шаблоны wordpress.

США — «мирный концлагерь»

iue

– Виктор Павлович, в своей книге «Социалистические Штаты Америки» вы написали, что во время жизни в США отказались платить там подоходный налог. Расскажите, об этом, пожалуйста.

– Началась эта эпопея в 1998 году, когда я прожил в США уже семь лет (эмигрировал в возрасте 20 лет вместе с родителями). Я искал в Интернете что-то по американскому законодательству – уже не помню, что именно. Случайно увидел ссылку на тему «Вся правда о налогах». Ради любопытства прошел по ней и… открыл для себя новую вселенную, без преувеличения! Оказалось, что я ничего не знал о налоговой системе США, а делал определенные вещи просто потому, что так делают все. В ту пору я даже мысли не мог допустить, что все делают так не потому, что так надо, а потому, что так принято. А это, как говорят в Одессе, две большие разницы! И оказалось, что не всё, что принято, есть правильно.

В итоге выяснилось, что налоговая система США изначально предполагала схему налогообложения: «американцы – за границей, иностранцы – в Америке». То есть, согласно налоговому законодательству, доход граждан и резидентов США не облагается подоходным налогом (кроме занимающихся определенной деятельностью вроде продажи алкоголя, оружия и т.д.). Но как такое может быть? Ведь подоходный налог составляет основу государственного бюджета США!

Я достаточно долго и скрупулезно исследовал эту тему, даже ездил в другой штат на специальные семинары. Оказалось, что для содержания государства – в его первоначальном виде – более чем достаточно предусмотренных в законодательстве налогов плюс пошлины на импорт и различные акцизы. Но поскольку сегодня госаппарат разросся, как раковая опухоль, на него и приходится всеми правдами и неправдами высасывать деньги из населения. Но важно было одно: согласно Налоговому кодексу, я как гражданин США не облагаюсь подоходным налогом в Америке, и поэтому я просто перестал его платить.

Налоговики до сих пор присылают на мой бывший адрес счета на астрономические суммы и пытаются убедить меня в том, что я им что-то должен. Интересно, они на самом деле думают, что получат с меня хоть что-то? Я был на двух слушаниях в налоговой службе штата Калифорния, и всемогущие налоговики превратили эти слушания в цирк, ибо понятия не имели, что и как мне предъявлять – видимо, решив, что одним своим видом и какими-то бумажками смогут меня запугать. Я же пришел на слушания подготовленным, прежде всего юридически, причем без всякого адвоката. Так что с наскока у них не вышло. А с 2001 года я вообще исчез с «радара» налоговой, что их тоже заставляет нервничать – как же так? Был налогоплательщик и вдруг исчез. Так не бывает!

В общем, так они мне толком ничего предъявить не могут, и у них, по-моему, осталось время до конца этого года, после чего истечет срок давности. Поэтому они сейчас резко повысили свою активность: стали даже звонить, откуда-то узнав мой Скайп-номер. И плевать им, что это противозаконно, ведь они имеют право контактировать со мной только по почте и только оформляя запросы строго определенным образом. Но поскольку они не заморачиваются такими «мелочами», как соблюдение законов, то и от меня никаких ответов они не получают. И от этого нервничают еще больше. Не любят они подкованных граждан, очень не любят!

Налоговый рэкет

– Почему же всё население США не отказалось платить подоходный налог?

– Во-первых, боятся. Во-вторых, от незнания. В-третьих, не всё. Там ведь существует еще масса тонкостей. Например, если человек заполнил декларацию и указал там нули, с которых он ничего не платит, то его могут привлечь за мошенничество, так как у налоговой есть данные о его зарплате, а он предоставляет заведомо ложную информацию и ставит под ней свою подпись. Другие, например, считают подоходный налог антиконституционным и по этой причине отказываются его платить, ставя свою подпись под невесть каким документом, – их тоже можно привлечь.

Однако я ничего не имею против законодательства, я плачу все налоги, которыми облагаюсь по закону. У государства есть данные о моем доходе – да и пожалуйста! А теперь покажите мне, где в Налоговом кодексе написано, что я с этой суммы должен что-то заплатить? Нет такого! Не существует в Налоговом кодексе статьи, которая бы обязывала гражданина США платить с этого налог (равно как и заполнять налоговую декларацию, тем самым, кстати, свидетельствуя против себя в определенной мере). Более того, по признанию самой налоговой, до 20% «налогоплательщиков» уже таковыми не являются, так как перестали платить налоги. Только эту информацию, разумеется, по телевизору никогда не озвучат.

Ведь им главное – запугать.

– В книге вы приводите примеры политкорректности в США, которые выглядят чистым безумием. С чем, на ваш взгляд, связано господство политкорректности в США?

– Сначала немного истории. Политкорректность как понятие зародилось в 1980-х годах и предусматривало, что определенные идеи, выражения и формы поведения, которые в то время были абсолютно законными, должны быть запрещены либо особыми постановлениями, либо общественным мнением. Люди, публично обвиненные в неполиткорректности, становились объектом преследования масс или даже властей. Рациональное объяснение политкорректности заключалось в предотвращении нанесения обид. Для этого предлагалось запретить формы поведения или выражения, способные оскорбить определенные слои населения: гомосексуалистов, женщин, небелокожих, инвалидов, глупых, толстых и страшных.

Таким образом, называть вещи своими именами становилось неприлично. Очередное ущемление свободы слова. Зато обидчивые и чувствительные меньшинства теперь могли диктовать свои условия. Резюмировать всю теорию политкорректности можно простым утверждением: белый человек мужского пола – причина всех бед на планете, и он не только является источником всего дурного, но и должен постоянно чувствовать за собой вину, стыдясь своего происхождения и всех грехов, совершенных его белыми предками за всю историю цивилизации.

Вся абсурдность ситуации в том, что белый человек, который создал эту великую цивилизацию, по сути становится совершенно бесправным. И после десятилетий этой «программы», которая теперь перекинулась практически на все остальные страны мира, можно сделать определенный вывод: это не случайно. Пусть это и отдает конспирологией, но я уверен, что политкорректность – целенаправленная политика преследования белого населения планеты. 

Государственный терроризм

– Расскажите о своей версии теракта 11 сентября 2001 года.

– Сразу скажу, что у меня нет своей версии. Я не знаю, что именно там произошло, но я знаю точно, чего НЕ произошло. Не произошло того, о чем говорит официальный отчет. В своей книге «11 сентября: вид на убийство» я детально исследую каждый элемент событий того трагического дня. Анализ данных показывает, что арабские террористы и бен Ладен здесь никаким боком не были задействованы. Впрочем, к сегодняшнему дню это должно быть очевидно любому здравомыслящему человеку. Можно только догадываться о том, кто быть организатором «арабской» концепции случившегося, но, скорее всего, осуществили это спецслужбы США и их союзники.

Небоскребы были разрушены контролируемым промышленным сносом, по всем правилам. Одним из «режиссеров» был миллиардер Ларри Сильверстайн, сорвавший гигантский куш на этом деле. Он стал новым арендовладельцем «близнецов» 23 июля 2001 года – всего лишь за семь недель до трагической даты. За 99-летнюю аренду двух башен он заплатил 3,2 млрд долларов, однако застраховал их на сумму в 7,2 млрд долларов, причем исключительно на свое имя и так, что владелец-арендодатель не получает компенсацию в случае форс-мажорных обстоятельств, к коим относится и терроризм.

Самолеты были военными, замаскированными под гражданские, и управлялись дистанционно, скорее всего, с наведением на «маячок». В Пентагон никакой самолет не врезался, и в Пенсильвании самолет тоже не падал. Зато после 11 сентября последовал ряд моментальных мер – как внутри страны, так и за ее пределами. В США – это принятие драконовских законов, по сути установивших в стране тоталитарный режим. Во внешней политике – зеленый свет войне в Афганистане и Ираке, а также карт-бланш на любые террористические операции на Ближнем Востоке.

– Почему вы считаете, что США реализуют на Ближнем Востоке интересы Израиля?

– Ни для кого не секрет, что США всегда оказывали Израилю финансовую, военную и дипломатическую помощь. Премьер-министр Израиля Ариэль Шарон в заявлении своему кабинету министров 3 октября 2001 года высказал эту мысль прямым текстом, без всякого стеснения: «Мы, еврейский народ, управляем Америкой, и американцы это знают». Известный американский аналитик Збигнев Бжезинский в своей книге «Еще один шанс. Три президента и кризис американской сверхдержавы» пишет: «К 2006 году даже для администрации Буша должно было быть ясно, что ни Соединенные Штаты, ни Израиль ни в одиночку, ни вместе не имеют силы сокрушить и переделать Ближний Восток полностью так, как им этого хотелось бы. Регион этот слишком велик, его народы всё менее запуганы и всё более охвачены ненавистью, гневом и отчаянием. Всё больше людей готовы участвовать в организованном сопротивлении или безрассудном терроре. И чем больше Соединенные Штаты и Израиль реагируют на это расширением и повышением уровня своих встречных насильственных мер, тем глубже они будут вовлечены в продолжительную и ширящуюся войну.

Эта ошибочная позиция США чревата двумя опасностями долгосрочного характера. Во-первых, Соединенные Штаты в конечном счете потеряют всех своих арабских друзей. Во-вторых, Израиль окажется втянутым в продолжительное асимметричное военное противоборство, сводящее на нет его технологическое военное преимущество и подвергающее его смертельному риску. Более того, учитывая внутренние политические реалии Америки, такого рода риски подталкивают США к увеличению военного участия в регионе, чтобы иметь возможность в дальнейшем сдерживать более далекие угрозы, возникающие для Израиля». 
Приведу еще одну весьма любопытную цитату, автор которой мне, к сожалению, неизвестен. В разговоре о политике один американский чиновник жалуется другому: «У нас на Ближнем Востоке, кроме Израиля, нет друзей». На что собеседник ему ответил: «До появления Израиля у нас на Ближнем Востоке врагов не было».

– В своей книге вы приводите интересное определение антисемитизма: «Антисемитами в США сегодня называют вовсе не тех, кто не любит евреев, а тех, кого не любят евреи». Расскажите об антисемитизме в США и России.

– Для начала давайте определимся с понятием антисемитизм. С течением времени я понял, что оно является крайне субъективным. И то, что для одного является антисемитизмом, для другого таковым не является. Кроме того, один человек способен любое, даже целенаправленное, оскорбление превратить в шутку, а другой – любой не относящийся к нему намек примет на свой счет и будет искать антисемитов у себя под кроватью. И порой даже находить их. Я определенно принадлежу к первому типу людей. Меня вообще достаточно сложно обидеть. Помню, несколько лет назад, после выхода моей книги, одна репортерша с ярко выраженным «пятым пунктом», как раньше говорили, достаточно долго ходила за мной по пятам с неким «шокирующим» материалом, который жаждала мне продемонстрировать непременно наедине. Когда, наконец, она застала меня одного, долго подбирала слова, прежде чем шокировать. И что в итоге? Весь ее «шок» состоял в том, что она мне показала фотографии каких-то гаражей, где были нарисованы свастики. Я не смог сдержать смеха. Не по причине нарисованных свастик, разумеется, а того, как она пыталась мне это преподнести. Эка невидаль! Однако ее реакция на мою реакцию оказалась весьма предсказуемой: она удалилась обиженная, и больше я ее не видел. Полагаю, она как раз принадлежала ко второму типу людей. Любой полунамек на еврейскую тему такие персонажи моментально обращают в глубокое личное оскорбление и начинают кричать об антисемитизме.

В свете этого достаточно сложно ответить на ваш столь капитальный вопрос. Если говорить о бытовом антисемитизме, то в России его сейчас стало гораздо меньше, чем в СССР. И если будучи ребенком, я частенько слышал в свой адрес эпитеты «жид» и «жиденок», причем даже от взрослых людей, да и отцу в то время неоднократно прямым текстом указывали на его происхождение, то сейчас я не вижу и не слышу ничего подобного. В США же бытового антисемитизма как такового я вообще не ощущал никогда. Впрочем, еще раз оговорюсь: всё зависит от личного восприятия. Мне знакомы люди, которые, просто услышав слово «еврей», начинают готовиться к погромам.

Однако есть еще антисемитизм на государственном уровне, и это уже чисто политический инструмент, которым ушлые политики пользуются как рычагом давления. В эти рамки, кстати, и укладывается упомянутое вами определение антисемита – это тот, кого не любят евреи. Ведь в политике получить ярлык антисемита гораздо страшнее, чем ярлык расиста. Источником для навешивания таких ярлыков является отношение к холокосту, который, по сути, стал основным фактором изменения всей геополитики Европы XX века. Это о чем-то да говорит. Да и не только геополитики. Сколько жизней было сломано тем дотошным исследователям, которые пытались немного покопаться в истории холокоста, даже не подвергая его сомнению, а всего лишь расследуя некоторые сомнительные моменты этой истории. А уж если начать сомневаться, то получишь по полной программе! В Германии даже есть уголовная статья за отрицание холокоста. Это тоже должно наводить на определенные мысли. Ну и приведу самый свежий пример американского политзаключенного Эдгара Стила, хорошо мне знакомого, которого засадили на 50 лет по топорно состряпанному делу, а по сути за его вопиющую неполиткорректность, в котором не последнюю роль сыграла его блестящая книга, в том числе антисионистской направленности, – «Оборонительный расизм». Мне бы очень хотелось ее издать в России, я даже начал ее переводить, но издательства пока боятся…

Лично для себя я сделал определенный вывод. Дыма без огня не бывает, и если в детстве, когда меня называли жидовской мордой и били по ней, я верил сказкам про то, что это всё от зависти, мол, евреи такие умные, то сейчас я понимаю, какая это чушь. Как представитель еврейской национальности я вынужден признать, что наряду со многими своими обманутыми соплеменниками являюсь невольной жертвой большой политики и тех, кто ее вершит, причисляя себя к избранным. В этой связи осознание простой истины, что есть колоссальная разница между евреями и жидами, дает ответ на очень многие вопросы.

– Ваш прогноз в отношении развития США? Будет ли отменен свободный оборот оружия?

– США давно скатились к социализму. Я в своей книге, вышедшей в 2006 году, дал прогноз, что последним президентом США будет негр, после чего страна в привычном всем виде перестанет существовать. Впрочем, в привычном виде ее уже давно нет, и только самые наивные продолжают верить в ее демократию, свободу и справедливость. Нет там ни того, ни другого, ни третьего. Есть тоталитарная система, «мирный концлагерь», по меткому выражению моего друга. Где всё в жестких рамках, где за вас заранее расписан шаблон успеха, цинично называемый «американской мечтой», которой необходимо соответствовать, чтобы прослыть успешным, а иначе останешься не понятым как минимум. Что же касается свободного оборота оружия, то в последнее десятилетие тенденция как раз обратная – либерализация законов в разных штатах, что внушает определенный оптимизм. И хотя Барак Обама делает всё, чтобы остановить данный процесс, думаю, в ближайшее время этого не случится. Пожалуй, это последняя ниточка, благодаря которой Америка еще держится. И обрубить эту ниточку будет не так-то просто. Не знаю, что должно случиться, чтобы американцы добровольно отказались от своего права на оружие. Должно произойти какое-то грандиозное и катастрофическое событие, которое приведет к написанию новой конституции. А это уже вполне может привести к революции…

В России и США

– Чем вы занимались в США и чем сейчас занимаетесь в России? 

– В США я окончил университет по специальности Computer Science, работал программистом. По сути, с большой долей вероятности, это всё, чем я бы мог там заниматься с разной степенью независимости (имеется в виду фрилансинг). Я зарабатывал там очень неплохие деньги, но не всё в жизни измеряется в деньгах, как оказалось. В России же я смог все свои способности реализовать в гораздо большей степени. Я работал спортивным фотографом, журналистом, сейчас занялся совершенно новым для себя делом – металлорежущим инструментом для станков с ЧПУ. Просто потому, что мне это интересно и здесь гораздо проще войти в новую для себя область. Если у меня что-то получается, то мне не нужны подтверждающие дипломы, в отличие от США. Здесь меня ценят за навыки и способности. Плюс к этому продолжаю заниматься компьютерами и программировать – заказчики всегда есть. Работаю также в научном журнале, занимаюсь переводом статей с английского на русский и с русского на английский. Для этого же журнала делаю материалы, беру интервью у ученых. Довелось побывать в таких местах, куда сам бы я никогда не попал, – например, в самом сердце российской фундаментальной науки – Петербургском институте ядерной физики, в Курчатовском институте и т.д. В общем, жизнь у меня здесь очень интересная и насыщенная.

– Как вы относитесь к русской общине за рубежом? 

– Это достаточно больной вопрос. Как-то принято считать, что эмиграция – это утечка мозгов. Однако русская община за рубежом дает совершенно иную картину, и оказывается, что это утечка вовсе не мозгов, а совершенно другой субстанции, коей утекает примерно 90%. И лишь 10% – мозгов. Русская община за рубежом – это секта, которая в большинстве своем состоит из закомплексованных персонажей, занимающихся самовнушением. Ведь никто не отменял древней истины о том, что не следует путать туризм с эмиграцией. Когда первое впечатление и эйфория спадают, когда в этом котле приходится вариться, сталкиваясь со всеми сторонами быта, тут и начинается самое интересное. Вдруг всплывают многие изъяны западного общества, невидимые для туриста. И в этой секте люди начинают заниматься самовнушением, убеждая самих себя в превосходстве западной жизни над российской, в правильности своего отъезда из России. Эмигрантские СМИ служат поддержкой этому – они тщательно выискивают ужасы в России, раздувают их и преподносят эмигрантам, чтобы те ни в коем случае не сомневались в правильности сделанного выбора. А если вдруг в этой секте появляется сомневающийся, то его начинают травить. Не без доли гордости замечу, что вряд ли на одного отдельно взятого эмигранта когда-либо выливалось такое количество помоев, как на вашего покорного слугу. А всего-то мне для этого понадобилось написать одну небольшую статью, в которой я выразил свои чисто субъективные взгляды на «новую родину». Причем даже когда я покинул США, мне вслед еще в течение нескольких лет продолжали лететь ошметки эмигрантской грязи. Справедливости ради замечу, что порядка 10% эмигрантов – люди нормальные и адекватные, и именно они составляли мой круг общения. У меня в Америке остались очень хорошие и близкие друзья, а также родной брат и отец, которых мне сильно не хватает.

– Почему вы решили отказаться от поездок в США?

– Моя последняя на данный момент поездка в США в 2004 году имела неожиданный (хотя неожиданный ли?) поворот. Полагаю, что в результате моего успешного противостояния налоговым службам штата и страны, полного исчезновения с «радара» Большого Брата, а также создания сайта, в свое время достаточно посещаемого, где я едва ли не призывал к новой американской революции, я попал властям на заметку. В апреле 2004 года я прилетел в Сиэтл и одним из первых оказался у окошка паспортного контроля. Но вместо того чтобы быстро проштамповать мой паспорт с улыбкой и словами приветствия, меня направили в офис для дополнительной проверки. Служащий забрал мой паспорт и удалился минут на 40. Все попытки выяснить, что именно они там проверяют, успехом не увенчались. В конце концов я получил паспорт, забрал багаж и пошел на выход. Однако меня снова завернули на проверку – в этот раз на досмотр багажа.

Представитель службы безопасности Джон Верес, который своими манерами и внешним видом вполне мог бы претендовать на одну из высокопоставленных должностей в гестапо, начал проверку багажа. Всё содержимое были выложено на ленту транспортера и досмотрено с пристрастием. Каждая вещь извлекалась на свет Божий, просматривалась и тщательно прощупывалась, разве что на зуб не пробовалась. Фотоальбом, включая негативы, был просмотрен почти полностью. Осмотр вещей сопровождался идиотскими вопросами, на которые приходилось отвечать серьезно, поскольку чувство юмора в гестапо не приветствуется. Далее Верес и его помощник расстегнули молнию подкладки чемодана и принялись простукивать его металлический каркас. Я не знал, плакать мне или смеяться: сцены из театра абсурда разворачивались одна за другой. Сказать, что эта процедура была унизительной, – не сказать ничего. Верес явно искал, к чему придраться. И – о счастье – нашел! Я вез с собой внешний съемный жесткий диск, где хранилась резервная копия моих рабочих файлов. Верес изъявил желание посмотреть содержимое диска. Возражать я не стал, тем более что скрывать мне было нечего.

После целого часа поисков выяснилось, что в аэропорту нет компьютера, на котором можно посмотреть содержимое диска. Ну, конечно же, найти компьютер с USB-портом в наши дни невозможно! Я не сомневаюсь, что это было лишь благовидным предлогом, чтобы изъять у меня диск. Основание для изъятия? «Мы подозреваем, что у вас там есть что-то нелегальное». Вот он, новый принцип «презумпции виновности имущества» в действии! Права качать было абсолютно бессмысленно. Я уже не сомневался, что они точно что-нибудь да «найдут» на диске.

Наконец мне выдали квитанцию об изъятии диска, записали адрес, куда выслать его в случае, если на нем ничего подозрительного не окажется, и оставили меня в покое. С диском я мысленно попрощался. Меня больше беспокоило другое – успею ли я покинуть страну раньше, чем за мной начнется охота? Мне повезло – государственные органы в Америке оказались весьма неповоротливы. Лишь через два месяца они мне сообщили, что на диске были обнаружены незаконные материалы, в связи с чем мое дело теперь передано в прокуратуру и меня с нетерпением ждут в США. На всякий случай двое из ФБР в поисках моей скромной персоны нагрянули к моей бывшей супруге в Лос-Анджелесе, чем не на шутку напугали ее. Вот так, на ровном месте, на меня было состряпано дело. В течение пяти лет я делал попытки справиться о ситуации. Американская сторона молчала. Лед тронулся лишь летом 2008 года – пограничная служба мне сообщила, что она дело закрыла и передала его в службу иммиграционной и таможенной правоохраны. Я послал запрос, и в начале мая 2009 года мне пришел официальный ответ: дело мое закрыто. Попугали – и будет? Или заманивают? Поживем – увидим…

Беседу вел Сергей Правосудов
Текст опубликован в №10 корпоративного журнала «Газпром»

pravosudovs.livejournal.com

  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Я.ру
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники

6 Комментариев - США — «мирный концлагерь»

  1. А меня в США так и не пустили, мурыжили-мурыжили своими вопросами в консульстве (я к подруге-однокурснице съездить хотела), да так и отказали. Ну и ладно, не очень-то надо.

    • Андрей:

      Просто вы были не достаточно креаклативны, Надо было принести парочку рисунков половых органов, с лозунгом типа "Долой Путина", либо еще чегой нибуть креаклативное, тогда бы вас и без бумажек бы пропустили.

  2. Дмитрий:

    Полит корректность на то она и полит корректность.

    Приходит, негр (заметте их гораздо раньше освободили от рабства, чем ввели политкорректность), гей, женщина, урод или ещё что нибудь на собеседование что бы устроится на работу, её, ему, им ни когда ни скажут, что их не взяли из-за их цвета кожи или ещё чего то, это же не политкоректно распрашивать у кандидата о его расовых и этнических корнях или сексуальных пристристиях, интервьюер взглянул одним глазком и доложил кому и куда надо кто подходит, всё персонал набран именно такой какой нужен компании. Так, что полит корректность не умрёт ни когда ибо это великое изобретение воротил капиталистов, опять они мир имеют во все отверстия.

    • Ольга:

      А почему вы так говорите о женщинах, будто это априори низшее существо, которое и должно быть под пятой мужчины? Гей — все-таки девиация, урод — отклонение, негр — представитель другой расы, но женщина вашей расы более чем естественное существо. Почему вы ее как отклонение от нормы рассматриваете, которое должно быть ограничено в правах?

  3. Alfred Rosenberg:

    Классный текст! Конкретно, понятно, обьективно… Надо будет как-то почитать этого Фридмана.

    Единственно когда он говорил об антисемитизме: "Антисемитами в США сегодня называют вовсе не тех, кто не любит евреев, а тех, кого не любят евреи", ему надо было сказать более конкретно, типа: "Антисемитами в США (да и в Европе тоже) сегодня называют вовсе не тех, кто не любит евреев, а тех, кого не любят СИОНИСТЫ". (Источник всех Мировых проблем не евреи и иудаизм а именно сионисты!).

    p.s. На ГЕСТАПО он зря "клепал", там работали довольно неглупые люди, совсем не такие долба*бы как упомянутый "ковбой" из службы безопастности аэропорта Джон Верес… 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Social Media Auto Publish Powered By : XYZScripts.com