Расцвет титоизма и строительства «рыночного» социализма на деньги Запада. Искусственное повышение жизненного уровня

Создание временного среднего класса

Известно, что Югославия относительно небольшая страна и 30 миллиардов долларов, полученные Тито, были для нее немалыми деньгами. Тито всегда любил пожить на широкую ногу, а находясь у власти, тем более. Подробно уже описаны его 21 дворец и резиденция на Брионах. Создал он и лелеял мощную полицию, большие деньги шли на содержание собственной партбюрократии, но все же, все они не могли проесть, как говорится, за один присест. Перепадало и на развитие туризма, строительство стратегических автострад, репрезентативных гостиниц, и на закупку лицензий по развитию легкой промышленности, создание совместных предприятий с «дружественными» западными концернами. Финансовую поддержку в 60-70 годы получила и удобная кредитная система, обеспечивающая распространение и проедание части получаемых в то время займов МВФ. Спросите любого обеспеченного белградца или жителя Загреба — как это он построил такой фешенебельный дом, или — как это Вы достали такую шикарную квартиру? Обязательно последует ответ в духе — вот, понимаете, достал в конце шестидесятых, /пятидесятых или семидесятых/ годов на выгодных условиях кредит и…!

Искусственно взвинченный займами уровень жизни и на этой основе появление временного «среднего класса», возможность сплавить до 1,5 миллионов молодых югославов и югославок на черновую работу в западные концерны, записав их в «гастарбайтеры», открытие западных границ для всевозможного импорта, создавали устойчивую картину благополучия. В то прекрасное время конца пятидесятых — семидесятых годов проправительственная пресса (а другой и не было), взахлеб восхваляла такой удачный «рыночный, гуманный, самоуправный, демократичный» социализм. Правда, в это же время, в этой самой прессе, в «Политике», «Борьбе», «Веснике» и других, нет-нет,да и можно было прочитать такие заголовки: «Количество наших гастарбайтеров достигло 1.000.000», «9 000 югославских девушек моют лестницы фешенебельных домов Вены», «Жуткие условия жизни шахтеров», «О трагическом положении детей наших гастарбайтеров», «Рост наркомании», «Порнография заполонила киоски городов» и другие. Газеты пестрели также информациями о многочисленных аферах различных руководителей и директоров, обворовывающих самоуправные рабочие коллективы и откладывающих наворованные деньги в иностранные банки.

Вспоминая ту жизнь двадцатипятилетней давности, благополучный югослав может возразить: «Ну и что? Это же были издержки ! Зато, как мы пожили, как нас всех уважали. На похороны Тито аж 126 руководителей государств приехали!» И русский обыватель тоже может воскликнуть: «Ну и что ? Нам бы такие займы, вот бы пожить так!» К последней фразе необходимо незначительное добавление. Для того, чтобы в России создать ту же иллюзию благополучия, как в титовской Югославии, России необходимо обеспечить два условия: необходимо получить не 30 миллиардов долларов, а 300. А с учетом всех бывших республик и все 600 миллиардов и то без учета инфляции самого доллара за эти годы. Второе условие состоит в том, что Западу необходимо согласиться принять к себе на работу и те 20-30 миллионов будущих безработных, которых создаст рыночная стихия. Но ведь если смотреть реально, Тито получал за «дело», он же атаковал мощную цитадель социализма, считавшуюся до 1948 года неприступной. Горбачев же получил, пока разваливал страну, своих 100 миллиардов. А Ельцину за что давать? Крепость-то уже взята! Не то, что 600 миллиардов, 30 не дадут. Дадут только в том случае, если контрреволюционные устои, навязанные России, всерьез зашатаются.

Крах иллюзий титоизма и расплата за дьявольские займы

Югославия брала займы и жила своей специфически богатой жизнью, правда, была вся в долгах. Дело дошло до комически-трагического казуса. Появились в конце восьмидесятых годов сообщения в печати, что финансовые органы не знают, сколько и кому государство должно, и поэтому обратились к иностранным «знатокам» -помочь разобраться в этом запутанном деле. Любой хозяйственный руководитель, а тем более государственный деятель, знает (простой народ давно эту истину выучил назубок), что за займы у друзей надо, если не завтра, так послезавтра, расплачиваться, а за дьявольские займы тем более. Это, конечно, не относится к руководителям, которые считают, что «после них хоть потоп».

Большинство из 1.5 миллионов гастарбайтеров-югославов и их жен, напряженно работали на фабриках и заводах, в гостиницах и больницах, уличными санитарами и вышибалами в борделях Гамбурга и Амстердама, Мюнхена и Вуперталя, Ганновера, Цюриха, Норрчепинга, Граца, Гетеборга, Льежа и других городов» развитого» Запада. Стремились они поднакопить своим трудом денег для того, чтобы потом в дорогой Юге — так ласково называли они родную Югославию — построить дом, открыть мастерскую по своей специальности и опять зажить на своей земле. Часть из них не выдерживала западного образа жизни и скатывалась на дно этого мира, пополняя ряды люмпенов, мафиозных и гангстерских группировок.

О потрясающем трагизме положения югославских гастарбайтеров в «цивилизованной «Европе с болью говорил в своих книгах «Пети прст» (пятый палец) и «Люди са 4 прста» сербский писатель Булатович. Эти книги совершенно не случайно не были переведены и изданы на русском языке стараниями все тех же «шестидесятников», ибо это был бы жестокий удар по их любимому титоизму, реформаторству и западному идолопоклонству.

Необходимо также помнить, что все гастарбайтеры находились под систематическим прессом идеологической обработки американизированной европейской масскультуры вперемешку с умелой социал-демократической демагогией и добавлением коварного влияния католицизма, протестантизма, фундаментализма, да еще под непрерывной обработкой националистических эмигрантских организаций усташей, четников и т.п. Рабочий же класс под влиянием искусственного повышения жизненного уровня части населения, сопровождаемого пропагандой наживы любыми способами, разъединяемый националистическими движениями в самой стране, расцветающих в условиях «рыночного социализма», к сожалению, не мог, в условиях культа личности, сопровождаемого жесткой диктатурой, сплотиться на защиту своих интересов и интересов своего государства.

Так проходили годы, приближалась расплата — экономическая катастрофа в 1989 году и кровавая развязка в 1991 году.

18 декабря 1989 года в своем докладе парламенту предпоследний премьер-министр СФРЮ А.Маркович, говоря о причинах экономической катастрофы, в которой оказалась Югославия, на основании экономического анализа сделал горький, но правдивый вывод, заключающийся в том, что та ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА «рыночного, самоуправного, гуманного, демократического» социализма, которую создал Тито по задумкам Запада и которую они возводили в течение тридцати с лишним лет с помощью западных займов и союзников, без ежегодных систематических дотаций МВФ и других организаций, нежизнеспособна и ввиду прекращения этих дотаций «ПРИКАЗАЛА ДОЛГО ЖИТЬ» (Почему прекратились дотации, А.Маркович не указал, и об этом пойдет разговор ниже; он остановился на возможных выходах из экономической катастрофы. По его мнению в 1989 году существуют только два пути. Либо вернуться к плановой экономике, либо с открытыми глазами провести полную реставрацию капитализма со всеми отсюда вытекающими последствиями. Первый путь, по словам А.Марковича, к сожалению, в условиях 1989 года нереален, ибо требует, чтобы Югославия опиралась на силу социалистического содружества и СССР, но под руководством Горбачева эти государства настолько ослабли, что не только другим, а и себе вряд ли могут помочь. Второй путь возможен только при обеспечении западных инвестиций в полном объеме. Западному капиталу должны быть даны гарантии, что он может покупать в Югославии все, что ему заблагорассудится — землю, заводы, рудники, дороги и все это должно гарантироваться новым союзным законом, который должен быть немедленно принят. Маркович обратился к Западному капиталу с просьбой ускорить инвестиции и взять на себя команду по их реализации.

И для того, чтобы, как это часто бывает, трагедия превратилась в фарс, Маркович, чувствуя, что Запад с инвестициями спешить не будет, вынужден был обратиться к югославам — миллиардерам, убежавшим с крадеными народными деньгами на Запад и осужденными югославским судом в 60 — 80 годы со слезной просьбой проявить «патриотизм» и инвестировать свои капиталы (их оказалось около 7 миллиардов долларов) в югославскую экономику, показать пример западному капиталу. С югославской стороны, заявил А.Маркович, им будут гарантированы те же права, что и западным капиталистам.

К слову сказать, читатель наверное обратить внимание на некоторую схожесть «уплытия» югославских трудовых миллиардов 60-х — 80-х годов с «уплытием» русских трудовых миллиардов в течение 90-х годов в те же роскошные западные банки, с той только разницей, что русских «уплывших» миллиардов будет как минимум на порядок больше. И это неудивительно — страна то на порядок и больше и богаче. Удивляет другое. Оказывается и в России находятся горе-политики и горе-руководители, которые, как и бывший премьер министр СФРЮ Маркович, надеются, что сегодняшний доморощенный вор-предприниматель проявить свой воровской «патриотизм» и покажет пример иностранным инвеститорам как хорошо вкладывать свои капитали в сомнительное дело. Вот поистине, вершина демагогии конца XX века!

Конечно, ни западные богачи, ни югославские богачи-жулики, живущие на Западе, не поспешили на помощь Югославии. Они либо были информированы, либо своим спинным мозгом чуяли, что стратегические, геополитические интересы Запада предначертали для посттитовской Югославии начала 90-х годов третий путь — путь полного развала и расчленения страны. Почему?

Православие, культ личности Тито и административные границы югославских союзных республик

Прежде чем попытаться ответить, почему это цивилизованный Запад предначертал для Югославии путь развала и расчленения ее в самом начале 90-х годов, а также почему довольно быстро распалась Югославия, необходимо рассмотреть и другие факторы, повлиявшие на принятие такого решения и обеспечившие довольно легкую реализацию задуманного.

Если рассматривать Социалистическую Федеративную Республику Югославию по религиозным признакам, то, как известно, три республики — Сербия, Черногория и Македония были православными, две — Хорватия и Словения были католическими, а в Боснии и Герцеговине жили православные сербы, затем сербы, принявшие во время турецкого ига ислам и около 18% хорватского католического населения.

Необходимо отметить, что еще задолго до турецкого нашествия на Балканы в XIV веке, здесь непрерывно сталкивались еще с X столетия две религии — православие и католицизм. Экспансия католицизма, проводимая Ватиканом с раннего средневековья до наших дней, не имела успеха, ибо в X-XIV веках католицизм не воспринимался православными сербскими княжествами и царствами, расположенными на территории сегодняшних республик Черногории, Сербии, Боснии и Герцеговины. Линия раздела между православием и католицизмом шла от Равных Котар на Адриатике, через Лику по рекам Коране, Купе, Саве и далее на Пакрац. Даже Чехия и Моравия в IX веке были православными, пока ретивые служители Рима не ослепили и не прогнали Мефодия. Турецкое нашествие в XIV-ХV столетиях уничтожило сербские княжества и привело к насаждению в городах и городках Боснии и Герцеговины ислама и исламизации части сербского населения в этих местах.

После же распада турецкой империи в XIX веке Боснию и Герцеговину оккупирует австро-венгерская империя и граница водораздела между православием и католицизмом передвигается условно на восток — на реку Дрину, а точнее на административные границы православных государств Сербии и Черногории с одной стороны и римокатолической австро-венгерской империей с другой. Борьба против католической экспансии продолжалась. На ее пути стояли небольшие свободолюбивые славянские государства, отстоявшие свою независимость в огне длительной национально-освободительной борьбы против турецкого пятивекового ига. При этом объективные исторические факты говорят о том, что длительную борьбу сербского и черногорского народа за свою свободу православная церковь поддерживала всегда как могла, а в период мощного народного восстания 1804-1813 годов она прямо встала на сторону восставших. Герой восстания протоиерей Матия Ненадович, близкий соратник Карагеоргия, был не только его секретарем, дипломатом, и священнослужителем в войсках, но при необходимости и командующим большими подразделениями, нередко сам участвовал в кровопролитных рукопашных схватках с поработителями.

В первой мировой войне, когда небольшая Сербия в 1914 году отклонила ультиматум Габсбурской католической империи, православная сербская церковь опять стала на сторону своего свободолюбивого народа и помогала,чем могла В 1939 году Ватикан попытался внести раскол в сербскую православную церковь, предложив под большим политическим нажимом подписать так называемый «конкордат», договор, несущий большие уступки католицизму по типу грекокатолической церкви униатов в Западной Украине. Сербский патриарх Варнава обратился к народу, получил его массовую поддержку и отбросил притязания Ватикана. Натиск католицизма был отбит, но патриарх Варнава в наказание за непослушание был отравлен.

И в период второй мировой войны 1941-1945 годов нередко в партизанских отрядах и в народно-освободительном движении можно было встретить православных священнослужителей. Таким был, например, поп Зечевич, примкнувший к восставшему народу и впоследствии участвовавший в высших органах народной власти на создаваемых партизанами свободных территориях. Таковым был священник Николич Иван, участник восстания против немецких завоевателей, активный участник сопротивления, за что четники, поймав его, зарезали финкой. Можно привести десятки имен священнослужителей, вставших в то трудное время на сторону восставшего и боровшегося за свою свободу народа.

Конечно, нельзя умалчивать и о том, что когда православная церковь становилась государственной религией, она примыкала к господствующим классам. Но эти факты мирного времени не должны заслонять и историческую истину, что в трудные годы борьбы за свободу православная церковь была всегда на стороне народа.

Католическая церковь, руководимая Ватиканом, державшим под своим контролем полмира, веками господствовала во всех великих империях от испанской и португальской с их бессметными колониями на Западе до священной римской империи, габсбургской, Речи посполиты и литовского великого княжества на Востоке. Конечно, она соблюдала свои интересы и была надежной опорой эксплуататорских классов этих же государств. Исторические условия, в которых она существовала и действовала, обуславливали ее постоянную, с небольшим исключением, реакционность. Если же посмотреть на ее роль на Балканах, то в Хорватии например, она в средние века постоянно была на стороне «ясновельможных» в основном немецких и венгерских магнатов и феодалов. Поэтому и логично, что если великого бунтаря — вождя сербских крестьянских масс в борьбе за свободу Карагеоргия, православная негосударственная церковь поддержала, то такого же великого сына хорватского народа, вождя обездоленных крестьянских масс Хорватии в борьбе за социальное и национальное освобождение в XVI веке — Матию Губца, богатая католическая братия с благословения господствующего Ватикана, поймав, «короновала» раскаленной до бела железной короной.

Спору нет, и католическая церковь выдвинула из своих рядов ряд блестящих умов и деятелей — таких, как Кампанелла, Джордано Бруно, Галилео Галилей, Мюнцер, Коперник, Гусс, хорват — надбискуп Дяковицкий Штросмаер, но все они в той или иной мере репрессировались Ватиканом. За одно только согласие с идеей братства южнославянских народов и ее пропаганду Штросмаера систематически преследовали. Известно, что протестантизм потеснил Ватикан с пьедестала главного рупора и идеолога эксплуататорских классов. В борьбе с протестантизмом за сферы влияния католицизм в ряде своих регионов меняет стратегию. В Латинской и Южной Америке очень часто выступает в роли защитника обездоленных и угнетенных. Но это в далекой Южной Америке. У себя же, здесь под боком на Балканах в борьбе с православием он пощады не знает.

В середине XX века Ватикан с усердием, достойным лучшего применения, приветствовал образование Гитлером в 1941 году на развалинах Югославского королевства фашистского государства во главе с усташами. С благословения Ватикана усташи осуществили геноцид православного сербского населения, проживавшего испокон веков на своих землях Сербской Краины, Боснии, в Славонии и Герцеговине. По своему зверству и дикости во второй мировой войне с этим геноцидом можно поставить в один ряд только американцев с их атомными бомбардировками городов Хиросима и Нагасаки.

Логичен был и такой, например, шаг Ватикана во второй мировой войне. В феврале 1942 года небольшую область Воеводины — Срем, отошедшую по решению Гитлера новорожденному усташскому государству, Ватикан решил в одночасье перевести в католицизм. В Среме население было сплошь православным. Нагнали фратеров, нагнали усташских головорезов и пошли селам сообщать свои решения. Конечно, сербский люд вздыбился, вместе с православными попами и под руководством коммунистов Срем стал одним из надежных крепостей народно-освободительного движения.

Так почему, при таком раскладе «заслуг» в Югославии, руководимой Тито, католическая церковь пользовалась гораздо большей свободой действий, чем православие? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо остановиться еще на одном моменте.

Был один вопрос, казалось бы, не игравший никакой роли в течение тридцати послевоенных лет и вдруг выскочивший в конце 80-х и в начале 90-х годов на первый план, прямо на острие ножа. Идет речь об административных границах шести республик. Ведь хорват чувствовал себя хорошо и в Белграде, и в Скопле, и в Любляне. Серб жил преспокойно в Словении, Боснии, Осиеке и Вуковаре и т.д. Боевой лозунг братства и единства был в войну и в первые годы после войны основополагающим и, казалось бы, незыблемым. Но если присмотреться внимательно к административным границам республик, у любознательного знатока югославской истории и этнографии могли возникнуть различные вопросы. Почему это, например, область Бараня отошла Хорватии, почему Далмация, никогда не входившая в Хорватию, не имеет хотя бы автономии, почему большие области, как Сербская Краина, Лика и районы Славонии, населенные сербами, не имеют автономии в Хорватии, а вот в Сербии образованы две большие автономии на правах республик и сама Сербия урезана как при турецком правлении до границ «Белградского пашалука»? Почему это знаменитый черногорский фиорд Бока Которска запирается хорватским перешейком? Почему республика Босния и Герцеговина, раз уж она образована как самостоятельная единица, имеет смехотворный выход на Адриатику всего в несколько километров, а Хорватия — более тысячи километров?

Почему это с 1948 года азбука кириллика под различными предлогами вытесняется из обихода и даже знаменитые сербские ракии-сливовицы «Монастирка» и «Клековача», писавшиеся одиннадцать веков кирилликой, вдруг стали писаться латинским шрифтом? Для патриархального сербского крестьянина это был нонсенс, уму непостижимый.

Так почему Тито, невзирая на основополагающие лозунги братства и единства, под их прикрьггием,не поднимая большого шума, форсировал Хорватию и обкорнал Сербию? Ведь налицо принципиальные нарушения и могли они при известных условиях всплыть на поверхность и обернуться против автора нарушений. Задействован здесь чисто субъективный фактор, который, к сожалению, часто действует под влиянием личных интересов. Будучи хорвато-словенцем по национальности, и ставя во главу угла своей деятельности прежде всего свои личные интересы он, — Тито, лично решающий вопросы административных границ, опасался,что из Сербии, основной по численности, по боевитости, по экономической мощи и огромному вкладу в народно-освободительное движение, по жертвам, принесенным на алтарь свободы, запросто может выдвинуться новый, более мудрый, способный и дальновидный руководитель, а поэтому необходимо различными способами умалить, обкорнать, зажать Сербию. Проводя такую антисербскую политику Тито заставил себя забыть о том, что он говорил в тяжелейшие дни ноября 1942 года. Но что не сделаешь ради удержания власти, ради прославления своего величия! Он даже пошел на открытую форму бонапартизма заставив послушный ему парламент записать в Конституцию страны, что он -Тито является пожизненным Президентом, а в Устав Союза коммунистов записать, что он — Тито является несменяемым Председателем коммунистической, как Тито утверждал, организации(?!?).

В этом, в очень сконцентрированном виде видна вся сущность и титоизма и «демократичности» системы, построенной на деньги Запада. Культ личности Тито устраивал и англоамериканцев, и Ватикан, пока им он верно служил. Способствовало раздуванию культа личности Тито также отсутствие в системе управления государством обратных связей и рычагов, которые препятствовали бы этому.

К сожалению, культы личности вождей устраивали и верха социалистических государств всего послевоенного периода и они, как сейчас отчетливо видно, являлись одной из существенных причин поражения систем управления социалистическими государствами. Как известно, к сожалению, до сих пор не выработаны ни теоретические, научно обоснованные разработки, ни серьезные практические мероприятия, абсолютно устраняющие это позорное явление в рабочем движении, превратившее руководителей социалистических государств в тормоз общественного развития и способствовавшее в 1991 году катастрофическому поражению первого рабоче-крестьянского государства — СССР, крупному поражению коммунистического движения трудового народа всего мира. Безусловно, гений пролетарской революции В.И. Ленин этот недостаток в развитии теории и практики социалистического государства восполнил бы со свойственной ему научной глубиной и конкретностью, однако, как известно, контрреволюция, к сожалению, не промахнулась, нанеся своими выстрелами во Владимира Ильича тяжелейший удар и по необходимым теоретическим разработкам и по обеспечению в условиях победившего социализма действительного народовластия.

Сейчас такая задача встала во весь свой рост и необходимо, чтобы она была решена передовыми людьми рабочего движения в ближайшем будущем. Как показывает действительность конца XX века, без решения этих вопросов и доведения их до масс трудящихся не может быть серьезной консолидации сил рабочего и коммунистического движения и его движения к будущим победам.

Из книги Предрага Миличевича «Шесть агрессий запада против южных славян в XX — ом столетии»

см. также

Ху из мистер Тито?

Поучительная история о том, как генеральный секретарь компартии Югославии из революционера превратился в исполнителя и реализатора замыслов западных стратегов

Стратегические замыслы Запада и их реализация через Тито Рыночный, «гуманный», «демократический», «самоуправный» социализм на деньги Запада

  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Я.ру
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Social Media Auto Publish Powered By : XYZScripts.com