Их нравы. «Просвещенная» Европа в XV — XVI вв. Часть 2

viii_1_by_hans_holbein_the_younger

В Европе процветала преступность, для этого существовали все условия. Разорившиеся дворяне, оставшиеся без дела наемники и бедняки, нередко разбойничали на дорогах. Целая преступная субкультура «дна» существовала в крупных городах. И это притом, что система наказаний в Европе была крайне жестока. Тех, кого ловили, убивали безжалостно и кроваво. Надо сказать, что смертная казнь была обычным наказанием за многие проступки. Причём европейцы настолько привыкли к казням, что они сами по себе не были достаточным методом устрашения. За тяжкие преступления применяли изощренные виды казни. Людей публично замучивали до смерти, ломали поочередно кости, жарили на медленном огне, постепенно расчленяли, заливали расплавленный металл в горло (фальшивомонетчикам). Такие казни были одним из любимых зрелищ горожан. Развлечений было мало, поэтому люди приходили на казни как на праздники, всей семьей, с женами и детьми, старались занять места поближе, чтобы рассмотреть все подробности, пили, ели. Обсуждали с соседями искусство палачей.

Надо отметить, что именно столетия страшных казней, которые применялись практически за любую, даже малую провинность, заложили нынешнюю хваленую европейскую «законопослушность». Европейцы законопослушны не потому, что они действуют по велению совести и стараются жить по правде, а из-за страха жестокого наказания.

При этом частью фундамента европейской цивилизации была юриспруденция. Запад гордился тем, что унаследовал от Древнего Рима культ права. Закон считался самодовлеющей величиной, которой должны были подчиняться все, включая монархов. Однако законов на столетия наплодили такое количество, что в них разбирались только специалисты. Они же на их основании могли доказать что угодно. Любые акции в государствах Европы старались обосновать с юридической точки зрения – начало войны, повышение налогов и пр. Поэтому во всех европейских странах юристы занимали видное место (эта ситуация сохранилась на Западе до наших дней).

Почему Англия стала «колыбелью» нового порядка

В Англии в войне Алой и Белой розы (1455—1485) произошло «обрезание» старой элиты. Феодалы практически перебили друг друга в этом затяжном конфликте двух ветвей династии Плантагенетов — Ланкастеров и Йорков. В итоге власть получил Генрих Тюдор из дома Ланкастеров, основавший новую династию, правившую Англией и Уэльсом в течение 117 лет.

Воцарение Тюдоров в 1485 году считается началом Нового Времени в английской истории. Война Алой и Белой розы фактически подвела черту под английским Средневековьем. Тюдор сделал ставку не на баронов, а купцов, зажиточную прослойку городов и сельского населения. Торговое сословие сильно потеснило военную аристократию. К тому же монарх прижал остатки феодальной знати. Было срыто большинство укреплений, замков, которые делали баронов маленькими независимыми владыками. Были распущены баронские дружины. Баронам было запрещено нанимать, обучать воинов, формировать войска.

На основе торгового сословия стало складываться «новое дворянство» — джентри. Разбогатевшие торговцы, ростовщики и предприниматели приобретали земли, покупали титулы у короля. Новое дворянство не отличалось воинственностью, предпочитая деньги военной славе. Они были равнодушны к традиционным рыцарским забавам, вроде рыцарских турниров, дуэлей или охоты на крупного зверя, где можно было погибнуть или получить серьёзную травму. Зато были деловыми людьми, торговали, не гнушались ростовщичеством. Так английская элита переродилась из военной в торгово-ростовщическую. А в дальнейшем её разбавят купцы и банкиры Голландии и Италии, которые будут перебираться в Лондон, будущую столицу мировой колониальной империи. При этом новая английская элита сохранит жуткую спесь и надменность. Джентри будут всячески стараться подчеркнуть своё высокое положение, с помощью богатой одежды, экипажей. Будут стараться породнится с оставшимися аристократическими родами, выдавая дочек за бедных дворян, или беря в жены представительниц знатных родов. В результате и появится некий «мутант» — английская элита, которая испортит немало крови всей планете.

Утрата родового дворянства лишила Англию феодальной администрации. Поэтому главную роль в управлении графствами стали играть выборные мировые судьи. Они не только ведали сбором налогов, но отвечали за охрану порядка. Причём никакой оплаты за свой труд из казны они не получали. Поэтому эта должность была доступна только очень богатым людям. Особенностью Английского королевства была и парламентская система. Короли в ходе прежних конфликтов старались привлечь на свою сторону богатую верхушку городов, обращаясь к ней за деньгами, и предоставляя разнообразные широкие права. В результате возник двухпалатный парламент, утверждавший законы и решавший финансовые вопросы. Понятно, что говорить о «демократии» в этот период не стоит.

Современники Ивана Грозного

Генрих VII — король Англии и государь Ирландии в 1485—1509 гг., был бережливым монархом, значительно укрепившим английский бюджет, сильно разоренный в годы Столетней войны и войны Алой и Белой розы. При нём Англия стала участвовать в процессе Великих Географических открытий. Генриха VII поддержал экспедицию итальянца на английской службе Джованни Кабото (он же Джон Кабот) в Америку и тот открыл Ньюфаундленд.

Ему наследовал второй сын — Генрих VIII Тюдор (правил в 1509 — 1547 гг.). Он стал ключевой фигурой английской истории, который провел черту между средневековьем с его рыцарским культом и господством христианской морали и Новым временем, где культ денег и погоня за наживой вышли на первое место. «Огораживание» и «кровавое законодательство» стали своего рода жертвоприношениями перед строительством Нового порядка.

В юности Генриха готовили к принятию духовного сана. Генрих посещал до шести месс в день и писал сочинения на богословские темы (как будет видно в дальнейшем, это нисколько не облагородило этого человека). Из-за ранней смерти брата, Артура, Генрих стал главным претендентом на престол. Отец, желая укрепить отношения с Испанией, женил его на Екатерине Арагонской, дочери Изабеллы Кастильской и вдове своего брата Артура.

Наступила важная эпоха в истории Англии. Король Генрих VIII больше всего известен Английской Реформацией, что сделало англичан в большинстве своем протестантской нацией. Отметился этот монарх и своей активной семейной жизнью — всего у короля было 6 жён. 17-летнему монарху не понравилась система бережливости и экономии, которая сложилась при его отце. Он был молод и жаждал развлечений. Он начал своё правление с того, что казнил главных финансовых советников, Дадли и Эмпсона, которые вздумали перечить монарху. А затем активно занялся тем, к чему стремился, т. е. охотой, попойками и женщинами.

Реальная же власть принадлежала кардиналу Томасу Уолси. Этот временщики, сын мясника, поднялся вверх по социальной лестнице ещё при Генрихе VII, войдя в круг его приближённых и став советником короля. Уолси не забывал себя, прибрал к рукам архиепископство Йоркское, стал канцлером Английского королевства и кардиналом. За два десятилетия своего нахождения в фаворе кардинал Уолси (Вулси) нажил огромное состояние. Жил в роскоши, построил дворец Хэмптон-корт и заложил Крайст-Чёрч в Оксфорде. Несмотря на целибат, имел незаконнорожденных детей. В своей внешней политике пытался сделать Англию «арбитром», который будет надзирать за положением дел в континентальной Европе.

В 1512 – 1525 гг. Генрих VIII воевал с переменным успехом во Франции. Больших успехов не достиг, казна опустела и с французами пришлось заключить мир. В это же время в Англии был начат процесс «огораживания» — насильственной ликвидации общинных земель. Основная масса пахотной земли в Англии находилась в руках дворян, церкви и короны, крестьяне не обладали правом собственности на свои земельные наделы. Поэтому землевладельцы-лорды легко изымали земли у крестьян, превращая их в пастбища для овец. Экспроприированные земли отгораживались от небольших наделов, оставленных крестьянам, поэтому процесс и получил название «огораживание». С развитием английской суконной промышленности при Тюдорах XV—XVI веков и ростом цен на шерсть, пастбища стали важнее, чем ведущие натуральное хозяйство крестьянские хозяйства. Как отметил в своей «Утопии» Томас Мор: «Можно сказать, что овцы стали пожирать людей». Процесс «огораживания», который затянулся на столетия, стал причиной вымирания английской деревни. Ещё один толчок к депопуляции деревни дала Английская реформация, в процесс которой монастырские крестьяне были выгнаны с конфискованных в казну церковных земель. Крестьяне массово становились бродягами, нищими и разбойниками. Города не могли поглотить и дать работу всем бывшим крестьянам.

Английское законодательство рассматривало таких людей как «добровольных» преступников. Начало «кровавому законодательству» положил статут 1495 г. короля Генриха VII. Особой жестокостью отличались статуты 1536 и 1547 гг. Генриха VIII и Эдуарда VI. Лиц, обвиненных в бродяжничестве и в собирании милостыни без разрешения властей, можно были бичевать, клеймить, отдавать в рабство на время (в случае побега, пожизненно, при третьей поимке – казнили). Эдуард позволил отдавать каждого праздношатающегося в рабство тому человеку, который на него донесёт. Хозяин мог его продать, отдать в займы, как всякое движимое имущество или скот, завещать по наследству. Всякий человек мог отнять у бродяги его детей и держать их при себе в качестве учеников — девушек до 20 лет, юношей до 24 лет. Если они пытались убежать до наступления соответствующего возраста, они превращались в рабов своих хозяев. Бедняки были обязаны работать на округ или людей, которые обязывались их кормить, поить и обеспечить работой. Такого рода рабы — «рабы приходов», просуществовали в Англии вплоть до 19 столетия.

Закон королевы Елизаветы (правила в 1558 — 1603 гг.) от 1572 года предусматривал, что нищие и бродяги старше 14 лет, которые не имели специального разрешения собирать милостыню, будут подвергнуты жестокой порке и наложению клейма на левое ухо. При Якове I (1603 — 1625), лицо, праздношатающееся и просящее милостыню, считалось бродягой. Мировые судьи имели право подвергать таких людей публичной порке и заключать в тюрьму попавшихся первый раз на 6 месяцев, а попавшихся во второй раз – на 2 года. Эти положения закона действовали в Английском королевстве вплоть до начала 18 столетия.

Английское королевство при Генрихе VIII отметилось не только «огораживанием» и «кровавым законодательством», но стало ещё одним эпицентром Реформации. Надо сказать, что предпосылкой этому послужила личная жизнь короля. Первоначально монарх не был заинтересован в Реформации и отметился, как жестокий гонитель протестантов. В 1521 году Генрих даже написал книгу против Лютера. Самих лютеран в Англии без долгих разговоров отправляли на казнь. За это он получил от папы почётный титул «защитника веры», чем весьма гордился.

Но через несколько лет ситуация кардинальным образом изменилась. Во Франции при дворе короля Франциска I служила фрейлиной англичанка Анна Болейн. Молоденькая девушка быстро попала в «сферу интересов» французского короля, который был весьма любвеобилен и имел целый гарем для этих целей. В 1520 году девушка вернулась в Англию и появилась при английском дворе. Французский опыт, умения «галантной» Франции быстро сделали её «звездой» английского двора. Английский монарх не любил и не уважал свою жену Екатерину Арагонскую. Она ему досталась «по наследству» от брата, была старше его. К тому же все дети молодых супругов либо рождались мертвыми, либо гибли в младенчестве. Единственным их выжившим ребёнком была Мария. Кроме того, король обладал бурным темпераментом и постоянно «пасся» где-то на стороне. Причем не отличался французской или итальянской галантностью и утончённостью, брал то, что хотел, не думал об ухаживаниях или подарках. Любовниц под настроение мог избить так, что они по сообщениям источников на многие недели теряли дееспособность.

Анна не обладала выдающейся красотой, но умела себя хорошо подать, имела хорошие умственные способности и затеяла опасную игру. Грациозная, необычная девушка понравилась королю. Держала себя строго, в постель к монарху не спешила. От места фаворитки отказывалась. Недоступность девицы разожгла короля и он поддался. Решил жениться на ней и предложил корону. Предлогом для отставки Екатерины стало отсутствие наследника. Генрих был уверен, что папа не откажет «защитнику веры». Кардиналу Томасу Уолси было поручено «уладить личное дело короля» в Риме.

Римский папа Климент VII отказался. Тогда английский король Генрих потребовал развода. Кардинал Уолси, зная характер своего короля, убеждал Екатерину Арагонскую ради блага католицизма и Англии, добровольно согласится на развод и уйти в монастырь. Однако гордая испанка отказывалась, говоря, что желает жить в браке и пусть её разрубят на части, но в монастырь она не пойдёт. Папа также отказывался, Екатерина была родственницей могущественного императора Священной Римской империи, короля Кастилии и Арагона Карла V. Для Уолси это дело стало концом карьеры. Уолси попал в опалу, был лишен всех титулов, обвинен в измене и арестован. Все его богатства были конфискованы. Правда, бывшему могущественному временщику повезло, до суда он не дожил, умер в темнице.

Лордом-канцлером стал Томас Мор, который к этому времени уже был канцлером герцогства Ланкастер и спикером Палаты общин. Он попытался выполнить волю монарха, но успеха в Ватикане не добился. Генрих обиделся и решил вообще порвать с Ватиканом. В 1532 году парламент по его приказу принял закон, который предписывал духовенству не предпринимать ничего, что было бы неугодно королю. Также король Генрих заставил духовенство признать себя главой Церкви Англии. Архиепископом Кентерберийским был избран Томас Кранмер, ставленник короля и явный сторонник протестантизма. Он расторг брак короля и обвенчал Генриха с Анной. Екатерина Арагонская продолжала упорствовать, была взята под стражу и вскоре умерла (есть мнение, что её отравили). Её дочь принцесса Мария объявлялась незаконнорожденной. Наследницей престола стала Елизавета, дочь Анны Болейн.

Папа в ответ отлучил Генриха от церкви. Но того это не смутило. Генрих дал распоряжение провести «научные изыскания», и Оксфордский университет выдал заключение, что «Священное Писание не дает римскому епископу никакой власти над Англией». В 1534 году парламент принял «Акт о супрематии», который сообщил, что король является «верховным главой Английской Церкви». Только епископ Рочестерский Джон Фишер и Томас Мор отказались это признать. Их обвинили в измене и казнили.

Дело в финансовом отношении было весьма выгодным. Генрих одним махом обогатился на 1,5 млн. фунтов. Несколько сотен монастырей закрыли, их имущество и земли Генрих оставил себе, или раздал и продал «новому дворянству», которое поддерживало монарха. Тысячи монахов и монахинь оказались на улице – идите куда хотите. На монастырских землях провели огораживание, что обездолило тысячи крестьян.

Далеко не все англичане безропотно встретили эти религиозные эксперименты. В северных графствах началось восстание во главе с Робертом Эксом. Его участниками были дворяне, горожане и крестьяне. Правда, бунт получился условным. Его участники считали себя законопослушными и верными подданными короля. Бунт получил название «Благодатного паломничества». Люди пошли «паломничеством» к королю, и стали просить монарха и парламент изменить решения. Генрих притворился милостивым королем, вступил с ними в переговоры, принял петиции, пообещал подумать и попросил разойтись. Когда люди разошлись, 200 предводителей были схвачены и казнены, других высекли. Больше желающих «бунтовать» не нашлось.

topwar.ru

Их нравы. «Просвещенная» Европа в XV — XVI вв

  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Я.ру
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Social Media Auto Publish Powered By : XYZScripts.com