашиваемые хотели бы прожить их жизнь. Результат опроса получился обескураживающий: более восьмидесяти процентов опрошенных заявили, что они предпочли бы жить в те годы, когда достижения нашей цивилизации были еще только мечтой, а не реальностью. Идеологи объяснили такой результат опроса тем, что опрошенные имели идеализированное представление о прошлом, подобно тому, как в прошлом люди идеализировали будущее. При этом осталось непонятным, откуда взялась эта идеализация прошлого, если наша идеология тщательно следила за тем, чтобы ее не было, а вся наша система образования и культура создавали далеко не идеальный образ прошлого. Другие идеологи дали другое объяснение: для людей главное – не то, что они уже имеют, а надежда на то, что они это будут иметь когда-нибудь. Поэтому надо часть осуществившихся лучших мечтаний отменить, то есть вернуть людей в ту эпоху, в которой они хотели бы жить. Третьи идеологи высмеяли это предложение как утопичное. В общем, решили оставить все как есть, поскольку мнение большинства опрошенных никогда не отражает мнения большинства живущих.

Что касается меня, то я предпочел бы XX век. Это был последний век в истории человечества, когда люди еще надеялись на будущее. После этого будущее наступило, и люди оставили всякую надежду на него.

В том же социологическом обследовании был вопрос, что граждане Западного Союза думают о Западном Союзе, не пользуясь универсальными справочниками. Оказалось, что девять из десяти взрослых и психически здоровых граждан Западного Союза либо вообще не знают, что такое Западный Союз, как, когда и почему он возник и какова его структура, либо имеют об этом весьма смутное и нелепое представление. Рядовые американцы, например, помещали Западный Союз в Техасе, а Верховным Президентом его считали популярного голливудского актера, обладавшего самой мощной мускулатурой в мире и потому игравшего роли суперменов далекого будущего. Рядовые немцы думали, что Западный Союз есть Четвертый рейх, включающий страны Восточной и Южной Европы, а также земли бывшего Советского Союза до Урала и Волги. Рядовые французы думали, что это – организация правых сил, намеревающихся сократить приток иностранцев во Францию хотя бы на 5 процентов, не прослыв при этом расистами.

Западный Союз – сравнительно молодое образование. Можно допустить, что массы населения еще не успели привыкнуть к нему. Но исследование показало, что граждане стран Западного Союза ничуть не больше знают о явлениях своего общества, существующих веками. Даже образованные слои населения имеют весьма смутное представление о реальной структуре своего общества и о том, как функционируют его различные подразделения, сферы, учреждения. Левые газеты писали… Сказав это, я задумался. Мы употребляем выражение «газеты писали» и тому подобные, хотя наши «газеты» не имеют по их физическому виду ничего общего с листами бумаги прошлых веков: это теперь – технические устройства, с помощью которых можно читать и слушать то, что раньше печаталось (писалось) в настоящих газетах. Но мы настолько привыкли к новому словоупотреблению, что не обращаем никакого внимания на этимологию слов. Для сравнительно немногочисленных любителей старины газеты, так же как и журналы и книги, делаются в таком виде, как они делались в прошлые века.

Итак, «левые» газеты писали, что факт стремительного падения уровня образованности населения западных стран перестали отрицать даже политики и идеологи. К тому же где вы теперь найдете взрослого человека, которого можно было бы считать психически здоровым?! Психически пустых полно, но разве отсутствие психики есть признак ее здоровья? «Нейтральные» же газеты писали, что исследование все же ошибочно считать бесполезным. Благодаря ему то, что до этого циркулировало в форме гипотез и мнений, обрело статус научной истины. А что касается уровня образованности населения, то никаких оснований для паники нет, так как аналогичное снижение имело место в прошлой истории Запада неоднократно. Например, в конце XX века в самых передовых странах Запада, по сообщениям газет тех лет, много миллионов людей вообще не умели читать и писать, в США – до тридцати миллионов, во Франции – до шести, в Германии – более трех. Тем не менее это не мешало Западу добиваться колоссальных успехов в экономике и культуре и одерживать блистательные победы над коммунистическим миром, который хвастался стопроцентной грамотностью населения. И вообще, согласно новейшим научным теориям, умение читать и писать давно перестало быть признаком культуры. Зачем нужны эти устаревшие навыки, если с современной техникой можно прослушать любой текст и продиктовать все то, что раньше писали, в особое пишущее устройство?

Столь же нелепыми оказались представления о Глобальном Обществе. Большинство опрошенных вообще отвергло его существование. О каком мировом единстве может идти речь, если за последнее столетие не было ни минуты без войн?! Если на какое-то время и возникает единство, то главным образом для уничтожения излишнего населения. По самым скромным подсчетам, за сто лет искусственными «мирными» средствами было уничтожено до четырех миллиардов человек.

Возникла острая дискуссия по проблеме: должны ли вообще рядовые граждане знать, как устроено и как функционирует их общество? Одни утверждали, что в этом нет надобности, и ссылались из муравьев, которые понятия не имеют о том, что получается из их совместной деятельности, но строят превосходные муравейники и живут в них так, что им позавидовать можно. Другие же утверждали противоположное. Они говорили, что люди – не муравьи, что человеческий «муравейник» («человейник») посложнее муравьиного, что у муравьев тоталитаризм, а у нас – демократия, демократия же не может быть подлинной, если члены общества не знают, в чем именно она заключается. Участников дискуссии роднило одно: те и другие говорили несусветную чушь, как о Западном Союзе, так и о Глобальном Обществе.

Я

Мною со школьных лет овладела страсть познания того общества, в котором я волею случая возник к жизни. Как и почему это произошло, не могу объяснить. Только однажды я вдруг осознал, что реальность нашего общества имеет малого общего с нашей официальной его концепцией и со всем тем, что о нем можно узнать из средств массовой информации, литературы, кино и науки. Это меня поразило. Разумеется, я скрыл свое прозрение от всех. Я тогда также понял, что истина о нашем обществе есть самый запретный плод в нашем земном раю, каким принято изображать наше общество. Позднее я сделал робкую и завуалированную попытку высказаться на эту тему в университетской диссертации и был за это немедленно подвергнут остракизму в академической среде. У нас инакомыслящих не жгут на кострах, как во времена инквизиции, и не сажают в концентрационные лагеря, как в тоталитарных режимах XX века. У нас против них есть более гуманные средства: их просто игнорируют, и они не появляются вообще. Высшая демократия заключается не в том, чтобы предоставить свободу диссидентам, а в том, чтобы организовать жизнь так, чтобы в них отпала всякая потребность, – чтобы на них не было спроса.

В университете я специализировался по XX веку. Копаясь в архивах, я установил для себя, что начало Западного Союза и Глобального Общества надо искать не в эпохе Возрождения и даже не в буржуазных революциях XVII–XIX веков, а во второй половине XX века, в период «холодной войны». Именно тогда сформировались все основные предпосылки и тенденции, которые потом лишь усиливались, проявлялись и расползались по планете. Вся последующая эволюция человечества не внесла в этот процесс ничего принципиально нового. Она внесла в него множество новых пустяков и мелочей, раздутых в идеологии и пропаганде до масштабов мировых революций, событий века, событий тысячелетия. Чем пустяковее сущность истории, тем грандиознее ее фальсификация.

Мне тогда показался символичным тот факт, что наша современная цивилизация зародилась не в огне мировых войн XX столетия, а в оледенении «холодной войны» 1946–1986 годов, основными видами оружия в которой были коварство, подлость, клевета, подкуп, разврат, предательство и прочие мерзости. В нашей победе в этой войне не было ни крупицы благородства, героизма, жертвенности, идейной одержимости. И это наложило печать на всю нашу последующую историю. Все то, что наша идеология, пропаганда, культура и наука приписывают нам, есть фальсификация истории, вымысел и воровство у других. Мы родились как плод клятвопреступления, коварства, диверсии, подлога и блуда, объявив себя затем наследниками всего того, что сделали другие. Особенно удручающе на меня подействовало не видение реальности нашего рождения как такового, а сознание того, что мы при этом боролись за выживание и иного пути выживания у нас не было. Мы родились как исторический ублюдок и развились в глобального монстра, призванного завершить историю человечества, не в силу стремления к этому, а в силу холодного расчета и предопределенности неживой материи.

Идейно-цивилизационный и исторический базис «европейских ценностей» и «европейского пути развития»

Частое и регулярное применение современной украинской публичной элитой, понятий «европейские ценности» и «европейский путь развития», при отсутствии попыток дать их четкое и однозначное определение (лучше всего юридическое, так как в основном эти фразы звучит из уст деятелей законодательного органа Украины), на наш взгляд требует изучения и анализа того что за этими понятиями может стоять. Эта статья предлагает вашему вниманию изложение фактов, и соответствующих выводов, которые могут способствовать лучшему пониманию, вышеупомянутых, широко и часто употребляемых фраз.  

Изложим ключевые события европейского исторического пути развития за последнее тысячелетие, оказавших наиболее существенное влияние, на формирование морально-нравственных и цивилизационных основ западноевропейского общества, и всей западной цивилизации: 

Их нравы-30 (17 сентября — 13 октября)

Латвийский мемориал "Защитникам Бауски против второй советской оккупации" - монумент, чествующий нацистских полицаев.

17 сентября. Полиция бельгийского города Антверпен задержала 230 участников несанкционированных протестов исламских радикалов. Сообщается, что манифестанты выкрикивали: «Неверные собаки» и «Поднимемся вместе».

17 сентября. НАТО ответило на убийство четырех военнослужащих ISAF, нанеся авиаудар по восточной афганской провинции Лагман. В результате налета погибло 9 женщин которые собирали в отрогах гор дрова и орехи.

17 сентября. В Латвии открыли мемориал «Защитникам от советских оккупантов» — Waffen SS

19 сентября. Вооруженный гранатой и пистолетом британец убил двух безоружных женщин-полицейских, заманив их в засаду.

Негры в зоопарках просвещенной Европы

Только в 1935-36 годах в Европе были ликвидированы последние клетки с неграми в зоопарках – в Базеле и Турине. До этого белые люди охотно ходили смотреть на чёрных в неволе (а также на индейцев и эскимосов).

Social Media Auto Publish Powered By : XYZScripts.com