шаблоны wordpress.

Поучительная история о том, как генеральный секретарь компартии Югославии из революционера превратился в исполнителя и реализатора замыслов западных стратегов

Заигрывание талантливого стратега Запада Черчилля с руководителем югославских коммунистов Тито началось, конечно, не в 1948 году, а несколько раньше. Шустрые биографы Тито об этом пишут в духе западной дезинформации — довольно туманно и противоречиво. Сам Форин Офис и его верный помощник Сикрет Интеллидженс Сервис (СИС) по этому вопросу вот уже более полувека ни слова. Однако, как говорят в народе, шила в мешке не утаишь. Достаточно сопоставить факты, которые с течением времени просочились по независящим от СИС обстоятельствам, и становится понятным нормальному человеку поведение Тито в 1948 г. Вот некоторые из этих удивительных фактов, а читатель сам рассудит.

Очень пунктуальный исполнитель директив Коминтерна (железная дисциплина была отличительной чертой коммунистического движения в то далекое время) генеральный секретарь ЦК КПЮ Тито, находясь в глубоком подполье, тем не менее в 1940 г. устанавливает секретную радиостанцию, поддерживающую связь с Коминтерном, в доме тайного сотрудника СИС В.Велебита (?!).

9 мая 1941 г. Тито нелегально переходит из Загреба в Белград и живет в фешенебельном буржуазном районе Белграда в виллах проанглийски настроенных буржуа — Рибникара, Савичевича, Петровича и оттуда руководит подпольем(?!).

Как известно восстание народа против оккупантов началось непосредственно после 22 июня 1941 г. Сразу была освобождена большая территория Сербии. Руководили восстанием члены ЦК КПЮ, которые после совещания 22 июня разошлись по своим регионам и были в гуще событий. Тито «запоздал» с выходом на свободную территорию на три месяца и прибыл в Колубарский партизанский отряд в Западной Сербии только 18 сентября 1941 г.

15 октября 1941 г. Тито приезжает в освобожденный г.Ужице, где находится Главный штаб партизанского движения. К этому времени английская подлодка высаживает на черногорское побережье Адриатики делегацию британского Генштаба. В делегацию входили капитан Хадсон от СИС, два майора королевской армии в Лондоне и телеграфист Драгичевич. Они через освобожденную партизанами территорию Черногории приезжают в Ужице, где были приняты Тито. О чем говорили Тито и Хадсон, неизвестно. На следующий день капитан Хадсон и оба майора ушли к Михайловичу, а телеграфист Драгичевич остался при Тито для поддержания телеграфной связи с Коминтерном (?!).

В конце ноября 1941 г. немецкое командование предпринимает большое наступление на свободную партизанскую территорию и 29 ноября атакует Ужице. Главный штаб и остатки защитников города отступают на Юг в горный массив Златибор и останавливаются в местечке Палисад, так как Тито нигде не было и все опасались, что он остался в городе. И вдруг после полуночи появляется Тито в сопровождении капитана Хадсона, и как пишут историографы, он задержался с Хадсоном в подвалах ужицкого банка. Откуда и как там оказался Хадсон — неизвестно.

Основные партизанские силы отступили в горы Боснии и Герцеговины вместе с Тито и ему в Боснии 25 февраля 1942 г. из Черногории сообщают, что вторая миссия британской разведки ищет связи с Тито и что они прибудут 19 марта 1942 г. Членами делегации были британский майор Т. Атертон, телеграфист Донован и генерал Неделькович. 16 апреля 1942 г. британская делегация ушла к Михайловичу.

Весной 1943 г. основная группировка партизанских соединений, перейдя реки Дрину, Пиву, Тару, оказалась в горных районах Черногории вблизи горы Дурмитор. Главный штаб партизан получил достоверные сведения, что немецкое командование собирается предпринять генеральное наступление (так называемую 5-ю офанзиву) с целью окружить партизанские соединения, сконцентрированные в районе Дурмитора, и, сжимая кольцо, полностью их уничтожить. Необходимо было до 20 мая уйти из опасного района, пока карательные дивизии не замкнули кольцо окружения. Однако Тито, находясь на плато в районе Черного озера, не давал приказа о своевременном уходе партизанских соединений из предстоящего немецкого кольца. Он ждал 3-ю британскую военную миссию, которая должна была прилететь и спуститься на парашютах на плато. Миссия опоздала на восемь драгоценных дней. Каратели вместе с четниками кольцо захлопнули. Наконец, делегация на парашютах приземлилась в 2 часа ночи 28 мая 1943 г. В миссии было шесть членов, из них два капитана — Б. Стюард и Дж. Дикин. Только на следующий день был дан приказ соединениям о прорыве немецкого кольца. Так как Вермахт имел достаточно времени, чтобы укрепить кольцо, потери партизанских соединений при прорыве были огромные. До 20.000 погибло при штурме и прорыве вражеских позиций. Несколько тысяч раненых партизан было добито карателями.

В марте месяце 1944 г. в освобожденный партизанами г. Дрвар премьер Великобритании Черчилль направляет к Тито свое доверенное лицо — сына Рандольфа Черчилля, который остается у Тито до мая месяца, а затем возвращается к отцу с подробным докладом о проделанной работе.

В августе 1944 г. премьер Великобритании Черчилль, будучи в Италии, приглашает Тито посетить его. Генеральный секретарь Компартии Югославии с радостью принял приглашение. Вот что пишуттитовские биографы, известные историки И.Божич, С.Чиркович, «М.Экмечич и В. Дедиер, подробно рассказывая об этих встречах: Черчилль и Тито встретились трижды в течение двух дней. Самая важная встреча была первая, и состоялась она 12 августа 1944г. с 12 до 13часов 15 минут. С югославской стороны присутствовала только Ольга Нинчич, (?) которая помогала при переводе и поэтому не успела составить никакой документ о содержании разговоров. С английской стороны кроме Черчилля присутствовал английский дипломат Пирксон Диксон который вел свой протокол. На остальных встречах Тито и Черчилля присутствовали с югославской стороны и ряд других деятелей. От них только исходят дополнительные сведения о самих встречах и о том,что они в кулуарных разговорах узнали, о чем собственно говорилось на первой встрече Черчилля и Тито». В связи с вышесказанным естественно возникают как минимум два вопроса:

кто такая Ольга Нинчич, что только ей доверялось присутствовать на первой (как биографы говорят) исторической встрече Черчилля и Тито, хотя рядом находились известнейшие руководители народно-освободительного движения и члены Политбюро ЦК КПЮ?

о чем все-таки шла речь в таком засекреченном первом разговоре между Черчиллем и Тито.

Оказывается, что Ольга Нинчич сотрудница Тито, дочь известного буржуазного деятеля королевской Югославии, который был министром иностранных дел в правительстве генерала Симовича, осуществившего с участием Интеллидженс Сервисом проанглийский переворот в Белграде 27 марта 1941 г. Будучи дочкой очень обеспеченных родителей, Ольга получила не только соответствующее образование, но и имела возможность посещать перед войной Англию. Здесь, очевидно, она пополняла свои знания не только в английском языке, но и в других сферах политико-общественной деятельности. Поэтому, естественно,что она вполне удовлетворяла не только соответствующие требования Черчилля и Тито, но и СИС, обеспечивающих такую во всех отношениях ответственную, секретную и историческую встречу. Неудивительно и то, что она в течение ряда последующих десятилетий ни словом не обмолвилась по существу об этой первой встрече Черчилля и Тито.

По существу самих разговоров на первой встрече Черчилля и Тито по крупицам разрозненных сведений, кулуарных разговоров, воспоминаний и реальных последующих поступков деятелей историографы сошлись во мнении, что Черчилль и Тито обсудили следующий круг вопросов. Прежде всего Черчилль был очень заинтересован в правильном, по его мнению, будущем общественном устройстве новой Югославии и реализации этой стратегии. Тито по данному вопросу дал исчерпывающие объяснения. Придя к обоюдному согласию, был подробно рассмотрен вопрос — что и как по этой встрече можно сообщить Сталину и Рузвельту. Ведь, надо было учитывать, что Красная Армия вот-вот вступит на Балканы. Был рассмотрен вопрос о политическом устранении Михайловича, теперь уже не нужного англичанам, о его сотрудничестве с оккупантами, а также решение вопроса с эмигрантским королевским правительством Югославии в Лондоне.

Военные вопросы сотрудничества в различных аспектах рассматривались уже на двух других встречах в присутствии генералов партизанского освободительного движения.

Учитывая вышесказанное не так и удивительно поведение Тито в послевоенные годы, конечно, при условии, что человек не поддастся невероятному количеству вымыслов, политической болтовни титовских и западных историографов. Ранее говорилось о начальном периоде строительства социализма в 1945-1947 гг. В них не упоминалось о различных мероприятиях Тито, которые указывали на его постепенные подготовительные шаги, направленные на отрыв Югославии от социалистического содружества народов. Эти шаги Тито довольно обстоятельно были проанализированы И. В. Сталиным и В.М. Молотовым в своих письмах, направленных Тито, Карделю и Ранковичу. Они сначала в очень мягкой форме товарищеской критики указывали на несуразности появившиеся во внешней и внутренней политике Тито, и постепенно с принципиальных позиций требовали точных ответов и объяснений. Письма эти были опубликованы в 1948 г. и при желании их можно найти и ознакомиться с ними. С высоты конца XX столетия видно, что десятки тысяч стойких югославских борцов против фашизма, сотни героических командиров партизанских отрядов и соединений, талантливые руководители тяжелейшего боевого подполья против оккупантов, а также И.В.Сталин и советское руководство недооценили сговор Черчилля и Тито 12 августе 1944 г.

В 1948 г. первый этап удачных стратегических замыслов Черчилля закончился переходом Тито в стан англоамериканцев.

Предыстория югославской катастрофы Расправа с коммунистической партией

Совершив предательство интересов народов Югославии, Тито в силу обстоятельств (если он хотел остаться у власти), в первую очередь должен был расправиться с Коммунистической партией Югославии(КПЮ), с живыми коммунистами, большая часть которых была закалена в кровавой битве с фашизмом, настроена была просоветски, непоколебимо верила в справедливость социалистических идеалов. Расчитывать на то, что их можно купить постами, карьерой — не приходилось. Разгром компартии был загодя подготовлен втихаря и с большим успехом осуществлен в 1948-1956 годах. Из 285 147 членов КПЮ, которые она имела в начале 1948 года, было исключено 218 379 человек, громадное большинство которых вынесло всю тяжесть борьбы за свободу и социализм. Все они были репрессированы и вместе с несколькими сотнями тысяч беспартийных прошли жернова жутких концлагерей — «Голого стока», «Святого Гргура», «Билеча», «Мермера»,« Забела», «Углян»,« Градишка», « Рамского Рита», «Главнячи» и других «святых» мест, входящих в систему ломки человеческой психики и воли по «демократическим» образцам и методам «цивилизованного» Запада.

Предатели, будучи у власти, всегда жестоко мстят великим сынам народа. Недаром сербы говорят: «Потурица гори от Турчина» [ Предатель хуже врага ]. Когда Тито в 1948 г. переметнулся к англо-американцам, а Югославию превратил в основной рупор антисоветизма, он спросил Момчило Джурича (того самого известного партизана, о котором раньше шла речь, и который в то жаркое лето 1948 г. командовал гвардейскими частями югославской народной армии) — ты со мной или против меня? Момчило ответил прямо, что лучшую свою долю народы Югославии могут строить только в союзе с Советской Россией. Другого пути нет. Поэтому он против Советской России не пойдет и Тито не советует. Его, как и десятки тысяч других югославских коммунистов арестовали в августе 1948 года.

Восемь долгих лет с 1948 по 1956 год провел Момчило Джурич в титовских застенках. К этим прославленным партизанам, как и к десяткам тысяч сербских, черногорских, хорватских, словенских, македонских коммунистов применялись такие изощренные пытки, какие автору «УНИОНА» и известным антисоветчикам Рыбакову, Солженицыну, Гранину, Евтушенко, Вознесенскому, М. Захарову, Аксенову, Солоухину, Сахарову, Шафаревичу и и иже с ними даже в самом страшном сне не могли присниться.

Ползучая контрреволюция, организованная Тито, набирала темпы и в борьбе со своими основными врагами — членами КПЮ, перекрывала «достижения» гестапо с лихвой. Гестапо стремилось людей уничтожить, контрреволюция же Тито стремилась сломить их морально и использовать их как зверей для устрашения народа. Любой ценой сломать волю, превратить их в озверевших предателей. Об этом периоде «тихой» контрреволюции и дикой расправы над людьми «гуманный» и «очень человеколюбивый» Запад молчал и о правах человека даже не заикался. Но писатели и литераторы Москвы, России, да и того же «цивилизованного» Запада могли бы при желании узнать об этой жуткой, именно жуткой правде, прочитав ее в книгах Мирослава Поповича «Бей банду», Миливоя Стевановича «В титовских фабриках «предателей», книгах академика Драгослава Михайловича, в рассказах женщин «Женский лагерь на Голом Отоке», собранных Драгославом Симичем и Бошком Тривуновичем и других материалах живых и уже мертвых свидетелей, переживших этот кошмар.

Ни одна из этих книг, благодаря «заботам» шестидесятников, Горбачева, Яковлева и иже с ними, не переведена на русский язык. Распространение этой правды не соответствовало интересам прозападной идеологической обработки россиян, проводимой шестидесятниками, не соответствовало интересам пропаганды титовского «рыночного ,гуманного»социализма на деньги Запада и планируемого шестидесятниками «реформаторства», что вкупе с другими факторами и расшатало основы советского общества. При таком огромном выборе фактического материала Ю. Лощицу, мягко говоря, просто некорректно, обсуждая эту проблему, ссылаться на бывших членов «Союза коммунистов»/Ск/,а теперь на националистически настроенных писателей Чосича и Исаковича. Они же в то трагическое время 1948-1960 годов «тихой» контрреволюции в Югославии были идеологическими подручными Тито при уничтожении компартии. Только идеологические перебежчики-конъюнктурщики способны на такое. Предав, перебежав, слегка отряхнувшись и отмывшись, усесться в удобное кресло, разглагольствовать о дичайших муках своих бывших боевых друзей, и как ни в чем не бывало давать «свою» оценку этих событий и поступков. Конечно, дают они оценку лживую, ибо себя надо обелить и перед детьми и перед историей.

Момчило Джурич выдержал и эти восемь лет непрерывных пыток и все-таки вышел моральным победителем. Будучи человеком высокообразованным и честным, никогда не путал время, хронологию событий, причины и следствия, рассматривал их в развитии, всегда требовал при серьезном разговоре конкретного анализа конкретной ситуации и всегда был готов посмотреть правде в глаза. И если в горячее лето 1941 года Тито, будучи руководителем КПЮ, проводил политическую линию борьбы народов Югославии против оккупантов, за свободу и независимость своей родины, да еще эта линия имела такого мощного и исторически проверенного союзника как Советская Россия, то Момчило Джурич считал эту линию действий единственно верной и он ее проводил всеми своими силами в тяжкие времена второй мировой войны. Поддерживал он лично и руководителя Тито, даже трижды спасал его от гибели. Но когда Тито, развращенный неограниченной властью и полной бесконтрольностью, совершил предательство, Момчило, невзирая на непомерный к этому времени (1948г.) культ Тито, в лицо об этом ему сказал. За что жестоко и поплатился, как и сотни тысяч его единомышленников.

Из книги Предрага Миличевича «Шесть агрессий запада против южных славян в XX — ом столетии»

см. также Ху из мистер Тито?

 

  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Я.ру
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Social Media Auto Publish Powered By : XYZScripts.com