Кто формирует общественное мнение

Из книги Хуберта Рейхеля РУССКИЕ придут наверняка

Хемингуэй и террор в Мадриде

Однажды в апреле 1937 г. Эрнест Хемингуэй встретил в мадридском отеле «Флорида» своего соотечественника. Находясь в Испании, Хемингуэй писал для американских газет. При этом oн не делал секрета из того, чью сторону занимал в «Испанской войне». Будущий нобелевский лауреат выступал на стороне Испанской республики, которая оказывала отчаянное сопротивление фашистскому путчу генерала Франко.

Франко пользовался военной и политической поддержкой фашистских режимов Германии и Италии, направивших туда свои воинские подразделения. В Испании немцы проводили испытания новых видов вооружений, предназначавшихся для использования в будущей войне.

Итак, Хемингуэй встретил коллегу, который накануне прибыл из Валенсии. Между ними завязался разговор. Хемингуэй задал вопрос, который поставил в качестве заголовка к одной из своих корреспонденций: «Как вам нравится Мадрид?»

— Здесь царит террор — ответил журналист — с этим сталкиваешься на каждом шагу. Кругом валяются тысячи трупов.

— Давно ли вы находитесь здесь?

— Со вчерашнего вечера.

— И где же вы видели трупы?

— Они повсюду — сказал он — чаще всего их можно видеть рано утром.

— Вы выходили сегодня утром на улицу?

— Нет.

— Видели ли вы хоть один труп?

— Нет — ответил он — но я знаю, что они лежат повсюду.

— Какие признаки террора видели вы лично?

— У меня еще не было времени, чтобы осмотреться, но я знаю, что террор свирепствует.

— Послушайте — сказал я — вы прибыли вчера вечером. Вы еще ни разу не выходили в город и хотите убедить нас — тех, кто здесь живет и работает — в том, что у нас под носом царит террор?

— Здесь действительно царит террор, и вы не можете этого отрицать — произнес «эксперт» — Доказательства тому очевидны.

Эта история относится к тому времени, когда Испанская республика защищалась от фалангистов Франко. Иностранные корреспонденты обязаны были прежде, чем передавать свои сообщения в редакции, представлять их цензуре. И «эксперт» об этом знал. Однако он попросил одну из своих американских коллег, покидавшую Испанию, взять с собой запечатанный конверт. Он сказал, что в нем нет «ничего особенного», всего лишь копия корреспонденции с фронта, которая только что прошла цензуру.

Доверчивая журналистка взяла конверт. Она слышала, что нацисты обещали за голову «эксперта» 20 000 фунтов. Однако ее коллеги заподозрили неладное. И не зря. В конверте находилась вовсе не корреспонденция с фронта, а статья, содержание которой было посвящено разгулу террора в Мадриде, где будто бы громоздились тысячи трупов…

Вечером в ресторане «Гран виа» все выяснилось. Нацисты вовсе не обещали за голову «эксперта» 20 000 фунтов. Эту «утку» просто выдумали.

ЦРУ кладет мистера Олсопа на обе лопатки

Бывший агент ЦРУ Е. Говард Хант должен был предстать перед судом. Он оказался замешанным в уотергейтском скандале. До этого ему предстояло пройти допрос у федерального прокурора. Когда последний задал ему вопрос относительно фальсифицированной телеграммы, которую правительство Кеннеди непосредственно связывало с убийством южновьетнамского президента Нго Дин Дьема, Хант спокойно ответил: «В конечном счете во время моей прежней службы в ЦРУ я кое-чему научился в организации такого рода дел, в распространении фальсифицированных статей, телеграмм и других подобных материалов…»

Незадолго до вывода разгромленных французских колониальных войск из Вьетнама в Ханое появились листовки. Они содержали инструкции относительно того, как следует вести себя населению в случае, если части освободительной армии возьмут город. Листовки были подписаны руководителями Фронта национального освобождения. В листовках указывалось, что многие вьетнамцы будут отправлены на строительство железных дорог в Китай. После появления листовок число людей, которые стремились зарегистрироваться в качестве беженцев, возросло в три раза.

Вся эта история — «плод психологической войны», ведущейся ЦРУ. Об этом позже сообщил полковник Эдуард Лондсдэйл.

Экземпляр фальшивой листовки попал в руки известного американского журналиста Джозефа Олсопа во время его поездки по странам Юго-Восточной Азии. Не исключено, что ему ее подбросили. Олсоп был твердо убежден в том, что имеет дело с подлинной листовкой Фронта национального освобождения Вьетнама. Результатом этого, согласно утверждению Лондсдэйла, и было появление его сенсационных, мрачных статей».

С помощью этой операции, предпринятой в рамках грязной «психологической войны», ЦРУ одним выстрелом хотело убить двух зайцев. С одной стороны, оно стремилось в момент освобождения вьетнамского народа отравить его сознание ложью, а с другой — использовать известного журналиста в целях дезинформации американского народа.

Фальсификаторы общественного мнения сочиняли впоследствии также небылицы, будто вьетнамские рабочие в Советском Союзе и ГДР должны «отрабатывать долги Вьетнама». В данном случае речь идет о лжи, которую пустило в оборот ЦРУ.

Ставилась двоякая задача. С одной стороны, надо было дискредитировать помощь, которую в соответствии с принципами пролетарской солидарности на протяжении десятилетий оказывали борющемуся Вьетнаму социалистические страны. С другой стороны, следовало отвлечь внимание от того факта, что США не выплатили Вьетнаму ни единого цента, хотя, согласно парижскому соглашению, Соединенные Штаты приняли на себя обязательство по возмещению ущерба, причиненного ими этой стране.

«Почти социалист»

Берлин. Август 1973 г. Во время Всемирного фестиваля молодежи и студентов местопребыванием для журналистов, съехавшихся со всех концов земли, служил отель «Беролина».

В поздние вечерние часы в баре отеля встречались многочисленные коллеги. Каждый вечер бар посещал человек, представлявший шпрингеровскую печать. За рюмкой коньяка он с воодушевлением говорил о фестивале молодежи, о радостном оживлении, царившем на Александерплатц, об интересных встречах с молодыми американцами и т. п.

Удивляло лишь одно. Корреспонденции этого коллеги, которые публиковались в его газете, разительно отличались от его рассказов в баре. Это производило отталкивающее впечатление. Будто написал совсем другой человек. Однажды вечером один из журналистов сказал ему: «Когда я слышу то, что вы рассказываете нам здесь, а на следующее утро читаю то, что вы написали для вашей газеты, у меня невольно возникают ассоциации с известными мастерами фальсификаций».

Коллега из шпрингеровской газеты лукаво подмигнул и ответил: «Не думаете ли вы, что мой хозяин заплатит мне хоть марку, если я буду писать о том, что здесь происходит в действительности? Я пишу то, что от меня требуют. Это моя работа. Но никто не может запретить мне высказывать свое сугубо личное мнение после работы». Он щелкнул пальцами, заказал еще один коньяк и сказал: «После работы я становлюсь почти социалистом…»

Вопрос жизни

Хельсинки. Август 1975 г. От дворца конгрессов «Финляндия», где проходят заседания участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ), до отеля «Мареки» совсем недалеко. Мы решили идти пешком, когда рядом с нами остановилось такси. В нем находился один из наших коллег, предложивший подвезти нас до «Мареки».

Мы были с ним знакомы по встречам в Москве. Его отличала объективность. Будучи христианином, он не восторгался социализмом. Тем не менее он был глубоко убежден в том, что Советский Союз искренне стремится к миру, поскольку вторая мировая война стоила ему колоссальных жертв.

На этот раз он производил впечатление угнетенного, замкнувшегося в себе человека. Как-то он сказал:

— Я давно работаю журналистом. Я внимательно следил за ходом послевоенного развития и глубоко переживал то, что мы слишком часто оказывались на грани новой войны. Поэтому я рассматриваю Совещание в Хельсинки как важнейшее событие трех последних десятилетий. Если процесс, которому Европа положила начало на этом Совещании, будет иметь продолжение, то появится величайшая возможность для сохранения мира.

— Что же вас так угнетает?

— Сегодня я получил экземпляр своей газеты, в котором опубликован мой первый репортаж из Хельсинки. Редакция переработала мою корреспонденцию в прямо противоположном смысле. Совещание подвергается в ней нападкам, а его значение и действенность ставятся под вопрос. И все это прикрывается моим именем. Читателям на родине меня представляют в качестве главного свидетеля Хельсинки, высказывающего такие взгляды, которые в корне противоречат моим убеждениям.

— И что же вы намерены делать? — спросили мы — Будете добиваться восстановления истины?

Он устало улыбнулся:

— Если быть до конца последовательным, то мне следует заявить об этом во всеуслышание. Но от этого зависит мое существование.

Второй разряд

В апреле 1983 г. Дворец Республики в столице ГДР стал местом проведения необычной научной конференции. По приглашению Центрального Комитета СЕПГ более 140 представителей коммунистических и рабочих, национально-революционных и национально-демократических партий, освободительных движений, социалистических и социал-демократических партий заняли места за столом заседаний. Подобной конференции еще не бывало.

Генеральный секретарь СЕПГ произнес речь, которая нашла широкий международный отклик, поскольку Эрих Хонеккер выдвинул в ней ряд предложений, адресованных федеральному правительству в Бонне.

Как поступил в таком случае один корреспондент из Федеративной республики? Он развязно заявляет, что, поскольку господь бог не присутствует на этой марксистской конференции, она практически не имеет существенного значения. «На конференцию — сообщает корреспондент — прибыли лишь второразрядные представители правящих коммунистических партий, революционных и освободительных движений».

Если бы он потрудился заглянуть в имевшийся в пресс-центре конференции список гостей, то сразу же установил бы, что в ней принимают участие 54 председателя и генеральных секретаря различных партий. Однако наш корреспондент верен себе: «Даже из Москвы в Восточный Берлин не прибыло ни одного ведущего деятеля, советскую делегацию возглавляет никому не известный инженер-судостроитель».

Этим «никому не известным инженером-судостроителем» был член Политбюро ЦК КПСС — органа, о котором та же самая газетенка пишет как о «центре Советской власти».

Концы с концами явно не сходятся.

Читать книгу полностью

  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Я.ру
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники

5 Responses to Кто формирует общественное мнение

  1. Макс:

    Неполживая демократическая пресса во всей красе!

  2. V:

    Отлично!
    Давайте ещё!
    Впрочем лжи и так полно, просто не так часто встретишь, чтоб в этом признавались.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Social Media Auto Publish Powered By : XYZScripts.com