Защитная речь Слободана Милошевича на процессе в Гааге 13 февраля 2002 года

Часть 2

Я могу вам с уверенностью сказать, что этим преступлением нельзя легализовать совершенные ими преступления, хотя прикрытие преступления преступлением очень частое средство, к которому прибегают злодеи. Преступления НАТО никогда не будут легализованы в глазах моего народа. Пронатовская власть в Сербии может бесконечно служить полученной задаче — только обвинять и только унижать Сербию. Но она не говорит от имени народа и не имеет на это права. Весь народ знает, что она не говорит от имени народа.

Первое, самое большое преступление — это сама агрессия, которая является преступлением против мира. А преступления против человечности совершались с 24 марта 1999 года, когда НАТО напал на Югославию, и вплоть до сегодняшнего дня. Во всех странах НАТО развернута активная антисербская и антиюгославская пропаганда с целью замять массовые преступления против гражданского населения. Поэтому в большинстве стран отсутствовали правдивые сообщения о преступлениях, совершенных в Югославии.

По своей интенсивности и военной силе агрессия против Союзной Республики Югославии является крупнейшей в мире после второй мировой войны. Она была предпринята альянсом 19 наиболее развитых стран, в 676 раз экономически более мощных, по данным статистики, чем Югославия. НАТО не выбирал своих жертв. Страдали дети, женщины, старики, больные, роженицы, тяжелые больные с диализом, колонны беженцев, журналисты и операторы на рабочем месте, земледельцы на полях, продавцы за рыночными прилавками, пассажиры в автобусах и поездах, прохожие на мостах. Разрушены и повреждены целые жилые кварталы, центры городов. Все сделано в соответствии с заявлением о том, что Сербию надо вернуть в каменный век.

Из общего числа убитых гражданских лиц 30% составляют дети, из общего числа тяжело раненых гражданских лиц дети составляют 40%. Я говорю сейчас только о гражданских лицах. Бомбежки поставили под угрозу около 100000 рожениц, а также жизни новорожденных, некоторые из которых рождались даже во время воздушных нападений. 1300 тысяч учащихся начальных и средних школ были во время бомбежек лишены учебы. Все гражданское население, особенно дети, подвергалось повседневным стрессам из-за круглосуточных бомбардировок, что вызывало душевные травмы и другие психические нарушения, которые могут сказываться до конца жизни. Более половины пострадавших в Косово и Метохии — граждане албанской национальности. Именно они, для чьей якобы защиты была совершена агрессия, которую ее исполнители называют гуманитарной интервенцией.

Таким образом, действовали, грубо нарушая положения статьи 2 Устава ООН, без согласия Совета Безопасности. Помимо прочего, нарушены были Женевская конвенция о военном праве 1949 г. и дополнительный протокол . 2 к этой конвенции 1977 г., международный пакт о гражданских политических правах и экономических, социальных и культурных правах 1966 г. и другие международные конвенции. Кроме международных конвенций, НАТО нарушил и положения своего собственного устава, согласно которому он является региональной оборонительной организацией, которая может действовать только на территории своих стран-членов. Агрессией против Югославии нарушены конституции и законы большинства стран — членов НАТО, согласно которым запрещены такие виды вооруженной агрессии. Правительство Союзной Республики Югославии подало жалобы в Международный Суд в связи с агрессией НАТО, отметив, что НАТО нарушил запрет на использование силы против другого государства, что участие в обучении и вооружении, финансировании, транспортировке и снабжении террористической организации в Косово представляет собой нарушение обязательств о невмешательстве во внутренние дела других государств, что нападениями на гражданские цели и убийством тысяч женщин, детей, стариков нарушено обязательство избегать жертв среди гражданского населения.

Кстати, вы увидите, что гражданские цели были главными целями НАТО. Это видно и по жертвам, и по всей динамике. В Косово, во всех этих кампаниях бомбежек, им удалось уничтожить 7 танков. Но зато они уничтожили гораздо больше больниц, чем танков, поразили гораздо больше школ, чем танков, поразили гораздо больше медицинских центров и детских садов, чем танков. Были нарушены и все другие возможные обязательства. Так, применением кассетных бомб нарушено обязательство о неприменении запрещенного оружия. Иное утверждал лишь тот самый Шеа, который лжет здесь, на этом телевидении. Он вообще-то получил гран-при за ложь в том году, когда он утверждал, что кассетные бомбы не употребляются. И это утверждали упорно, пока в Ниш не приехала Мэри Робинсон и не увидела кассетные бомбы. Она сказала на телевидении, что они используются, и тогда признали, что применялись кассетные бомбы.

Бомбардировками нефтеперерабатывающих заводов и химических объектов нарушено обязательство о запрете причинения экологического ущерба. Применением оружия, содержащего обедненный уран, нарушено обязательство о запрете использования такого оружия и нанесения большего ущерба здоровью и окружающей среде. Убийством гражданских лиц, уничтожением коммуникаций, учреждений здравоохранения и культуры нарушено обязательство об уважении права на жизнь, права на труд, права на получение информации, права на здравоохранение и других основных прав человека. Разрушением мостов на международных реках нарушено обязательство уважать свободу плавания. А все это представляет собой преступление, которое нарушает запрет на навязывание какой-либо национальной группе таких условий жизни, которые имеют целью полное или частичное физическое уничтожение этой группы.

За совершенные преступления и причиненный военный ущерб ответственность несут альянс НАТО, государства-члены, которые участвовали в агрессии против Югославии, а также другие государства, косвенно помогавшие НАТО. Помимо государств ответственность несут и физические лица, начиная с отдававших приказы глав государств и правительств, министров обороны, генерального секретаря НАТО, военных командующих и других и кончая непосредственными исполнителями.

Теперь я перехожу к некоторым более конкретным иллюстрациям. Я попрошу показать фотографии. 4 апреля с 13.30 до 15.30 на дороге Джаковица — Призрен рядом с селами Маданай и Нейе в три приема подверглась бомбардировке колонна албанских беженцев, в основном женщин, детей и стариков, которые возвращались в свои дома на машинах, тракторах и подводах. Все это — крестьяне. Мать и дочка, пострадавшие в селе Маданай. Они ехали не на автобусах, а на тракторах, подводах. Любой мог видеть, что это гражданские лица, — крестьяне. Обуглившиеся трупы. Продолжайте. Девочка. Дальше. Старуха. Дальше. Нужно ли еще?

Итак, это произошло 14 апреля. Нет сомнения, поскольку это было с 13.30 до 15.30 в ясный день, что по ним стреляли намеренно. Но я вам скажу, почему в них стреляли. Стреляли потому, что они возвращались в свое село. Вопреки концепции агрессора, через СМИ распространявшего ложь о том, что албанцы бегут от сербской армии и полиции. Все должны были покидать села, и никто не смел вернуться в села. Кроме бомб, во время агрессии сбрасывались и листовки на албанском языке, в которых граждан призывали бежать. В том же духе действовала террористическая ОАК, которая даже убивала непокорных глав семей, которые не хотели прислушиваться к призывам бежать из своих домов и своих сел. Террористы требовали, чтобы граждане бежали. Это еще одно доказательство взаимодействия между силами НАТО и этой террористической организацией, которая использовалась для дестабилизации Югославии.

25 марта в 5.00 бомбежке подверглось село Рожае. 26-го… Я не смогу привести много примеров, так как мне потребовалось бы дней десять. Поэтому я приведу лишь некоторые примеры. 26 марта подверглось бомбардировке село Грлиш в общине Даниловград, 2 апреля — село Ноговац в общине Ораховац, в Косове с большим числом убитых и тяжело раненых. Я покажу вам еще четыре фотографии, чтобы вы увидели Ноговац. 22 апреля, 01.45, район Куршумлии, село Смоково, много людей убито и ранено. Можете показать эти четыре фотографии. 4 апреля, также Чачак. 5 апреля бомбежке подверглось Вране.

Полагаю, что на фотографиях видны убитые люди, в основном крестьянки. Многие люди засыпаны. Эта крестьянка практически сгорела от бомбы. Эта фотография из Вране. В основном били по населенным пунктам. С самого начала (вы видите даты: 25, 26, 27 марта, начало апреля) били по жилым домам, по гражданским объектам. Они были самыми приоритетными мишенями для злодеев, принимавших решения о бомбежках. Вот опять женщина, старуха.

5 апреля 1999 г. в 21.40 бомбили Алексинац. Это небольшой город в центре Сербии, шахтерский город. Любой в Сербии знает про Алексинкские рудники. Это угольные рудники с шахтной добычей. Это самая тяжелая горняцкая работа. Этот небольшой город не имеет никаких военных объектов, не имеет никакого стратегического значения, и его уничтожение можно сравнить только с бомбардировками городов нацистами в годы второй мировой войны, т.е. проводившимися без какого-либо повода и без какой-либо цели, кроме уничтожения как можно большего количества гражданского населения, особенно бедных граждан.

Я слышал по телевидению, что когда Ширак был в Белграде, он сказал, что спасал белградские мосты. Правда, он не все мосты спас, самые большие из них бомбили и разрушили. Он накладывал вето, что показывает, что главы государств принимали решения о целях. Когда Ширак прибудет сюда, а я, как известно, имею право задать свидетелю вопросы, я должен буду спросить его, например, почему он не наложил вето и на уничтожение небольшого шахтерского города и гибель столь большого числа гражданских лиц, женщин, детей…»

…Я попрошу показать снимки из Алексинца, чтобы вы посмотрели, как выглядит центр города и окружающие районы, как выглядят в Алексинце убитые люди. На предшествующем снимке виден засыпанный труп. Вы видите разрушенные малоэтажные жилые здания, частные дома.

6 апреля подверглось бомбежке Дубинье в районе Сеница. Вообще-то, в этом районе живут в основном мусульмане. 6 апреля была также подвергнута бомбардировке Подгорица. 7 апреля бомбили Приштину. Полностью уничтожено здание почты в центре Приштины, погибло много людей, многие были засыпаны под развалинами — и сербы, и албанцы, и горанцы, и турки. Но больше всего — албанцы.

8 апреля бомбили Чуприя. Это также небольшой город в центре Сербии. Причем обстрел был с 00.42 до 00.50. Города, особенно небольшие города, всегда бомбили ночью, когда люди спят в своих домах.. НАТО хотело быть уверенным в том, что они будут убиты. В городах, подобных Алексинцу или Чуприи, почти нет каких-либо бомбоубежищ, а если и есть, они столь небольшие, что в них не может поместиться даже небольшой процент жителей. 9 апреля бомбили село Осеченица в общине Мионица. 11 апреля в 4 часа утра бомбили село Смайла в общине Кралево. 11 апреля бомбили село Турековац в общине Лесковац.

Сербский крестьянин — самый выносливый крестьянин в мире, он пережил все войны. Такое могли придумать только нацисты — проводить массовые бомбежки сел. У меня здесь есть сообщение (и таких много), в котором говорится: «Я потерял сознание и не знаю, что потом со мной происходило. Мне известно лишь, что сейчас я нахожусь в Белграде на лечении в Военно-медицинской академии». Это Нерес Чолаку, албанец, которого привезли из разбомбленной Приштины в самое элитное медицинское учреждение Югославии. А мы здесь слышим, что мы организовали изгнание албанцев, что мы даже войну затеяли, чтобы перебить албанцев.

14 апреля — село Павловац в общине Вране. Вы увидите трупы перед деревенскими домами, в том числе труп 12-летней Милицы Стоянович. 21 апреля — поселок беженцев Майя в Джаковице, где вы также увидите трупы. Это были беженцы из Республики Сербской. Мы здесь слышали о якобы проводившемся заселении Косова сербами-беженцами из Республики Сербской. Могу сказать, что все факты опровергают эти злонамеренные утверждения, я бы сказал, весьма низкие инсинуации. Миллион беженцев приняла Югославия, меньше всего в Косово. Если бы судили по этому факту, я, вероятно, был бы обвинен в том, что хотел изменить демографическую картину Белграда, ибо самое большое количество беженцев отправилось в Белград и другие большие города.

Никто не заставлял беженцев направляться куда-либо. Беженцы ехали туда, куда им представлялась возможность. 80% и более разместились в домах семей, которые их приняли. Г-жа Сагата (Верховный комиссар ООН по делам беженцев. — Прим. перев.) мне сказала как-то, что нигде она не видела столь большой заботы о беженцах, как в Югославии. Я могу, например, вам сказать (вы сами могли это установить, если бы вообще захотели этим заняться), что во время войны в Боснии оттуда прибыло более 50 тысяч зарегистрированных мусульманских беженцев, чтобы укрыться в Югославии. Что вы думаете о том, что 50 тысяч людей прибывают в страну, которая, как здесь утверждают, совершила против нее агрессию? А они, 50 тысяч человек, приезжают укрыться у агрессора. Кому, извините, это может показаться правдоподобным? Но бумага терпит все, вынесет и это.

Вы увидите разрушенные объекты и убитых людей. Хотя я еще не рассмотрел даже первый месяц этих преступлений (и это — мягкое слово). Я упомяну бомбардировки медицинских объектов. Подверглись бомбардировкам больница Студеница в Кралево, больница в селе Милочай, аптека в общине Ладжевцы (далее идет перечень 33 разрушенных медицинских учреждений. — Прим.ред.).

Помимо этого, речь идет о разбомбленных учреждениях образования. Я представлю этот список для сведения общественности, но ради экономии времени я не стану его зачитывать. Это перечень учреждений образования, поврежденных или уничтоженных только за первый месяц агрессии НАТО. На каждой странице перечня десяток школ, а это за первый месяц составляет ровно 34 страницы. 34 страницы перечисления школ, уничтоженных и поврежденных в ходе агрессии НАТО. Начиная с начальных школ и вплоть до институтов, ПТУ, строительных, технических, учительских школ, студенческих общежитии, столовых и централизованных кухонь. Но больше всего начальных школ. Итак, список учебных заведений на 34 страницах. Я не буду также читать весь список подвергшихся бомбардировкам памятников культуры. Он насчитывает 18 страниц.

Это разрушенное здание Призренской лиги в Косово. А это здание в центре Приштины — здание Управления по медицинскому страхованию. Это универмаг «Грмия» в Приштине, также подвергшийся бомбардировке. Полностью уничтоженное здание почты. Это все разрушенные дома рядом с почтой, жилые дома, одноэтажные здания. Это расчистка развалин дома албанской семьи Гаши. Было извлечено из этого дома 5 погибших членов семьи. Это было 7 апреля 1999 года. Это детали неразорвавшихся бомб, разрушенные дома в селе Павловац. община Вране и труп Миялко Трайковича, который пострадал от взрыва кассетной бомбы. Дальше-дом погибшего. Таково действие кассетных бомб, которые убивают людей, но не разрушают объекты. Потому они и объявлены запрещенным оружием. Посмотрите, вы сами видите, что все это — одноэтажные дома… Как видите, бедные дома, неразвитый край.

Хочу обратить ваше внимание на варварские бомбардировки мостов и коммуникаций. 25 марта уже бомбили аэродром «Голубовци». 1 апреля бомбили Варадинский мост в городе Нови Сад, на Дунае. С разрушением моста было прервано поступление питьевой воды через реку для всего района. Стало полностью невозможным плавание по Дунаю. В тот же день в 5.05 бомбили мост на Дунае, на трассе Белград — Нови Сад, в районе Бешки. 3 апреля бомбили мост Свободы в Новом Саде. 3 апреля бомбили мост им. 25 мая, который соединяет Бачку Паланку в СРЮ и Илок в Хорватии.

Вы можете просмотреть эти фотографии. На них видно систематическое уничтожение всех жизненно важных коммуникаций, жизненно важных для гражданских лиц. Их уничтожение также запрещено по Женевской конвенции. Мосты в Новом Саде были особой мишенью, чтобы полностью парализовать жизнь (далее идет перечисление многочисленных разрушенных мостов. — Прим.ред.). Такие же снимки, как в период второй мировой войны, которые мы видели, когда после войны ходили в школу.

Дальше. На этом снимке такое преступление, которое даже нет смысла комментировать. 12 апреля в 11.40 обстрелян ракетами железнодорожный мост вблизи пункта Грделица, на котором в тот момент находился поезд Белград — Ристовац. Поезд уничтожен, видны обгоревшие пассажиры. Это пассажирский поезд на регулярной международной линии, который шел по расписанию в 11.40, т.е., можно сказать, в полдень. Посмотрите, как это выглядит. Это разбомбленный мост, на котором находится поезд. Вот уничтоженные вагоны, обуглившиеся трупы. Здесь, на этом снимке, — девять пассажиров. Это также пассажирский поезд. Вот выпавшие из поезда люди, как видите, полуобгоревшие. Эти люди ехали в поезде, и в этом состоит вся их вина. Их вина в том, что они — граждане Сербии.

22 апреля бомбили почту в Ужице. Бомбили релейные передатчики и ретрансляторы. Я не буду сейчас читать перечень разрушенных передатчиков и ретрансляторов. 21 апреля бомбили деловой центр «Ушче» в Новом Белграде, где находились многие организации, штаб-квартира Социалистической партии Сербии и несколько телевизионных и радиостанций. Вот фотографии уничтоженных телестанций «Пинк» и «Кошава», которой руководила моя дочь. Мы слышали от НАТО, что эта станция уничтожена как центр милошевичевской пропаганды. Правда же, которую знает вся Югославия, в том, что это была музыкальная телестанция, которая никогда, подчеркиваю, никогда не вела ни одну информационную или документальную передачу, а передавала исключительно музыку и фильмы. Единственной информацией, которую можно было увидеть на этой телестанции, была информация о прогнозе погоды. Вот это и был центр милошевичевской пропаганды, и по нему велся огонь.

Затем НАТО нанесло удар по Радиотелевидению Сербии (РТС) и убило всех находившихся там журналистов и операторов. Пронатовское правительство в Белграде арестовало Драгослава Миловановича, генерального директора РТС, за то, что он якобы не позаботился о защите своих сотрудников, и они погибли по его вине. Я думаю, общественность может видеть полную аналогию между логикой ареста Миловановича и логикой, которую в течение этих двух дней использовал обвинитель. НАТО бомбило здание РТС, уничтожило его, убило людей, а власти в Белграде арестовывают директора телевидения, потому что НАТО бомбило телевидение. То есть это он виноват в том, что произошло. Пожалуйста, покажите эти снимки — те, которые относятся к РТС. В развалинах видны лишь пальцы, ноги, торчат руки. И это — в центре Белграда. Тут — работник телевидения, и отсюда он, конечно, и выбегал. Вот здесь видна только торчащая рука и часть тела.

В соответствии с призывом вернуть Сербию в каменный век, удары наносились по хозяйственным объектам. Завод сельскохозяйственной авиации в Панчево бомбили 24, 27 и 29 марта; сельскохозяйственный комбинат «Младост» и «Косметперевоз» в Гниляне в Косове бомбили 26 марта; завод «Слобода» в Чачаке (стиральные машины, кухонные плиты и т.п.) — 28 марта и 30 марта; завод «Слобода» (цеха по кварцевым печам, по производству эмалированной посуды) — 4 и 6 апреля. Завод «Слобода» — это самый большой промышленный объект в Чачаке, и за счет работы на нем жило огромное количество семей. 4 апреля — теплоцентраль в Новом Белграде, которая обогревает весь город. 5 апреля — табачная фабрика в Нише; 5 апреля — химический завод «Милан Благоевич» в Лучанах; 9 апреля в 1.20 бомбили завод «Црвена Застава» в Крагуеваце. Это — выпуск легковых автомобилей и другой продукции. Более 30 тысяч семей жило за счет работы на нем. А повреждены еще 64 объекта рядом с этим заводом. Это даже нельзя назвать заводом, это — комплекс заводов.

14 апреля удар нанесен по комплексу заводов «Крушик» в Валево. Это — также самое большое предприятие, от работы на котором в Валево живет огромное количество людей. Уничтожены заводы по производству текстильных станков, заводы по производству аккумуляторов, заводы по производству арматуры и ряд других объектов. 15 апреля были уничтожены заводы «14 октября» в Крушеваце. 15 апреля в 01.30 в Белграде, в общине Раковица бомбили рабочий поселок Раковица. Тут сконцентрирована значительная часть промышленности Белграда: предприятие «Югострой» (холодильное оборудование), белградская пекарня, «Рекорд» (производство автопокрышек), фабрика моторов «Раковица» (производство тракторов и автомобильных моторов), предприятие «Минел» (производство энергетического оборудования). Повреждены монастырь Раковица, почта, машиностроительные техникумы, две начальные школы, детские сады, гостиница «21 мая», Дом здоровья.

Вот на заводе «Утва», вы видите, уничтожены и готовые сельскохозяйственные самолеты. Что же касается заводов «Црвена Застава» в Крагуеваце, где работало 30 тысяч рабочих, вы ничего не сможете увидеть, потому что они сравнены с землей. Это предприятие практически ликвидировано. (Далее опять идет очень длинный перечень разрушенных заводов. — Прим. ред.)

А пока готовятся новые фотографии, я могу вам сказать, что через несколько месяцев после этого мы наладили производство, восстановили транспорт, отремонтировали мосты, а до конца первого года все, кто потерял крышу над головой, получили новые квартиры в рамках большого плана восстановления страны.

Имеется большой список подвергшихся бомбежкам складов нефти и нефтепродуктов, который я не буду читать. Систематически уничтожалось все, но экологический ущерб гораздо больший, несравнимо больший, чем ущерб за счет потерь нефти и объектов, хотя и эти потери огромны. 12 апреля в Панчево вновь поражены объекты нефтеперерабатывающего завода; в Смердово — также новые бомбежки; делали это основательно, чтобы разрушить все дотла.

Существует также перечень центров спорта и отдыха, отелей, начиная от вершины Торник на Златиборе и Чиготы на Златиборе и кончая другими, где погибли люди, где на фотографиях видны куски человеческих тел. Среди фотографий — отель «Бачиште» на Копаонике. Полностью сгорел гостиничный комплекс. На всех снимках видны кассетные бомбы, и все это происходило в течение первого месяца.

Итак, характерен беспощадный обстрел гражданских объектов. Главная задача — причинить как можно больше страданий гражданским лицам. Обращаем ваше внимание на тот факт, что применялись бомбы, при взрыве которых обугливались человеческие тела. Эти бомбы использовались для поражения целей в населенных пунктах. Они уничтожили или повредили целые жилые кварталы. Сбрасывались кассетные бомбы на поля и, не взорвавшись, они дожидались, чтобы любопытные дети их нашли и дорого заплатили за свое любопытство.

Очевидно, что мишенью агрессора были гражданские лица. Об этом свидетельствует пример бомбежки моста в Грделичском ущелье среди дня, а 30 мая (вы это увидите позднее) бомбили и мост в Варварине, на реке Велика Морава, в полдень, в день религиозного праздника. Хотя знали и видели, что на нем находилось огромное количество гражданских лиц. А через час они снова бомбили, хотя знали, что на разрушенном мосту уже находятся команды спасателей, оказывающие помощь пострадавшим.

Каждое из этих отдельных преступлений представляет собой огромную трагедию. А цель, очевидно, состояла в том, чтобы терроризировать и сломить всю югославскую нацию. Целью был весь народ. Приведенные здесь данные пока вообще не содержат сведений об убитых военных, хотя и их мы точно так же считаем жертвами агрессии. И если мир является самой большой ценностью Объединенных Наций, то агрессия и война — это самое большое преступление. Эти люди защищали свою страну и не могли быть в своей стране, при ее обороне, легитимной целью агрессии, которая была незаконной, которая нарушила Устав Объединенных Наций, которая была осуществлена без согласия Совета Безопасности и даже без запроса правительств и парламентов стран — членов самого пакта НАТО.

Мне говорили лидеры парламентских партий Италии (я во время войны принимал их и левых, и правых), что она не является независимым государством, у них никто не спрашивает, будут ли они воевать с соседней страной. Агрессия показала, что НАТО является не союзом, а довеском американской администрации, которая может использовать его, когда захочет.

Эти преступления не могут быть оправданы, так как они были задуманы и спланированы за несколько месяцев, цели были намечены заранее. А внесение неприемлемого текста «соглашения» в Рамбуйе, которое подразумевало оккупацию всей территории Югославии, дало антисербской и антиюгославской пропаганде возможность с помощью самых влиятельных СМИ, глобальных информационных сетей создать предлог для агрессии. Поэтому сегодня более чем очевидно, что подлинной причиной агрессии НАТО было геостратегическое расширение НАТО и отдельных его членов, создание прецедента для агрессии и использования силы вопреки Уставу Объединенных Наций и без одобрения Совета Безопасности ООН. Я полагаю, что и в этом зале никто не сможет не услышать этого.

Судья Мэй:
Мы откладываем процесс до завтра, до 9.30.

Продолжение выступления.

Пока Косово день и ночь подвергалось страшным бомбежкам, ОАК называла предателями всех албанцев, не желавших покидать Косово. Предателями той концепции, которая должна была создать видимость массового бегства населения, вызванного «сербскими силами», как вы их называете. А на македонской границе ожидали сотни журналистов с камерами, задачей которых было опросить свидетелей «сербских злодеяний» и обеспечить эту информационную часть войны — убедить весь мир, что сербские власти и «сербские силы» осуществляли депортацию. А это было очевидной ложью.

Между тем, даже в конце второго месяца войны все эти комбинированные преступления — бомбардировки и разрушения, терроризм и информационная война — все еще не приносили желаемых результатов. Поэтому и было решено продолжить кампанию все новых кровавых угроз албанскому населению, от которого требовали бежать. А 13 мая 1999 года, ровно через месяц после предыдущего кровавого злодеяния — уничтожения албанской колонны беженцев — вновь было совершено массовое злодеяние. Когда бомбили колонну албанских беженцев, были зафиксированы переговоры летчика с его командным центром. Они были переданы по нашему телевидению. Летчик сообщает, что это не военная колонна, что он видит трактора, видит крестьян, видит гражданское население. Но он получает от командного центра ответ — выполняй приказ! И он наносит ракетный удар по колонне. 13 мая 1999 г. на дороге Призрен — Сува Река, у села Кориша, авиация НАТО разбомбила колонну албанских беженцев, в которой находилось пятьсот — шестьсот человек албанских беженцев, которые возвращались в свои дома в село Кориша. Итак, после двух месяцев войны они все еще возвращаются в свои дома, хотя вы утверждаете, что «сербские силы» их выгоняли. Но за то, что они возвращались, НАТО по ним наносил бомбовые удары. При этом погибло человек 50, а тяжело ранено, а потом умерло от ран еще много людей. Это весьма наглядный, чудовищный пример страданий людей во имя схемы, по которой действовал агрессор, чтобы объяснить свои преступления, совершенные в Югославии.

Прошу вас показать фотографии этого преступления против албанских беженцев 13 мая 1999 года. Обугленные тела, останки жертв, перевернутые тракторы. Посмотрите на убитого ребенка. Это один из 26 детей, которые пострадали при бомбардировке. Один из 26! Нельзя себе представить более ужасного послания… Прокурору, наверное, скучно, вижу — зевает… Нельзя было направить более ужасное послание албанцам, возвращающимся в свои села, о том, что возвращение запрещено. Кто возвращается, будет подвергнут обстрелу, заплатит головой за свое непослушание. Они должны покинуть Косово, они должны оправдать утверждение, что все бегут от «сербских сил». А «сербские силы» их спасали, помогали, отвозили в больницы, в самые лучшие больницы в Белграде.

И в дальнейшем, в бешенстве, ввиду краха нападения на Югославию, его исполнители упорно продолжают свою политику преступлений, характерной чертой которой были бомбардировки жилых объектов в населенных пунктах. На юге Сербии находится небольшой небогатый городок Сурдулица, где работают люди, известные своим трудолюбием и добросердечием. 27 апреля 1999 г. этот маленький городок подвергся жестокой бомбардировке. В этом городке не было каких-либо объектов, которые могли бы хоть как-то оправдать это. Хотя не существует ничего, что могло бы оправдать обстрел какого-нибудь объекта в ходе незаконной агрессии, которая нарушила Устав ООН, не получив одобрения Совета Безопасности, растоптав все нормы международного права.

Из истории мы знаем ряд городов, знаем деревню в Чехии, которую нацисты полностью уничтожили во время второй мировой войны, и она осталась символом преступления. Эти новые преступники уничтожили так много сел, что каждое из них могло бы быть символом преступления и тех нацистских времен. Но сейчас их масштабы разрослись многократно. Это остатки Сурдулицы после бомбардировки. Вот, например, разрушенный дом, из которого извлечено 10 тел. Ракета упала совсем рядом. По степени разрушения видно, что никто внутри не мог остаться в живых. Практически видно лишь, что все сравняли с землей. Это часть тел жертв, которые были извлечены в первый день бомбардировки. 28 апреля такое же варварское нападение было совершено на Призрен и Ябланицу, также находящиеся в Косово и Метохии.

В старом городе Призрене разрушено примерно 50 домов, как говорят, населенных в основном цыганами. В Призрене жили люди разных национальностей — сербы, турки, албанцы и др. Жизнь в Призрене текла нормально и в ладу друг с другом. Когда я был в Призрене, все мне об этом рассказывали: и руководители различных партий, и представители и православной, и мусульманской, и католической конфессий. Такая жизнь в Югославии была для кого-то большой помехой. На этой фотографии выносят труп из развалин. Мы видим ножки трехлетнего ребенка — девочки, оказавшейся под развалинами. Разрушенные дома. Опять Призрен и опять дома мусульман. На этой фотографии село Ябланица. подвергшееся бомбардировке 1 мая. Полностью разрушено примерно 20 домов, повреждено более 50 домов, погибли люди. А вот мечеть, разрушенная 1 мая, в ходе той же бомбардировки. Вот население Кула, подвергшееся бомбардировкам, в результате которых погибло 7, тяжело ранено 15 человек — в большинстве своем албанцы.

Посмотрите на эту ниву и лежащую на этой ниве убитую женщину, крестьянку. Ее расстреляли из самолета. Это произошло в селе Долево 11 мая 1999 г. Звали ее Ягодя Младенович.

26 мая в 08.30 — село Радосте. Это место между железной дорогой и рекой Бели Дрим. Опять погибшие албанцы. Вы увидите среди них и труп ребенка — албанки 1988 г. рождения из села Радосте под Ораховцем. 26 мая в 23.10 — село Раля, в районе Белграда. Эта семья спряталась в своем домике. Эти два ребенка — Стефан и Диана Павлович — убиты во время сна в своем доме. Видите Новоопазарский курорт — около 30 домов в Новопазарской Бане. В этом крае живут и сербы, и мусульмане. А это труп ребенка Кайтумы Кастрати из села Радосте, 1988 г. рождения. Когда он с друзьями пас скотину, он был убит натовской бомбой.

Вчера я вам говорил об уничтожении небольшого шахтерского городка Алексинац. Это злодейское преступление НАТО совершило 5 апреля. 28 мая, полтора месяца спустя, в 00.30 опять совершен воздушный налет на Алексинац. Из 14 натовских ракет 7 попали в самый центр Алексинца. Почему Алексинац вторично столь варварски разбомбили — спрашивать бессмысленно, так как вся эта война бессмысленна и представляет собой преступление. Те, которые явились убивать спящих детей, не могли бы спокойно спать, если бы были людьми, имеющими хоть каплю совести.

Это место падения ракеты, где люди были убиты и ранены 28 мая. Уже наступила весна, все зазеленело, только домов больше нет.

30 мая бомбили жилые дома, а также сельское кладбище в местечке Брвеник близ Рашки. Вы увидите и дома, и кладбище. На этих фотографиях вы видите только мертвых, но бомбили и живых, и мертвых. 31 мая осуществлено массированное воздушное нападение на Нови Пазар. Это район, где в основном живут сербы и мусульмане. А бомбили именно жилую часть Нового Пазара. При первом налете погибло 11 человек и тяжело ранено большое количество людей. Повреждены начальная школа и Дом здоровья, огромное количество жилых домов. Это самое большое преступление в Новом Пазаре, с тех пор как он существовал в новой Югославии.

8 июня в 00.15 часов опять подвергся нападению район Нового Сада. Время налетов наглядно говорит о том, что стреляли по жилым кварталам, когда были уверены, что люди спят в своих домах и будут убиты.

20 мая, через пять минут после полуночи, в Белграде было совершено воздушное нападение на клинический и больничный центр «Доктор Драгиша Мишович». Это большой клинический центр, один из наиболее известных в Югославии. Ракетами обстреляна неврологическая клиника и погибли больные. Они погибли, конечно, и в отделении интенсивной терапии. Пострадали все здания центра, включая родильный дом, отделение гинекологии, акушерное отделение и детскую больницу по легочным заболеваниям и туберкулезу. Центр «Доктор Драгиша Мишович», кстати, находится в элитной части Белграда, где преимущественно живут представители дипломатического корпуса, послы и дипломатические сотрудники высокого ранга. Вот разрушенный операционный зал. Вот помещение интенсивной терапии, вернее, то, что от него осталось, в неврологической клинике. Это внутренняя часть центрального помещения разрушенной неврологической клиники и места обнаружения тел. Это институт по урологии и нефрологии после бомбардировок и снимок больничной палаты.

Я упоминал Сурдулицу, небольшой город на юге Сербии, который почти сравняли с землей. В ночь с 30 на 31 мая — опять Сурдулица. На этот раз били по санаторию в юго-восточной части Сурдулицы. Это специальная больница по легочным заболеваниям. Но ракеты падали не только на эту больницу, но и на корпус дома для престарелых, что находился рядом. Ракетный удар по санаторию — я не могу найти ему места в перечне военных преступлений. Вы, юристы, занимающиеся этим вопросом, вероятно, об этом имеете какое-то свое представление. Все эти преступления тяжки, но удар по санаторию, полному больными, видимо, должен объяснить тот, кто это совершил. И я надеюсь, что он это объяснит.

Вот это — трупы на террасе здания санатория. Эти фотографии сделаны сразу после ракетных ударов, так что большинство людей еще не опознано. А это голова Душана Манойловича 1927г. р., которую нашли перед зданием санатория. Трупы, извлеченные из здания санатория. Как видите, в то утро двор полон трупов. Труп матери и дочери Босильки Малобабич, беженцев из Карловаца. А это трупы погибших в доме престарелых рядом с санаторием. Две больницы обстреляны — одна за другой. Клинический центр «Драгиша Мишович», а затем санаторий в Сурдулице. При первом был и родильный дом, а при втором — Дом престарелых.

У меня много документов о бомбардировках объектов культуры. Вам будут представлены материалы на двадцати страницах. Я не буду здесь сейчас зачитывать эти 20 страниц. Они относятся к уничтожению объектов культуры в Белграде, Нише, Новом Пазаре и других местах. Я перечислил только названия мест, где разбомбили множество памятников культуры.

Судья:
Господин Милошевич, как вы думаете, сколько это будет продолжаться?

Слободан Милошевич:
Я не знаю точно, потому что, как вам известно, у меня нет никаких условий для подготовки и нет никакой помощи. Предполагаю, что я закончил половину.

Судья:
Ожидаем, что вы завершите сегодня вечером.

Слободан Милошевич:
Я думаю, что вам не следовало бы меня ограничивать в моем выступлении. В 13.05 и в 13.15 в Варварине обстрелян мост через Великую Мораву, во время православного праздника, когда вблизи моста находилось несколько тысяч людей, а на мосту было несколько сотен граждан, которые всем были прекрасно видны. Через час они опять прилетели бомбить, хотя знали, что на мосту бригады спасателей оказывают помощь пострадавшим. Они хотели уничтожить еще больше людей. Среди них была и ученица Саня Миленкович, математический гений, 1983г. р. Здесь даже показан и ее школьный аттестат.

29 мая 1999 г. разрушено здание телевидения в Новом Саде. Полностью уничтожено. С 1 на 2 мая разбомбили оборудование водоснабжения. Без воды осталась большая часть города Приштины. Затем в городе Обреновац разбомбили всю инфраструктуру, объекты электроэнергетики на ТЭЦ «Никола Тесла». Подверглась бомбардировке фабрика «Цер» в городе Чачак. Это было одно из крупнейших предприятий Сербии, которое обеспечивало работой основную часть населения г. Чачак. Разбомбили предприятие «Прва искра» в Бариче под Белградом. Бомбили горно-литейный комплекс «Бор», единственный производитель меди в Европе, комплекс фабрик Крушик в Валево, 18 мая — повторно.

Разрушена ТЭЦ в Уровицах. Подвергались бомбардировкам комплексы «Электроистока» в Нише, трансформаторная подстанция в Новом Саде. Отсюда снабжается электричеством значительная часть Воеводины. Электротехнические сооружения на Бежанийской Косе являются ключевыми для снабжения Белграда. Если в Белграде отключается электричество, тогда нет ни воды, ни отопления, нет ничего, что работает на электрическом приводе.

Все объекты — больницы, родильные дома, водоснабжение, пассажирские автобусы, поезда, бомбежка которых запрещена Женевской конвенцией, протоколами и всеми другими нормами международного права. Это военные преступления. Это преступления геноцида и преступления против человечности. Все нефтехранилища бомбились и были уничтожены. Это привело к подлинной экологической катастрофе. Несравнимо больший ущерб был нанесен в экологическом плане, чем уничтожение самих нефтехранилищ, горючего. Я обрисовал в общих чертах, весьма выборочно и на скорую руку процесс уничтожения гражданских объектов в ходе агрессии НАТО против Югославии.

Я спрашиваю, о каком вы суде можете говорить, если отказываетесь судить за все те преступления на территории Югославии, которые совершили лидеры, правительства и войска НАТО, которые я перечислил? А ведь вы называете себя «судом по военным преступлениям на территории Югославии». Даже в той резолюции Совета Безопасности, по которой вас сформировали (которую Совет, правда, принял за рамками своей компетенции), даже в этой резолюции от ответственности за преступления на территории Югославии не освобождены ни американцы, ни немцы, ни французы, ни все остальные. И нигде не записано, что он создан для рассмотрения лишь тех преступлений в Югославии, которые, как вы решили, совершили сербы.

Вы сами свою компетенцию истолковали так, что всех преступников избавляете от ответственности, а судить будете только тех, кто защищался от агрессии в своем доме. Но вы отказываетесь считать ответственными агрессоров — подлинных преступников. При этом без конца повторяете, что суд над той стороной, которая защищалась, — это честный суд. Тем самим вы сами себя показали ставленниками той стороны, которая совершила преступление, и соучастниками преступления над стороной, которая защищалась на своей суверенной территории.

При этом вы опять же утверждаете, что судите не Югославию, не Сербию, а только меня. А я вам уже привел целый ряд аргументов, которые вы сами высказывали и которые свидетельствуют, что судите всех. Мне вы заявляете, что я ответственен по какой-то «совокупной» ответственности, которая на самом деле нигде не существует, ни в одном праве. Это означает, что вооруженные силы Югославии, которыми я командовал, совершили преступления, защищая свою страну при поддержке всего народа. Значит, вы судите все-таки государство и народ за то, что они защищались от нападения.

При этом одновременно вы сталкиваетесь с очевидными фальсификациями. Вы, например, вчера видели, что обвинитель придерживается лжи Уокера, которая опровергнута. И обвинитель знает истину, ибо вы слышали заявление Аранте, руководителя судебных экспертов из Финляндии, сказавшей, что она передала отчет прокурору. Значит, обвинитель намеренно скрывает истину и фабрикует ложное обвинение. И не только это. Обвинитель в течение этих двух дней демонстрировал общественности снимки из некоего лагеря в Боснии и Герцеговине, снимки, которые, вообще-то, известны, но являются фальсификацией. Поскольку обвинитель только что показал снимки, я имею кассету, которая показывает, как эта ложь была подготовлена и смонтирована в целях антисербской пропаганды. Я этим не касаюсь вопроса о тюрьмах в Боснии, но я касаюсь вопросов использования лживых телевизионных сообщений для фальсификации доказательств сербской вины.

И тогда вы увидите, что и здесь речь идет о снимках, которые обвинитель вынужден был признать, что они смонтированы и фальсифицированы. Эти снимки обошли весь мир, чтобы демонизировать сербский народ. Речь идет об одной английской «журналистке», которая приехала в один из центров для беженцев. (Они жили свободно, посещали соседние села, покупали там продовольствие и по своей воле перебрались сюда, чтобы спастись от ужасов войны.) Эта «журналистка» попала на склад этого центра, огороженный сеткой с двумя рядами колючей проволоки сверху для охраны склада. Так вот она из этого склада через сетку разговаривала и снимала беженцев, чтобы показать, что они находятся за колючей проволокой. Все это видно на той кассете.

Я спрашиваю общественность: если обвинителю известно, что в обвинении имеются фальсифицированные и смонтированные материалы, может ли он дальше выполнять свою работу? Вы, господин Мэй, конечно, знаете о решениях Верховного суда Англии относительно прекращения дел, если прокурор не ведет дело добросовестно. И, безусловно, вам известна доктрина о злоупотреблениях в судопроизводстве. Сколько лжи мы здесь вскрыли и сделали очевидной для всех! О беспристрастности и справедливости, которые ООН предписывает прокурорам, нечего и говорить, так как эти категории удалены на миллионы световых лет.

Вы, конечно, знаете и о приговорах, вынесенных за злоупотребления в судопроизводстве, если не организуется слушание на основе «хабеас корпус». Я, например, очень удивлен, что по «хабеас корпус» даже «друзья суда» не реагировали. Хотя, в соответствии с решением, которым вы их сами назначили, их обязанностью было подать жалобу. И они, как видные юристы, знают, какой вес имеют эти юридические факты. Поэтому я призываю профессиональную часть общественности отреагировать в соответствии со своей профессиональной совестью. Юрист не имеет право молчать перед лицом столь грубых примеров злоупотребления судопроизводством и нарушением права. Я ожидаю, чтобы вы сказали свое мнение о действиях обвинителя и, в частности, о фальсификациях, которые допускаются на глазах общественности.

Что касается всех этих ложных обвинений и моих аргументов, я в полной мере использую свое право потребовать вызова и допросить свидетелей, которые были прямыми действующими лицами всех этих событий. Учитывая все обстоятельства, международный характер принятых решений, я потребую, чтобы здесь предстали свидетели и чтобы мне дали возможность задать вопросы и Клинтону, и Олбрайт, и Шираку, и Блэру, и Шредеру, и Кинкелю, и Фишеру, и Ведрину, и Куку. и Оуэну, и Столтенбергу, и Ясуши Акаши, и Дини, и Кофи Анану, и Волебеку, и Шарпингу, и Доулу, и американской делегации на переговорах в Дейтоне, и государственным деятелям, присутствовавшим при подписании соглашения в Париже. Всем, с которыми лично беседовал, с которыми имел личные контакты, кроме Блера и Шредера (с которыми я не говорил). Разумеется, контакты официальные. Список иностранных свидетелей и список отечественных свидетелей я передам после того, как обвинитель закончит свои действия.

Судя по тому, как вы в прокуратуре сконструировали это ложное обвинение, получается, что политическая цель является самым существенным элементом дела, за которое вы обвиняете. Поэтому наряду с выявлением причин и следствий преступлений, совершенных над моей страной и моим народом, будет важно выяснить и ответ на вопрос о том, как же я имел всеобщую поддержку, например, в 1995 — 1997 годах, а сейчас, спустя почти десять лет, я стал объектом обвинения за геноцид в 1991 — 1993 гг. и не знаю уже, в какие еще годы.

А сейчас я буду говорить о преступлениях геноцида в Косово, совершенных после прихода туда «миссии безопасности» (КФОР) и гражданской миссии ООН. То есть после 10 июня 1999 г. Там были совершены преступления против человечности, преступление геноцида и другие военные преступления. И имеются доказательства непосредственного сотрудничества в совершении этих преступлений между оккупационными войсками, в которые превратились «силы безопасности» ООН, и террористами ОАК, которая продолжает опустошать, грабить, резать, сжигать и уничтожать все, что не является албанским, включая и часть албанцев.

КФОР в соответствии с Резолюцией Совета Безопасности .1244 (1999г.) обязан был обеспечить мир и безопасность для всех жителей Косова. К сожалению, факты показывают, что КФОР не выполнил свои обязанности. Кроме этого, государства, которые своими военными контингентами в составе КФОР осуществляют фактический контроль в отдельных секторах в Косово и Метохии, должны были обеспечить защиту этнических и религиозных сообществ, что предусматривается Конвенцией о предупреждении и наказании преступлений геноцида и другими общепризнанными международными договорами. Они, кроме немногих честных участников, этого не сделали.

Вместо мира и безопасности как результат их присутствия мы имеем 3000 убитых. Значит, под их защитой убито 3000 людей, большей частью сербов, но и других граждан неалбанской национальности; 2500 похищенных, из которых про 1300 человек ничего не известно, семьи которых опасаются, что они тоже убиты. Большинство из них сербы. Мы имеем пепелища вместо нескольких десятков тысяч домов, преимущественно сербских. В массовом порядке насильственно отнята частная и общественная собственность. Мы имеем расцвет криминала и изгнание более 360000 человек сербского и неалбанского населения под «защитой» ООН, включая, например, и 10000 хорватов из Янево и Витины, где они преимущественно жили. А затем были разрушены церкви и сербские святыни.

Мы бесконечное число раз смотрели по Си-эн-эн, как талибы разрушают статую Будды в Афганистане. Это, несомненно, — вандализм. Но под защитой ООН, в присутствии их военных подразделений, в Косово и Метохии разрушено 107 церквей, и ни об одном из этих злодеяний я ничего не слышал на их телевидении. Не говоря уже о том, чтобы это было подано так, как говорилось о талибах.

Продолжение

Часть 1

  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Я.ру
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Social Media Auto Publish Powered By : XYZScripts.com