шаблоны wordpress.

Фашизм в Англии

 Предисловие к книге Фредерика Мэллали Фашизм в Англии 1947г.

Война свободолюбивых народов против фашистских агрессоров дала могучий толчок борьбе за демократию во всем мире: основные очаги фашизма в Европе — Германия и Италия — разгромлены; фашистские партии в большинстве капиталистических стран были вынуждены притаиться. С усилением послевоенной международной реакции они вновь зашевелились; кое-где еще осторожно, а кое-где уже откровенно и нагло они пробуют перейти в наступление против демократических завоеваний, добытых кровью миллионов лучших сынов человечества.

Книга Фредерика Мэллали рассказывает о прошлой и нынешней деятельности фашистских организаций в Англии. Советский читатель прочтет ее с интересом, так как до сих пор с фактами и событиями, описанными автором, можно было ознакомиться лишь по кратким газетным сообщениям. Мы узнаем, что в Англии, кичащейся своими «демократическими свободами» английские фашисты задолго до войны в точности следовали немецким образцам. Они устраивали массовые избиения граждан, осмеливавшихся возражать их ораторам, терроризировали население рабочих кварталов Лондона и вели разнузданную неистовую антисемитскую пропаганду, сопровождавшуюся погромами малого и большого масштаба. Важнее всего то, что все это происходило под покровительством английской полиции и судебных властей. Ничем не препятствуя бандитским действиям фашистских молодчиков, полиция считала своей обязанностью охранять их от справедливого негодования антифашистов. Судебные органы, рассматривая дела фашистов, организаторов уличных нападений, неизменно решали дела в их пользу, при говаривая в то же время рабочих-антифашистов за действительную защиту демократии к суровым наказаниям.

Так, министр внутренних дел отказался произвести публичное расследование кровопролитного побоища, устроенного фашистами в Лондоне на митинге в павильоне Олимпия 7 июня 1934 г. По словам автора, все антифашисты, арестованные во время митинга в Олимпии, были оштрафованы или заключены в тюрьму, зато все фашисты были оправданы или приговорены условно.

Достоинством книги является то, что в подтверждение рассказанных событий автор приводит большое количество документов, в частности письма и показания свидетелей (принадлежащих к самым различным слоям общества) и жертв фашистского разгула.

Однако в книге Мэллали мы не находим всей полноты фактического положения, а его теоретические и практические выводы требуют к себе строго критического отношения. Ф. Мэллали — помощник редактора лейбористского журнала «Трибюн». Позиция у этого журнала неопределенная и неустойчивая: сам он причисляет себя к левому крылу лейбористской партии, но в действительности он часто занимает весьма правую позицию. То же самое можно сказать и относительно взглядов самого Мэллали на изложенные им события.

Выступая с разоблачениями деятельности английского фашизма и призывая к борьбе с ним, автор умалчивает о самом основном — о его реакционной классовой сущности.

В книге Мэллали нет точного определения фашизма. Он почти ни слова не говорит о монополистическом капитализме, об империализме как основном источнике фашизма. Характеризуя фашизм, И. В. Сталин указывал, что это «есть партия империалистов…партия врагов демократических свобод, партия средневековой реакции и черносотенных погромов»[1] Фашизм во всех странах мира возник в результате общего кризиса капитализма, с углублением которого «господствующие классы капиталистических стран старательно уничтожают или сводят на-нет последние остатки парламентаризма и буржуазной демократии, которые могут быть использованы рабочим классом в его борьбе против угнетателей, загоняют в подполье коммунистические партии и переходят к открыто террористическим методам сохранения своей диктатуры».[2] В странах, где господствующие реакционные классы лицемерно прикрывают свою диктатуру фиговым листочком парламентаризма, грязная работа — погромы, убийства из-за угла, избиения антифашистов — поручается титулованным и не титулованным фашистским бандитам.

У Мэллали не хватает решимости — или желания — ясно, недвусмысленно и до конца разоблачить это своеобразное «разделение труда», вскрыть непосредственную связь фашистских головорезов с заправилами финансового мира и некоторыми джентльменами из парламента.

Не сумев определить сущность английского фашизма, Мэллали, естественно, делает ряд ошибочных выводов, совершенно не приемлемых для советского читателя.

История развития британского фашизма совпадает, по мнению автора, с историей жизни и деятельности сэра Освальда Мосли, главаря фашизма в Англии. Биография этого незадачливого кандидата на роль английского Гитлера занимает центральное место в книге. Несколько слов Мэллали находит и для того человека, которого он считает предшественником Мосли. Это капитан Уильям Стэнли Шоу, в 1901 г. основавший «Британскую братскую лигу». Лига была организована на военный лад и вела пропаганду против иммиграции иностранных рабочих и против евреев. Впервые фашистами назвали себя организаторы небольших обществ «Бритиш фашисти лимитед», британских «национал-фашистов» и др. Все эти группки были затем объединены «Британским союзом фашистов», созданным Мосли.

Вот приблизительно и все о предшественниках Мосли. Его личной биографии уделено в книге несравненно больше места, чем историческим корням британского фашизма. Поэтому предшественником Мосли оказался, если судить по книге, незначительный капитан Шоу, в то время как несравненно более значительные фигуры остались в тени.

Между тем, говоря о предшественниках британского фашизма, нельзя обойти молчанием Сесиля Родса, известного авантюриста, колонизатора Африки, действовавшего самыми зверскими средствами, свирепого пропагандиста английского господства во всем мире. Нельзя обойти молчанием прозаика и поэта Киплинга, проповедника расового превосходства англо-саксов над другими народами. Надо назвать и Джозефа Чемберлена, который был, как известно, глашатаем воинствующего английского империализма, откровенно и хвастливо пропагандировал его «всепобеждающую» силу и враждебно относился к демократии. Небезынтересно вспомнить, что гитлеровцы считали духовным отцом своей расовой теории английского «философа» Хаустона Стюарта Чемберлена. Именно ему принадлежит идея «превосходства» арийской расы над всеми другими народами.

Во время первой мировой войны этот Чемберлен открыто перешел на сторону Германии.

Чем объяснить то, что Фредерик Мэллали не заметил всех этих предшественников британского фашизма? Во-первых, отказавшись, как отмечалось выше, от научного анализа фашизма как исторического явления, Мэллали, естественно, обращает свое внимание только на явных его представителей и участников и, главным образом, на их личные качества. Во-вторых, Мэллали склонен замечать преимущественно итальянские и германские источники британского фашизма. Он поддерживает — вольно или невольно — теорию иностранного, чужеземного происхождения фашизма на английской почве. А теория эта противоречит фактам, в том числе и тем, которые содержатся в книге самого Мэллали.

Обратимся к чертам биографии Мосли, имеющим общественный интерес. Из книги Мэллали мы узнаем, что Мосли принадлежит к верхам английской аристократии. Он владелец богатейших поместий, миллионер. По жене он родня лорду Керзону. Вместе с наследственными поместьями Мосли получил как бы по наследству место в парламенте, в рядах консервативной партии.

Мосли не терпелось стать лидером, членом кабинета. Но в консервативной партии старики грузно сидели на всех первых местах. Мосли испытывал разочарование. К власти подымались лейбористы. Карьера Макдональда импонировала Освальду Мосли. Он думал, что ему, молодому, энергичному аристократу, легче пробиться к видному политическому положению сквозь разрозненную толпу лейбористских депутатов, чем через сплоченную толщу своих аристократических собратьев. Мосли стал лейбористом. Это было в 1924 г. Он не сделался от этого демократом. Но он усвоил вкус к демагогии.

Во втором лейбористском правительстве Мосли получил второстепенный пост канцлера герцогства Ланкастерского. Тщетно рвался он к первым местам в кабинете. Половинчатая политика либералов от лейборизма его не удовлетворяла. Старая парламентская машина действовала медленно и со скрипом. Мосли никогда не порывал связей со своей социальной средой, а она, напуганная ростом революционных движений в Европе и смертельно ненавидящая молодую Советскую страну, требовала от своих лидеров энергичной борьбы с «красной опасностью».

И Мосли меняет вехи. Он становится горячим поклонником взошедшей в Италии фашистской «звезды» — Муссолини. В 1930 г. Мосли возглавляет группу фашиствующих «бунтовщиков» в лейбористской партии. В 1932 и 1933 гг. он демонстративно совершает политические паломничества в Рим. Теперь он открыто пропагандирует фашизм в Англии, а итало-фашистская печать поет ему хвалу как своему стороннику. В 1932 г. возникает «Британский союз фашистов». Примечательно, что Мосли, и после того как он в 1930 г. возглавил «бунт» против лейбористского руководства, и после попытки внести раскол и создать «новую социалистическую партию», все еще формально оставался членом партии лейбористов и был исключен из «ее только в марте 1931 г.

На первых порах «Британский союз фашистов» слепо копировал свой итальянский прообраз. Те же черные рубашки, та же военная выправка, те же приветствия, те же средства грубой физической расправы с противниками, та же политика застращивания народа. Сам Мосли рабски подражал своему римскому учителю. Напыщенные фразы о «великой Англии», беспардонная демагогия, воинственные клики, мания величия у главаря, казарменная дисциплина у рядовых членов. Разрабатывая программу, английские фашисты во многом копировали итальянских фашистов. Впоследствии программа английского фашизма была дополнена и исправлена в соответствии с германо-фашистским образцом. По мере того как Гитлер обгонял своего итальянского союзника и из его ученика становился его хозяином, менялась и ориентация Мосли. Он ездил на поклон в Берлин и вел переписку с Юлиусов Штрейхером.

Программа Мосли пропитана неистовым империалистическим духом. Если отбросить всякого рода демагогические обещания, рассчитанные на обман легковерных и неустойчивых людей, программа Мосли и его бандитской шайки фашистов преследовала две основные цели: внутри страны — борьбу против демократии и подавление рабочего движения; во вне — установление мирового господства британского империализма, организацию «крестового похода» против Советского Союза.

Этим основным целям и была подчинена подрывная работа Мосли и его своры. Беспардонная, бесчестная демагогическая агитация направлена была против коммунистов в Англии, против демократии во всех ее формах, против евреев, против национально-освободительного движения. Усиленно пропагандировалась в открытой или завуалированной форме идея мирового господства английских империалистов, проповедовалась подготовка войны против Советского Союза. Эта фашистская деятельность усилилась в особенности после того, как Мосли стал подражать методам Гитлера.

Под покровительством консервативной партии, реакционной печати, известной части титулованной знати и монополистического капитала «Британский союз фашистов» быстро разрастался. Мосли вербовал сторонников преимущественно из деклассированной молодежи, из мещанской среды (мелких торговцев, разоряющихся кустарей, мелкого чиновничества), отчасти из безработных. «Они, — пишет Мэллали, — стекались к нему тысячами — разочарованные антисемиты, озлобленные правые интеллигенты, ренегаты и неудачники левых направлений, буржуазные дамы-«патриотки», дюжие пустоголовые кретины из университетов и школ… бывшие унтеры и офицеры из охраны концентрационных лагерей». Аристократическое студенчество в немалой своей части вместе с некоторыми профессорами записывалось в чернорубашечные отряды и становилось его телохранителем.

Мэллали рисует картину преступной деятельности британских фашистов. Он описывает типичные для фашизма митинги и собрания, парады и смотры. Он рассказывает, как, следуя немецко-фашистским образцам, английские фашисты избивали всех с ними не согласных.

Но нарисованная Фредериком Мэллали картина отличается — отнюдь не случайно — неполнотой. Как ни странно, Мэллали уподобился тому крыловскому персонажу, который в кунсткамере «слона-то и не приметил».

Мэллали ничего или почти ничего не говорит об антисоветской пропаганде британского фашизма. Неужели он об этом ничего не знает? Нет, знает. В одном месте он сам пишет о позиции Мосли по вопросам внешней политики: Мосли считал, что «любой ценой следовало уберечь Англию от такого безумия, как война с нацистской Германией. Главный враг — Россия»… (стр. 113).

Да, для британского фашизма, мечтающего о мировом господстве Англии, об увековечении колониального гнета над всеми континентами, самым опасным, самым ненавистным врагом была и есть Советская страна — оплот демократии и свободы. Мосли этого нисколько не скрывал, об этом он кричал на всех перекрестках. Стремление к мировому господству и вражда к СССР, как мы знаем, были стержнем политике Мосли. Ныне это — общеизвестная истина даже для малолетних. Но и перед второй мировой войной это было известно всем сколько-нибудь разбирающимся в политике людям.

Мэллали нельзя причислить к малолетним политикам. Но он и теперь — после второй мировой войны, после того как фашизм разоблачен и в самой своей сущности и во всех формах — замалчивает в истории британского фашизма важнейшую его черту: стремление к мировому господству и порабощению народов Европы и Азии. Случайностью это не назовешь, как не случайно и то, что Мэллали отказывается от подробного и внимательного исследования империалистических источников британского фашизма и старательно описывает лишь его внешние проявления.

На первом этапе деятельности «Британского союза фашистов» одним из ближайших приспешников Мосли, его «правой рукой», был руководитель отдела пропаганды Б. С. Ф. Уильям Джойс — «идеолог» английского фашизма, английское издание Геббельса. Он возглавлял среди английских фашистов группу (впоследствии отколовшуюся от Б. С. Ф.), которая всецело ориентировалась на Гитлера и являлась его тайной агентурой. Цель этой группы состояла в том, чтобы способствовать германскому фашизму в завоевании Англии, подготовлять внутри страны «пятую колонну». Главным среди этих агентов Гитлера был Джойс. Разумеется, он скрывал эту сторону своей деятельности. Он яростно громил иностранцев, «изобличал» английских коммунистов в том, что они якобы получают указания из Советского Союза; он был на словах самым рьяным английским националистом, сторонником «сильной Англии»… А в действительности он был наемником фашистской Германии, изменником, предателем своей страны. Когда началась война между Германией и Англией, Джойс бежал в Берлин, стал помощником Геббельса и под кличкой лорда Хау-Хау ежедневно по радио осыпал Англию бранью, угрозами, требовал уничтожения британского могущества, яростно призывал английский народ к войне в союзе с фашистской Германией против Советского Союза.

После разгрома немецко-фашистских войск Джойс попал в руки английских властей. Его судили, он был казнен. Такая же участь постигла его сообщника Эмери, британского фашиста на немецкой службе, сына известного английского государственного деятеля, виднейшего консерватора. Надо пожалеть о том, что Мэллали не поставил своей задачей проследить более тщательно связи изобличенных английских предателей и шпионов с верхами английской аристократии. А между тем он сам требует в книге, чтобы эти связи были раскрыты до конца. Он пишет, например, о реакционном клубе капитана Рэмзи, созданном примерно за год до войны:

«Он насчитывал около 375 членов, из которых многие обладали влиянием и властью и в большинстве своем были либо убежденными фашистами, либо их горячими сторонниками. Восьмым в списке членов стояло имя Уильяма Джойса. Членом клуба состоял, например, американский предатель Тайлер Кент (приговоренный 7 годам тюремного заключения за шпионаж) и Анна Волкова, осужденная в ноябре 1940 г. за попытку переслать шифрованное письмо некоему «Джойсу в Берлин». На большинстве закрытых заседаний клуба почти всегда председательствовал покойный герцог Веллингтонским. Капитан Рэмзи, как помнят многие, был арестован в мае 1940 г. согласно закону об охране государства. По его словам, клуб перестал функционировать с началом войны, но его члены продолжали встречаться неофициально (Тайлер Кент вступил в клуб фактически через несколько месяцев после начала войны). Среди документов, конфискованных полицией в мае 1940 г., был полный список членов клуба. В период 1940–1945 гг. правительство, в котором тон задавали консерваторы, противилось всем требованиям опубликовать эту пресловутую «Красную книгу» о членах клуба. Следует надеяться, что нынешнее правительство в конце концов станет придерживаться менее ограниченных взглядов на свои обязанности в отношении миллионов лояльных подданных, отдавших все свои силы на войну против фашизма» (стр. 114–115). Между тем некоторые из высоких покровителей Мосли фактически разоблачены материалами Нюрнбергского процесса, в частности докладом Гаусгофера Гитлеру от 12 мая 1941 г., носящим многозначительное название «Английские связи и возможности их использования». В докладе названы лица, на которых рассчитывал Гесс, отправляясь в свой пресловутый полет. Первыми значатся фамилии герцога Гамильтона, лорда Дунгласа, бывшего личного секретаря Невиля Чемберлена и заместителя министра иностранных дел в правительстве Черчилля, помощника министра авиации в правительстве Черчилля Гарольда Бальфура, бывшего помощника министра просвещения Кеннета М. Линдсея и других. Эта группа молодых консерваторов была связана через герцога Гамильтона с влиятельной группой консерваторов старшего поколения — с лордом Дерби, с бывшим министром по делам колоний в переходном правительстве Черчилля Оливеров Стэнли и с семьей Асторов. Почти все эти лица имели контакт с бывшим английским послом в США Галифаксом, с которым Гаусгофер находился в близких отношениях. Немцы имели связь также с помощником министра иностранных дел Бальфуром, с бывшим послом в Испании Сэмюэлем Хором и с бившим послом в США лордом Лотианом.

Другие лица, на которых имели в виду опереться немецкие фашисты, принадлежали, по словам Гаусгофера, к группе молодых империалистов, называемой «Раунд тейбл». Немцы рассчитывали даже на группу директоров министерства иностранных дел Великобритании, наиболее видными из которых были бывший руководитель департамента Средней Европы Стрэнг и бывший руководитель юго-восточного департамента О’Мелли. По мнению Гаусгофера, всех этих лиц можно было склонить к заключению соглашения о сепаратном мире между Англией и Германией.

Фашистам покровительствуют лорд Шервуд — личный друг Мосли, лорд Куибелл. Высоких покровителей Мосли и его сподручных можно найти в рядах так называемой «Группы имперской политики», образованной в английском парламенте правыми консервативными депутатами в 1933 г. и возглавляемой лордом Берти-оф-Тейм, лордом Филлимором, лордом Менсфилдом, графом Глазгоу и другими. Политическое направление этой группы, переименованной в 1942 г. в комитет, достаточно известно. Во время войны выпускаемый ею бюллетень «Ревью оф уорлд афферс» был рупором геббельсовской пропаганды, он агитировал против сотрудничества Англии с Советским Союзом и выдвигал идею сепаратного мира с Германией. Редактор этого бюллетеня Кеннет де Курен, являющийся, так сказать, главным теоретиком и публицистом комитета, до войны поддерживал непосредственную связь с Муссолини, Лавалем и другими фашистскими главарями и их агентами.

Книга Мэллали вышла в 1946 г. С тех пор ничего в этом отношении не изменилось. Скромные надежды автора, выраженные с такой филистерской робостью, не оправдались. «Красная книга» о предательстве влиятельных кругов английской аристократии не опубликована и лейбористским правительством. Некоторые британские фашисты занимают положение, которое дает им возможность продолжать прежнюю работу. Удивляться ли тому, что в британской зоне оккупации Германии видные немецкие фашисты продолжают пользоваться влиянием и властью в концернах и общественных организациях!

Коснувшись пресловутого клуба капитана Рэмзи, где аристократические заговорщики против независимости Англии сходились с агентами гитлеровской Германии, Мэллали обходит молчанием другие реакционные организации, прикрывавшие «патриотическими» декларациями фактическое сотрудничество с немецкими фашистами во время войны. Мэллали ничего не говорит о клайвденской клике, неустанно пропагандировавшей сепаратный мир с гитлеровской Германией во имя «крестового похода против большевизма». Он ничего не говорит о группе «Имперской политики». Он ничего не говорит о позиции журнала «Найнтинсенчури энд афтер». Мы не знаем, был ли Войт, редактор этого журнала, членом клуба капитана Рэмзи, был ли он другом Джойса при жизни последнего, но он был верным рупором его во время войны. Между выступлениями Джойса в Берлине против Советского Союза и статьями Войта в Лондоне не было никакого различия. Они делали общее дело.

Разумеется, не все английские фашисты в период войны были агентами Гитлера. Но все они были врагами демократии и свободы народов и ратовали за упрочение и расширение господства английских империалистов над миром. Эти фашистские мракобесы вполне солидаризировались с реакционерами из других партий, которые, так же как и они, были заинтересованы в усилении британского империализма и ослаблении сил демократии и прогресса. Мэллали говорит о помощи, оказывавшейся фашистам влиятельными кругами британских промышленников, но говорит весьма неполно, не доводя своего исследования до конца. Он называет с точностью и определенностью только одно имя — лорда Ротермира.

Но Ротермир был не единственным крупным газетным издателем, поддерживавшим Мосли: «Время от времени и другие крупные газеты, — говорит Мэллали, — разражались хвалами по адресу Б. С. Ф…». (стр. 81).

У колыбели британского фашизма, как и у колыбели итальянского и германского фашизма, стоял крупный промышленный и банковский капитал. Кто же те промышленники, которые дали Мосли средства для деятельности его организации? Зачем давали они эти средства?

Вот вопросы, имеющие не только исторический интерес. Это весьма актуальные, злободневные вопросы. Однако Мэллали чрезвычайно бегло задевает эту тему, вернее — обходит ее сторонкой. Вот все, что мы узнаем от него:

«Всякому новому политическому движению, помимо поддержки в печати, нужны деньги, много денег. Вот тут-то Мосли имел случай использовать расположение, которое определенная группа капиталистов выказывала по отношению к фашизму, где бы он ни поднял голову. Ряд крупных промышленников еще в дни «Новой партии» начал щедро субсидировать развитие фашизма в Англии. Некоторые из них, притом самые видные, прекратили свою помощь через год — другой после основания Б. С. Ф.; но еще в конце 1936 г., в интервью для «Джорнале д’Италия», Мосли заявил, что по-прежнему «получает поддержку от английских промышленников». Более того, он сказал, что «ряд промышленников северной Англии, до сих поддерживавших его тайно из опасения бойкота их товаров, теперь открыто признает свое единство с фашистами». А когда перед самой войной у Уильяма Джойса спросили, «правильно ли будет сказать, что крупный капитал оказывает фашистам финансовую поддержку?» — этот, ныне, к счастью, уже повешенный предатель ответил одним словом: «Да», (стр. 84).

О важности этого свидетельства Мэллали нет нужды говорить. Характерно и то, что эта преступная связь между крупными промышленниками и государственными изменниками не подвергалась правительственному расследованию ни при консервативном правительстве, ни при лейбористском. Если «Красная книга» об отношениях между фашистами и аристократическими кругами не была опубликована, то об отношениях между фашистами и промышленниками и публиковать нечего: нет такой книги. В эту сторону следственные власти боялись даже кинуть взгляд и перед войной, и во время войны — когда все же пришлось арестовать Мосли и некоторых его сторонников, — и после войны, когда перед английским судом предстали Джойс, Эмери и другие изменники. Имена покровителей, пособников, финансовых опекунов Мосли? Молчание, анонимность! И Мэллали не смог нарушить этот заговор молчания.

А между тем некоторые имена хорошо известны. Они не раз были названы в печати. Это Детердинг, наиболее влиятельный представитель британского нефтяного империализма. Это Монд, король химического концерна, виднейший руководитель британской империалистической политики. Достаточно этих двух имен, чтобы вскрыть подлинный характер британского фашизма как наиболее реакционной формы британского империализма. Становятся понятны и те мотивы, которые побуждали магнатов английского монополистического капитала оказывать поддержку бандитам Мосли.

Мэллали пробует перечислить эти мотивы. Это. во-первых, борьба Мосли против коммунизма. Это, во-вторых, борьба Мосли против профсоюзов, его план подчинения всего рабочего класса диктатуре «корпоративного» государства.

Наличие этих мотивов у английских капиталистов, оказавших поддержку фашистам, нельзя оспаривать. Но это не все мотивы. Это даже не важнейшие мотивы. В империалистической внешней политике английские фашисты, в полном согласии с королями нефти и химии, преследовали не оборонительные, а наступательные цели — захват чужих рынков, захват мирового рынка. Это превосходно понимали британские империалиста. Один из них писал в газете «Ивнинг ньюс»:

«Чернорубашечники появились как раз в нужный момент. Рыкающий британский лев дней Пальмерстона стал мурлыкающей кошкой благожелательного интернационализма».

Однако после 1937 г. ясно обозначается упадок британского фашизма. Чем он был вызван? В чем он выразился?

Он выразился прежде всего в том, что Мосли внешне присмирел. После ряда столкновений между фашистами и рабочими на улицах Лондона, кончившихся поражением Мосли и его шайки, он стал менее заносчив. Его организация как бы ушла в себя. Она продолжала интенсивную деятельность, вербовала новых сторонников, но провокаторские выходки сократились. Бандитская хроника фашизма побледнела.

Обозначились внутренние раздоры в руководстве фашистской партии. Смысл разрыва между Мосли и Джойсом стал вполне ясен лишь позже, когда вспыхнула война между Германией и Англией, а Джойс исчез, чтобы неожиданно вынырнуть в Берлине. Но перед войной для многих оставалось непонятным, почему Джойс вышел из «Британского союза фашистов» и основал свою «Национал-социалистскую лигу» и почему от Мосли отвернулись некоторые его влиятельные покровители.

Основную причину этого раскола среди британских фашистов и внешнего упадка фашистского движения Мэллали усматривает в том, что заимствованные из Италии и Германии формы прямого и грубого физического насилия, погромы и избиения оказались чужды нравам и привычкам большинства английского народа. По этой же причине английские рабочие дали фашистам сплоченный и внушительный отпор. Мосли как бы отступил перед английской демократией.

Доля правды в этом есть, но только доля. Вся Правда — в той политической обстановке, которая сложилась в международных отношениях перед второй мировой войной. На этом Мэллали останавливается по своему обыкновению лишь мимоходом и вскользь. Приходится за него дорисовывать картину.

Картина эта называется «Мюнхен». Нечего и говорить о том что Мосли ревностно поддерживал мюнхенскую политику консервативного правительства. Однако последствия Мюнхена внесли политическую тревогу в различные круги английского общества. События начали складываться не так, как предполагали некоторые близорукие английские политики: они рассчитывали использовать гитлеровскую Германию для воины против Советского Союза в интересах английского империализма, а оказалось, что Гитлер рассчитывает использовать английскую реакцию для войны против Франции. Советского Союза, всей Европы, в интересах германского господства над всем миром. Идти последовательно по мюнхенскому пути — значило идти прямо в вассалы германского империализма. Не к этому стремились заправилы английского монополистического капитала, когда поощряли германский, итальянский и английский фашизм. Они сами стремились к мировому господству.

С другой стороны, они вынуждены были считаться с мнением английского народа, а подавляющее большинство английского народа не хотело войны против Советского Союза и враждебно относилось к гитлеровской Германии. Английский фашизм, обнаружив свой германофильский, антисоветский облик, вооружил против себя больше всего рабочий класс Англии. Этим в первую очередь и объясняется тот отпор, который был дан рабочим классом Англии фашистским провокациям.

Когда началась война против фашистской Германии, британский фашизм не мог выступить с открытым забралом. Под фашистским знаменем нельзя было вести английский народ на войну против немцев. В этих условиях британский фашизм временно оказался не у дел. Мало того, в военной обстановке он компрометировал даже мюнхенцев, которые перестраивались и перекрашивались на ходу.

Война разоблачила Мосли и его сторонников. Под давлением масс, стремившихся к разгрому черных сил фашизма, Мосли был арестован. Но затем он был освобожден лейбористским министром внутренних дел Моррисоном и получил полную возможность возобновить свою деятельность.

Какая участь постигла его партию? Вместе с Мосли были арестованы многие его сообщники. Но следствие коснулось только непосредственных участников фашистского заговора, хотя виновной была по существу вся партия Мосли. Свыше 600 фашистов было освобождено. Следствие почтительно обошло стороной. влиятельных покровителей из титулованной знати и из промышленной и финансовой буржуазии Были сохранены и основные фашистские кадры. После войны «Британский союз фашистов» распущенный в 1942 г., восстанавливается под вывеской издательства Мосли на первых порах как организация по распространению фашистской литературы, благо лейбористское правительство относится к этой литературе с добродушной терпимостью. Фирма «Издания Мосли» выпускает ежемесячный бюллетень «Мосли ньюс леттер», в котором обливает грязью демократию, рабочее движение. Советский Союз.

По выходе из тюрьмы Мосли заявил: «Мои политические убеждения отнюдь не изменились». Он не собирается отказываться и от политической деятельности. Он издал книгу «Мой ответ» — английский перепев «Моей борьбы» Гитлера. Правда, в этой книге он еще не афиширует своей прямой солидарности с Гитлером. Откровеннее он во второй книге «Альтернатива», вышедшей в октябре 1947 г. Он считает, что политические намерения Гитлера были правильны, но, возложив борьбу против демократии на одну Германию, Гитлер совершил грубую ошибку, вместе с тем Мосли «модернизирует» свои задачи. Теперь он вместе с Черчиллем за «западный блок». Он не противопоставляет себя английским консерваторам, а смотрит на себя как на самого последовательного выразителя англо-американского империализма. Мосли уклоняется от прямого ответа на вопрос об организации его собственной партии. Он предпочитает временна развивать нелегальную фашистскую деятельность под легальным прикрытием «клубов книги». Официально он пока только «издатель». Но от его имени действуют прямые погромщики, возвещающие скорое возвращение Мосли к активной политической жизни. Мосли остается главарем всех фашистских группировок в Англии.

Конечно, слово «фашизм» скомпрометировано. Его пока избегают. Но уже и сейчас в Лиге бывших военнослужащих объединяются люди, которые по всему своему облику ничем не отличаются от бывших фашистов. Возрождается «Британская народная партия», возглавляемая герцогом Бедфордским, автором многочисленных фашистских брошюр, выступавшим во время войны за сепаратный мир с Гитлером. По сообщению «Ньюс кроникл», число ее членов составляет несколько тысяч человек. Ее устав во многих отношениях совпадает с уставом бывшей фашистской организации.

Лидеры этой партии утверждают, что основным принципом партии является создание «объединения стран, говорящих на английском языке».

Продолжает существовать созданная в 1944 г. под председательством герцогини Аттольской «Лига европейской свободы». Вокруг этого англо-фашистского центра группируется польско-фашистский сброд во главе с Андерсом и Бур-Комаровским.

Возрождаются и появляются также и явно фашистские организации. Такова «Имперская фашистская лига», которая была распущена в 1939 г. В марте 1947 г. ее главарь Арнольд Лия, проповедник расовой теории, вместе с семью своими соратниками был осужден британским судом за организацию побегов немцев-военнопленных. Судебное разбирательство обнаружило существование подпольной фашистской организации.

Начали снова орудовать «Британская лига действия бдительных» и «Союз борьбы за мир». Все они пользуются поддержкой упомянутого уже влиятельного Комитета имперской политики.

Идет усиленная кампания за объединение всех фашистских банд Англии. В частности, уже договорились о слиянии «Союз британской свободы» и «Сыновья святого Георга».

Постепенно английский фашизм переходит от слов к действиям. В Блэкпуле известные в городе деятели профсоюзного движения получили угрожающие анонимные письма с печатью в форме фашистской свастики. Такие же письма с требованием отказаться от политической деятельности получили редактор газеты «Рейнольд ньюс» и лейборист, член парламента Драйберг..

Наконец, в самое последнее время фашисты начали переходить к открытым террористическим актам.

В конце 1946 г. население Ист-энда в Лондоне было взволновано поджогами синагог. На улицах происходили избиения евреев. На стенах домов стали появляться изображения свастики.

В августе 1947 г. в Ливерпуле, Манчестере, Бирмингаме, Лондоне и других городах Англии имели место настоящие еврейские погромы, сопровождавшиеся грабежами и уничтожением имущества. Виновники погромов отделались небольшими денежными штрафами. Это скорее поощрение по суду, чем кара.

Ранним утром 19 октября 1947 г. на помещение руководящих органов коммунистической партии в Бристоле было совершено нападение с применением взрывчатых веществ. Была выбита вся оконная витрина помещения. Взрыв был оглушительный, осколки разбитых стекол разлетелись на 20 футов в стороны. Секретарь коммунистической организации Бристоля Гарри Бурн заявил: «За последние недели это седьмой налет на наше помещение».

Во всех погромах, террористических налетах и хулиганских выходках фашистских молодчиков виднейшее участие принимает «Лига бывших военнослужащих». В сентябре 1947 г. ею были устроены демонстративные митинги в Лондоне. Главари открыто называли себя фашистами, призывали к насильственным действиям против коммунистов и евреев, упражнялись в диких клеветнических выкриках против Советского Союза. Вожак этой черносотенной организации Джеффри Хэмм провозглашал скоры» приход Мосли к власти. Участники митингов кричали: «Хотим Мосли!», «Хаиль Гитлер!». На митингах присутствовали немецкие военнопленные.

Лондонская полиция вынуждена была на время запретить фашистские митинги, так как они стали превращаться в жестокие столкновения между фашистами и антифашистски настроенными рабочими. На митинге 18 сентября Хэмму не дали говорить, митинг был сорван, произошли рукопашные стычки между фашистами и рабочими. Арестованы были за «оскорбительные выражения» некоторые фашисты, в их числе и Хэмм, и некоторые антифашисты.

Полицейский суд весьма снисходительно отнесся к Хэмму, который держал себя заносчиво, и освободил его на другой же день, оштрафовав на незначительную сумму. А рабочие-антифашисты были приговорены к различным срокам заключения.

Таким образом, английские фашисты распоясываются все больше и больше, пользуясь благожелательной снисходительностью и поощрительным бездействием полицейской и судебной власти. Отпор, который они получили от рабочих, показывает, что никакой поддержки в широких массах трудящихся они не имеют. Но они имеют своих влиятельных сторонников в парламенте, в политических консервативных кругах, и правительствах доминионов. Достаточно назвать правительство Южно-Африканского Союза, которое проводит на деле откровенно фашистскую, расистскую политику дискриминации негров и индийцев.

Представители фашистского правительства, возглавляемого Смэтсом, дошли до такого бесстыдства, что выступили открыто в Организации объединенных наций, нарушая ее устав, о защиту фашистской расовой политики. На Генеральной ассамблее в ноябре 1947 г. делегаты Южно-Африканского Союза отстаивали свое неограниченное право угнетать бесправное «цветное» население Африки. Они повторяли с трибуны ООН гитлеровские бредни о превосходстве «арийской расы» над всеми другими расами и о призвании «белых» держать в рабстве «цветных». Представители лейбористского правительства поддерживали фашистов Южной Африки. Что удивительного в том, что в одном из доминионов Британской империи, управляемой лейбористами, идет дикий разгром всех демократических организаций!

Английские фашисты ставят своей задачей водворить в самой Англии порядки Южно-Африканского Союза.

Английские фашисты стараются проникнуть на такие предприятия, где имеется возможность развернуть подрывную работу. Газета «Дейли уоркер» раскрыла закулисные махинации в компании воздушных сообщений — крупном капиталистическом предприятии. Среди главарей компании находятся Доновэн, бывший помощник лидера «Британского союза фашистов», Томсон, бывший руководитель этого союза по политическим вопросам. Компания издает бюллетень политического характера. В нем пропагандируется фашистская диктатура как «лучшая форма власти». Самолеты компании совершают рейсы в Испанию и Грецию, и в одном из номеров бюллетеня напечатан фотоснимок, изображающий пилота компании на испанском аэродроме с букетом в руках — дар от «благодарного населения», то бишь испанских фашистов.

Мэллали не описывает деятельности возрождающихся фашистских организаций в Англии. Он ограничивается лишь упоминанием о некоторых из них, отводя для этой цели всего две странички в последней главе своей книги. Тем не менее в этой последней главе, озаглавленной «Гидра вновь зашевелилась», он выступает против тех, кто отделывается от вопроса об опасности «возвращения» фашизма пренебрежительным отношением к нему. Сам он не сомневается в том, что фашизм возродится в Англии под тем или иным именем. Он пишет:

«Из уважения к памяти наших павших друзей мы обязаны со всей серьезностью реагировать на угрозу фашизма, где бы он ни поднимал свою отвратительную голову».

Мэллали полагает, что фашизм возвращается в Англию вместе с оппозицией реакционных кругов нынешнему правительству. Эти реакционные круги стремятся использовать существующее недовольство населения экономическим положением.

«… Оппозиция, — пишет Мэллали. — стремится использовать недовольство, а не выяснять его причины. До войны многие убежденные антисоциалисты, от мелкого лавочника до промышленного магната, поддерживали откровенно фашистское движение не потому, что им нравились чернорубашечники Мосли или его авторитарная программа, но из страха, что консервативная партия, хотя она и была в то время самой могущественной политической силой в Англии, не сумеет помешать силам социализма захватить парламентскую власть» (стр. 124–125).

Мэллали совершенно прав, когда называет взгляды и настроения реакционных кругов Англии фашизмом, хотя многие носители этих взглядов и настроений открещиваются от клички «фашист». Он говорит «Эти люди — фашисты, хотя это им и невдомек».

Английские фашисты видят в консерваторах своих ближайших союзников. Один из активистов фашистской организации заявил в июле 1945 г. корреспонденту «Рейнольдс ньюс»: «Мы поддерживаем тори, потому что знаем, что наши шансы будут лучше при их правлении. Кроме того, мы знаем, что мир — это только маскировка. Мы верим, что тори считают войну против России неизбежной. Вот почему мы поддерживаем Черчилля».

Чем характеризуется фашистский характер реакции? Мэллали указывает три ее особенности:

«Прежде всего, это расистская теория, обычно претворяющаяся в жизнь в виде неистового антисемитизма. Затем — теория корпоративного государства, которая хоть и существовала задолго до появления современного фашизма, в настоящее время связывается исключительно с ним. И, наконец, — лютая ненависть и презрение к демократии. Человек или организация, разделяющие любую из этих трех теорий, не обязательно сторонник» фашизма, но тот, кто разделяет их все, стоит целиком на фашистских позициях».

Ограниченность этого суждения вытекает прямо из того, что Мэллали ограничивает область фашистской политики исключительно вопросами внутренней жизни Англии. Правда, и книга его называется буквально «Фашизм внутри Англии». Но делается это лишь для того, чтобы скрыть империалистические источники и цели фашизма. Совершенно очевидно, что реакционные круги питают ярую ненависть не только к английской демократии, но и к демократии всех стран, и в особенности к Советскому Союзу — оплоту демократии и прогресса. Эти круги считают важнейшей задачей подготовку агрессивной войны против. Советского Союза и стран Восточной и Юго-Восточной Европы.

Эти круги толкают Англию на полное подчинение «долларовому империализму» США, на отказ от самостоятельной внешней политики Англии, на закабаление английских трудящихся масс американскими банкирами, готовыми финансировать любую авантюру, направленную против Советского Союза. Фашисты Англии, служившие до войны гитлеровским агрессорам, ныне служат американским. Игнорировать эту сторону фашистской угрозы — значит просмотреть важнейшую сторону во всем процессе.

Мэллали с полным основанием требует законов против фашизма. «Политическая свобода, — говорит он, — образует существо здоровой демократии, и ее нельзя попирать. С другой стороны, было бы безумием терпеть во имя свободы и демократии движение, стремящееся к полному уничтожению и свободы, и демократии. Привилегии ассоциаций должны, по логике вещей, принадлежать лишь тем, кто хочет поддерживать эти привилегии». В этом заявлении Мэллали выражены настроения широких кругов английской общественности, встревоженных активизацией фашистских элементов.

В различных городах Англии рабочие стали выступать с прямыми требованиями, обращенными к правительству, покончить с разнузданностью фашистских погромщиков. 17 сентября депутация Лондонского совета профсоюзов посетила министра внутренних дел Чатера Ида и вручила ему протест против активизации фашистской деятельности в Лондоне.

Депутация заявила, что члены профсоюзов и рабочее население Лондона глубоко обеспокоены серьезной угрозой демократии и рабочему движению, которую представляет активизация фашизма в последнее время. В заявлении сказано: «Лондонский совет профсоюзов не может согласиться с той точкой зрения, что численная незначительность фашистских организаций Англии позволяет мириться с их деятельностью или же что приверженность принципам демократии означает предоставление свободы слова и демократических прав проповедникам фашизма».

Депутация предложила министру внутренних дел принять следующие меры:

1) запретить фашистские митинги в Лондоне;

2) преследовать судебным порядком лиц, ответственных за фашистские подстрекательства к насилию и беспорядкам;

3) ввести законодательство, ставящее все фашистские организации и их деятельность вне закона;

4) запретить антисемитизм;

5) снова посадить Мосли в тюрьму.

Чатер Ид ответил на эти требования опубликованием официального сообщения, в котором он заявил, что существующий, закон будто бы не дает ему прав преследовать фашистов, покуда они не совершили уголовно наказуемых преступлений.

За профсоюзными организациями с протестами стали обращаться муниципальные советы различных районов Лондона и различных городов Англии. К министру внутренних дел обратилась депутация от 12 тысяч лондонских машиностроительных рабочих с требованием немедленного освобождения всех арестованных участников антифашистских демонстраций и заключения в тюрьму всех фашистов, которые по статье 18-Б закона об охране государства (отмененной после войны) подлежат преследованию как предатели.

Под давлением общественного негодования, охватившего широкие круги рабочего класса, вопрос об угрозе фашизма в Англии обсуждался в конце сентября Национальным советом труда, составленным из представителей Исполкома лейбористской партии. Генерального совета британского конгресса тред-юнионз, парламентской фракции лейбористской партии и кооперативного союза. Прения не были опубликованы. Обозреватель агентства Рейтер Роберт Ллойд сообщил, что Национальный совет труда не принял решения потребовать от правительства издания закона, запрещающего деятельность фашистских организаций. Было решено лишь настаивать на «более строгих инструкциях полиции в отношении борьбы с фашистским хулиганством и подстрекательством к насилию».

Это половинчатое решение не удовлетворит, конечно, рабочую массу. Но ничего другого и нельзя ждать от организаций, поддерживающих правительство, которое в угоду международной реакции и англо-американским поджигателям войны открыто нарушает международные соглашения, принятые в Крыму и в Потсдаме, об уничтожении остатков фашизма в Германии и в других странах, где фашизм праздновал спои кровавые оргии.

Борьба рабочих с фашизмом в Англии продолжается и будет принимать все более острые формы по мере все большей активизации фашизма. Эта борьба концентрируется вокруг вопроса о введении законов, воспрещающих деятельность фашистов, как противоречащую в самом корне принципам демократии.

Однако, как ни важны законы, преследующие всякие проявления фашизма, одни они не решают вопроса. Подлинная демократия требует уничтожения источников фашизма. Но как раз об уничтожении источников фашизма почти ничего не говорит книга Фредерика Мэллали. Нарисовав весьма неполно и односторонне угрозу фашизма в Англии, Мэллали столь же неполно и односторонне рассматривает вопрос о борьбе с фашизмом, сводя его к мерам судебных и полицейских репрессий.

В последней главе, пытаясь определить, в чем заключается опасность фашизма, автор пишет: «Сила фашизма не в личности какого-нибудь одного человека, не в живучести какой-нибудь одной партии: она заложена в самой доктрине фашизма, в доктрине, направленной на то, чтобы пробудить к жизни жестокость, расовое самодовольство и нетерпимость, имеющиеся во всяком обществе, и использовать эти дикарские инстинкты дли достижения своих политических целей» (стр. 123). Автор умалчивает, кто же именно использует эти инстинкты «в своих политических целях». Тут-то и проявляются вся слабость и внутренняя порочность концепции автора. Он концентрирует все оное внимание — и внимание читателя — на внешних проявлениях фашизма и ссылкой на «вечные», «общечеловеческие» свойства, «имеющиеся во всяком обществе», уводит в сторону от конкретно исторического понимания сущности фашизма. Действительная опасность фашизма в наши дни состоит в том, что в капиталистических странах именно финансовая олигархия, опасающаяся за свое господство, с холодным расчетом разжигает и использует упомянутые автором жестокость и расовое самодовольство в своих политических целях: Именно она, при помощи фашистов, играет на мелких страстишках и невежестве мещанской молодежи. Об этом не вспоминает автор, пытаясь в главе II («Что привело их к Мосли») объяснить мотивы вступления известной части этой молодежи в отряды чернорубашечников, и потому-то так неубедительно и однобоко звучат его объяснения.

Книга заканчивается призывом к рабочему классу Англия вести непримиримую борьбу против фашизма. Она возлагает надежды на «социализм» лейбористской партии, но надежны и призыв беспочвенны, если им не сопутствует решительная политика борьбы с реакцией во всех видах. Можно ли назвать решительной такую политику, которая, как это мы видим в книге Мэллали, обходит важнейшую сторону в британском империализме — его внешнюю политику, совершенно однородную и при правительстве Черчилля, и при правительстве Эттли?..

Книга Мэллали заслуживает внимания потому, что в ней собраны интересные факты, и потому, что она сигнализирует о угрозе «возвращения» фашизма, который, впрочем, и не сходил со сцены. Но она, как уже указывалось, требует и острого критического отношения к себе.

Факты, собранные в книге, убедительно и неопровержимо говорят о том, что до войны фашизм в Англии был обезврежен лишь в той мере, в какой он столкнулся с единодушием рабочего класса. Влиятельные покровители фашизма не могли помочь ему, когда колонны рабочих вышли на улицы и площади Лондона и преградили путь фашистскому маршу. Это был сильнейший удар по фашизму. После этого Мосли и его банда отказались от демонстративных, открытых выступлений и укрылись в аристократическо-капиталистическом подполье, в законспирированных клубах и в богатейших поместьях, подобных Клайвдену — имению лэди Астор. Оттуда они старались всеми нечистыми средствами сорвать победу союзников, занимались шпионажем и саботажем.

Единство рабочего класса и ныне, после войны, является основным средством, которое может связать руки фашизму. Этот вывод напрашивается сам собой из книги Мэллали.

Деятельность, направленная к расколу рабочего класса, тем самым является прямой помощью фашизму. Однако именно в этом направлении ведется предательская политика правых руководителей лейбористской партии; в этом же направлении действует «независимый» журнал «Трибюн».

Д. Заславский.

Читать книгу Фашизм в Англии

Читайте также Чарльз Хайэм. Торговля с врагом. Как Америка помогала Гитлеру

  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Я.ру
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Warning: Missing argument 1 for get_sidebars(), called in /var/www/sr/data/www/sdelanounih.ru/wp-content/themes/HostPro/single.php on line 28 and defined in /var/www/sr/data/www/sdelanounih.ru/wp-content/themes/HostPro/lib/Themater.php on line 520
Social Media Auto Publish Powered By : XYZScripts.com