шаблоны wordpress.

Как строился западный капитализм: голод и массовые убийства в колониях

famine

Лишь четыре эпизода колониальной истории из множества подобных — как Запад создавал свое благополучие за счет колоний, не останавливаясь перед массовыми убийствами туземного населения и разрушением туземного хозяйства, приводящим к вспышкам массового истребительного голода.

I. Ирландский скелет в английском шкафу[1]

Каждый российский англоман безусловно знает о Magna Charta (который на самом был лишь актом, дарующим новые привилегии крупным феодалам, а не зарей свободы). Но стоило бы, для расширения кругозора, ознакомиться и с килькенийским статутом короля Эдуарда III, согласно которому колесовались живьем все англичане, которые носят ирландскую одежду, женятся на ирландках и дают своим детям ирландские имена.[2]

"Головы убитых за день, к какому бы сословию те не относились, должно было отсечь и принести к тем местам, где он (полковник) располагался на ночь, и разложить их по обеим сторонам дороги, ведущей к его палатке, и так, чтобы никто идущий к нему с каким-либо делом, не преминул увидеть их. Головы должны устрашать; от мертвых не убудет, а живые пусть ужасаются при виде голов своих отцов, братьев, детей, родственников и друзей, на которые будут натыкаться, идя разговаривать с вышеупомянутым полковником", — таков был стиль английского правления в Ирландии уже во времена Елизаветы I. С этого времени входит в систему разорение местного населения при помощи конфискации у него земли — в пользу английских колонистов.[3]

Очистка земли от местного населения для последующей передачи ее английским колонистам (planters) включало и истребительные рейды. Так в 1575 г. знаменитый пират и разоритель латиноамериканских городов Фрэнсис Дрейк отличился и в Ирландии — в его рейде на о-в Рэтлин было вырезано 600 членов клана Мак-Доннел.

При подавления восстания в Ольстере английским войскам давались следующие вознаграждения за счет изгнанных и истребленных ирландцев — кавалеристу-рубаке по 240 моргов земли, пехотинцу — по 120.[4]

При короле Якове Стюарте, английская власть займется в Ирландии тем, чем активно занималась и в самой Англии — разрушением общинного землевладения и соответствующих социальных форм, что являлось базой для последующего обезземеливания крестьян. Наместник Ирландии лорд Чичестер издает прокламацию, объявляющих членов клана свободными от какого-либо подчинения вождю клана. После чего предложил считать Ирландию эквивалентом Америки — и сразу же начались раздачи ирландской земли английским протестантам, участками по 1000 и 1500 акров.

Если предводитель клана погибал или бежал — то немедленно вся земля всех членов клана становилась собственностью английской короны. Как будто никаких ирландцев там и не было.

Ирландия превратилась в полигон английского колониализма; схожий стиль — присваивать собственность туземцев, словно их не существует, будет применен и в других английских колониях.

Вскоре в Ольстере 195 тыс. акров земли перешло в руки английских и шотландских колонистов-протестантов, а у ирландцев осталось лишь 70 тыс. акров. Причем землевладельцам-протестантам было воспрещено даже сдавать землю в аренду ирландским крестьянам — пусть пухнут и дохнут с голода.[5]

Не одни британские монархи старались на ниве разорения ирландцев, вот и британский Долгий парламент в 1642 г. принимает акт о массовой конфискации ирландских земель — для расплаты со своими кредиторами.

Кромвелевское завоевание Ирландии, приведшее к гибели половины населения острова, 616 тыс. чел. [6], началось со слов вождя буржуазной революции, что Англия «продолжит великий труд по искоренению кровожадных ирландцев и их приспешников и доброжелателей».[7] Жители Дрогеды, Уэксфорда и ряда других городов были перебиты — даже в тех случаях, когда капитулировали на условиях сохранения им жизни. 100 тыс. ирландцев были проданы как рабы в Вест-Индию.

Парламентский акт 1652 г. "Об устроении Ирландии" полностью лишал земли всех ирландцев, которые участвовали в антианглийских восстаниях. А те, кто не участвовал — также по сути лишались всего. Одну треть земли у них просто отнимали, а взамен оставшихся двух третей "предоставляли" участки в бесплодном скалистом Коннауте на западе острова.

Парламентский акт от 27 сентября 1653 г. воистину продемонстрировал торжество капиталистической законности — к 1 мая 1654 г. ирландцы-католики должны были выселиться поголовно за реку Шеннон, в Коннаут. Кто из ирландцев, к указанной дате, останется по эту сторону Шеннона, будет казнен. Остаться дозволялось пока лишь малолетним и батракам, работавшим у хозяев-англичан. За поимку или ликвидацию ирландца, оставшегося в неположенном месте, назначалось хорошее денежное вознаграждение.[8] (Сравнить этот законодательный акт по степени безжалостности можно только с Indian Removal Act, принятом в 1830 году конгрессом США — тогда была произведена массовая депортация коренного населения Атлантического побережья Сев. Америки в районы вымирания на совершенно «законных основаниях»).[9]

Уже в 17 в. 85 % всей земли, принадлежавшей ирландцам, было конфисковано и передано во владение колонистам-протестантам из Англии и Шотландии ("священное право собственности" в английском исполнении).

Но и затем Англия ("основоположница демократии") продолжала "блистать" в сфере унижения и разорения коренного населения Ирландии. Ирландцам-католикам запрещалось носить оружие, занимать какую-либо общественную или государственную должность, быть учителем или адвокатом, владеть землей, снимать дорогую квартиру или иметь хорошую лошадь, быть опекунами детей и отправлять собственных детей для обучения за границу. Полицейский чин мог в любой момент явиться в дом католика-ирландца и потребовать предъявления детей. Если кого-то из них не было дома — "ага, он учится во Франции" — все имущество семьи конфисковывалось. Священник, сочетавший браком католика и протестантку, католичку и протестанта подвергался смертной казни (закон 1725 г.).[10]

В 18 в. отрубленные головы ирландцев уже не выкладывались у дорог, поскольку были найдены более экономные способы истребления коренного населения острова.

"Треть ирландской арендной платы тратится в Англии, что вместе с прибылями, пенсиями и прочим составляет добрую половину доходов королевства, всё — чистая прибыль для Англии. Эта арендная плата выжимается из крови, жизненно важных органов, одежды и жилищ арендаторов, которые живут хуже, чем английские нищие", — писал Джонатан Свифт в статье "Краткое обозрение государства ирландского".

К началу 19 в. каждый год из Ирландии в карманы лендлордов, живущих в Англии, выкачивалось свыше миллиона ф. ст. арендной платы.

Ирландское промышленное производство было подавлено, чтоб не конкурировало с английским, Ирландии даже запретили напрямую торговать с другими британскими колониями. Было уничтожено ирландское судостроение и высокими вывозными пошлинами задавлено ирландское производство шерсти.

В относительно плодородной стране голод с тысячами смертей стал привычным явлением.

Дж. Свифт в "Письмах суконщика" писал, что "Все дороги, улицы и двери домов осаждаются нищими женщинами, за которыми следует 5-6 детей, прося и моля прохожего о милостыне", а его современник, лорд-наместник, докладывал в Лондон, что в городских рвах лежат трупы людей, рот которых покрыт зеленью от травы, которой они пытались утолить свой голод в последние минуты жизни.[11]

После отмены в начале 1840-х гг. хлебных законов, стимулировавших производство зерна у лендлордов, начинается очистка их огромных имений от мелких арендаторов. Английские землевладельцы решительно выбрасывают ирландцев с земли, передавая её под выращивание кормовых трав для скота.

Внешне невинный процесс перехода на продуктивное животноводство дорого обойдется ирландскому народу.

Ирландские крестьяне-католики останутся со своими крохотными участками, где только щедрый американский гость-картофель будет спасать их от голодной смерти. До поры до времени.

Когда в 1845 гостя сгубила грибковая болезнь, то в Ирландии начался голодомор — к 1851 г. население острова сократилось почти на треть.[12]

"… Мы вошли в хижину. В дальнем углу, едва видные сквозь дым и покрывающее их тряпье, лежали обнявшись трое детей, с запавшими глазами, без голоса, в последней стадии дистрофии… Над остатками горящего торфа скорчилась еще одна фигура, дикая, почти нагая, почти нечеловеческая с виду. Жалобно стеная, иссохшая старуха умоляла нас дать ей что-нибудь, показывая руки, на которых кожа свисала с костей..", — пишет английский автор, посетивший Ирландию в 1847. И в то же время "огромные стада коров, овец и свиней… отправляются с каждым отливом, из каждого из 13 наших портов, курсом на Англию, и помещики получают арендную плату и отправляются тратить ее в Англию, и сотни бедняков ложатся и умирают вдоль дорог от недостатка пищи".[13]

Даже на пути в Америку до 30 % спасающихся от голодной смерти ирландцев погибало от тифа и дистрофии.

Гибель Ирландии не встретила особых филантропических чувств в Лондоне, где частные фонды и правительство перекладывали друг на друга обязательство оказать помощь голодающим. Промедление это совершалось не без умысла. "Смертность от голода и эмиграция… очистили земли от нерентабельных производителей и освободили место для более совершенного сельскохозяйственного предприятия."[14] Как ни странно, но фактический геноцид католического населения Ирландии не вызвал большого интереса и в католических странах Европы, к примеру, во Франции или Польше.

Зато английские пропагандисты поработали на славу, перекладывая всю вину с английского правящего класса на грибок, который конечно возразить не может.

И сегодня населения в Ирландии гораздо меньше, чем в начале 19 в. Если в 1840 г. на этом острове проживало около 8,18 млн чел., то к концу 19 в. около 4,46 млн, включая англосаксонское меньшинство; ныне 5,5 млн, учитывая Ольстер с его протестантским населением.[15] А английские пропагандисты всё ищут голодоморы где угодно, но только не под сенью британской короны. (Для сравнения, в католической Польше, оказавшейся под властью «царистской» России, население стремительно увеличивалось — с 2,7 млн в 1815 г. до 9,5 млн в 1897 г.[16] В российской "тюрьме народов" католики множились и процветали, в британской "цитадели демократии" стремительно вымирали.)

Массы ирландцев, бегущих от голодной смерти в английские промышленные города в первой половине 19 в., еще более сбивали цену труда. Их нищета вызывала здоровый смех даже у английских интеллектуалов.

"Ирландцы носят наряд из лохмотьев, снять и надеть который является труднейшей операцией, предпринимаемой только по праздникам или в особо торжественных случаях". Впрочем юмор Карлейля был совсем уж английским, когда он отзывался об ирландцах, как о "свиньях в человеческом обличье".[17]

Большинство из методов, которые англичане опробовали в Ирландии, они применили и в своих заокеанских колониях.

II. Голод в британской Индии[18]

Индия в течении веков было страной мечты для английских буржуа. Мечта была хищной, англичане хотели добраться до ее сокровищ. Самим англичанам было нечего предложить Индии. Ее хозяйство, хоть отставало от английского по технологиям массового производства, однако обладало разнообразными ремесленными методами и производило большое количество качественных товаров. По абсолютным размерам хозяйства Индия, учитывая ее огромное население, занимала первое-второе места в мире — вместе с Китаем.

Результатом Семилетней войны и, в особенности, битвы при Плесси (1757) стал переход индийского навабства Бенгалия под власть британской Ост-Индской компании. Это богатейшее государство Индостана имело до 30 млн. населения и почти не пострадало от феодальных войн, приведших к разрушениям в других индийских регионах. Но теперь Бенгалии предстояло узнать все прелести накопления английского капитала.

Войска Компании и лично их командующий Р. Клайв для начала обчистили казну этой страны на сумму в 5,3 млн. ф. ст. (трудно представить, чтобы Суворов или Кутузов сделали что-нибудь подобное). Потом Компания овладела фискальным аппаратом страны.[19]

Аппетит у Компании был хороший: резко вырос уровень налогообложения населения, в том числе в два раза увеличился поземельный налог.

Британские властители Бенгалии отдавали сбор налогов на краткосрочный откуп — служащим Компании и ростовщикам, а "в помощь" сборщикам придавали войска. Во время сбора налогов применялись изощренные пытки, жертвами которых были и женщины, и дети.

"Детей засекали до смерти в присутствии родителей. Отца связывали с сыном лицом к лицу и подвергали порке так, что удар, если не приходился на отца, то падал на сына. Крестьяне забрасывали поля. Они бежали бы все до одного, если бы не отряды солдат на дорогах, которые хватали этих несчастных."(Эдмунд Берк, речь в Палате общин).[20]

Местным купцам было воспрещено заниматься внешней торговлей, а вдобавок англичане ввели внутренние таможни и монополизировали важнейшие отрасли внутрибенгальской торговли. Сотни тысяч бенгальских ремесленников оказались принудительно прикреплены к факториям Компании, куда им надлежало сдавать свою продукцию по минимальным ценам, а часто им вообще ничего не платили.

Как свидетельствовал очевидец: "Коммерческий резидент (начальник фактории)назначает им всем (ремесленникам-ткачам) определенную работу, за небольшой аванс присваивает их труд, лишает их права использовать свое искусство для собственной выгоды". "Рынки, пристани, оптовые рынки и зернохранилища полностью разрушены. В результате этих насилий торговцы со своими людьми, ремесленники и райаты (крестьяне) и другие бежали", — значится в сообщении правителя округа Бирбум навабу, сохранившему номинальную власть.[21]

В 1762 Роберт Клайв и другие высшие служащие Ост-Индской компании образовали общество для монопольной торговли солью, бетелем и табаком в Бенгалии, Бихаре и Ориссе. Заминдары и непосредственные производители были обязаны сдавать товары этому обществу по принудительно низкой цене. Это вело к разорению как индийских землевладельцев, так и крестьян с ремесленниками.[22]

Разные виды ограбления населения привели к голоду 1769-1773 гг., во время которого погибло около трети жителей Бенгалии, от 7 до 10 млн. чел.[23]

Маркс в своей работе о британском правлении в Индии писал: "В 1769-1770 гг. англичане искусственно организовали голод, закупив весь рис и отказываясь продавать его иначе, как по баснословно высоким ценам".[24]

Однако и после этой катастрофы стиль английского правления не изменился. Общинные земли под разными предлогами присваивались Компанией, из сборщиков налогов был образован новый класс феодальных землевладельцев.[25]

Генерал-губернатор Корнуоллис сообщал о результатах бурной активности своего предшественника Гастингса (1789): "В течение ряда лет сельское хозяйство и торговля приходили в упадок, и в настоящее время население этих провинций (Бенгалия, Бихар, Орисса), за исключением шроффов (ростовщиков) и баньянов, быстро идет навстречу всеобщей бедности и разорению."

Тяжелым бременем ложилось на княжества, подчиненные Ост-Индской компании, содержание "субсидиарного войска".[26]

В 1780 — 1790-е гг. голод продолжал выкашивать Бенгалию, его жертвами стало несколько миллионов человек. Голод пришел также в захваченные англичанами Бенарес, Джамму, Бомбей и Мадрас.[27]

В первой половине XIX в. англичане провели две успешные войны против маратхских княжеств, занимавших центральную часть Индостана — Декан, в трех войнах разгромили майсуров в Северной Индии, взяли под контроль Великих Моголов, правящих в Дели, закогтили Непал, откусили куски от Ауда и Бирмы.

Творчески сочетая прямое насилие, взятки, подкуп и стравливание противников, Ост-Индская компания шла все далее на север, северо-запад и северо-восток. Экспансия нередко была замаскирована высокими словами о предотвращении угрозы британским владениям: при Наполеоне со стороны Франции, а затем — России. Также как Чингисхан заставлял покоренные народы воевать за себя, англичане воевали кровью и потом индийских солдат-сипаев, погонщиков, носильщиков и т. д. Покоренные индийские государства первым делом подписывали субсидиарные договоры, согласно которым, вместо своих армий, обязывались содержать войска Ост-Индской компании, фактически оплачивая чужеземное иго. Обеспечение колониальных войск разоряло местное население не менее, чем монополия Компании на разные виды торговой деятельности.

В 1839 г. англичане напали на государство Синд (территория совр. Пакистана), и после бомбардировки взяли порт Карачи. Эмирам Синда пришлось подписать кабальный договор и выплачивать дань Ост-Индской компании. В феврале 1842 г. войска Компании снова вторглись в Синд, и, разгромив синдских эмиров и ополчение белуджей, присоединили его территорию. Английский командующий Ч. Нейпир щедро вознаградил сам себя за успех, взяв из военной добычи ценностей на в 70 тыс. ф. ст. После этой войны британцы выходят на границу с Афганистаном, который постараются прибрать к рукам — конечно же, для "защиты" своих индийских владений.

В 1845 англичане взялись за сикхское государство в Пенджабе, где незадолго до этого умер энергичный правитель-сардар Раджит Сингх. Некогда могущественная сикхская армия была охвачена демократическими преобразованиями. Командовать стали выборные солдатские панчаяты (советы). Результат не замедлил себя ждать. В 1845-1846 гг. англо-сипайская армия разбила сикхов в четырех сражениях. Согласно договору, подписанному регентами малолетнего сардара, сикхское государство получило английскую администрацию.

В апреле 1848 сикхская армия попробовала избавиться от господства Компании. Однако сикхи были истреблены английской картечью неподалеку от своей столицы Мултана. А затем войска Компании подвергли столицу интенсивной бомбардировке и не менее интенсивному разграблению. Здесь повторились сцены, типичные для колониальных войн, которые вела "основоположница демократии". Ударники капиталистического труда награбили одного только золота и серебра на 5 млн. ф. ст. Среди захваченной англичанами добычи оказался бриллиант Кох-и-Нур, то есть Гора Света, один из крупнейших в мире — он украсил корону Ее Величества.

После разгрома лучших индийских воинов в руках британцев оказалось три четверти населения Индии. Прибрать остатки Индостана было уже делом техники. Здесь больше не осталось ни одного сильного противника.

Тем временем массовый голод делал свои "успехи", охватывая раз за разом всё большую территорию колониальной Индии. Это было результатом сознательной политики британских властей по разрушению сельской общины и разорению местного ремесленного производства, что освобождало рынок для английских промышленных товаров. По сообщению британского генерал-губернатора от 1834: "Равнины Индии белеют костями ткачей".[28]

На индийские княжества, ограбленные Ост-Индской компанией, ложилось обслуживание кабальных займов. Компания верно следовала либеральным принципам — и, раздавив индийскую общину, сама не тратила денег на работы в интересах общества, на ирригацию и мелиорацию, столь важные в индийских природно-климатических условиях. От этого поля пустели быстрее, чем от прямого грабежа.[29]

Безудержная эксплуатации индийских колоний была важнейшим источником накопления английских капиталов и промышленной революции в Англии, обеспечила до трети английских инвестиций.[30]

По подсчетам известного американского историка Б. Адамса, в первые десятилетия после присоединения Индии англичане вывезли оттуда средств на сумму 1 млрд. ф. ст.[31]

Переход Индии после сипайского восстания под прямое управление британской короны не затормозило маховик ограбления этой страны.

* 1800-1825 гг. от голода умер 1 млн. чел.,

* 1825-1850 гг. — 400 тыс.,

* 1850-1875 гг., поражены Бенгалия, Орисса, Раджастан, Бихар, умерло 5 млн.,

* 1875-1900 гг. — умерло 26 млн.

Жертвами "большого голода" 1876-1878 гг., поразившего в первую очередь, Бомбей и Мадрас, стали по данным английской администрации около 2,5 млн., а по индийским данным около 10 млн. чел.[32]

С начала 20 в. английская администрация стала скрывать данные о жертвах голода в Индии.[33] В официальной статистики указывалась лишь численность населения районов, поражённых голодом.

* 1905-1906 гг. голод поразил районы с населением 3,3 млн. чел.,

* 1906-1907 гг. — с населением 13 млн.,

* 1907-1908 гг. — с населением 49,6 млн. чел.[34]

Данные по смертности от голода списывались на эпидемии холеры и чумы, вспыхивавшие в голодающих районах. В 1896-1908 гг., по данным английской администрации, в пораженных голодом районах, "от чумы" умерло 6 млн. чел.[35]

В годы Первой мировой войны колония Индия с преимущественно нищим населением должна была поставить английской метрополии продовольствия и снаряжения на 200 млн. ф.ст., предоставить займов на 150 млн. ф.ст. (не считая многомиллионных пожертвований, носящих, как правило, принудительный характер). Поставки сельхозпродукции производились в принудительном порядке (фактически то была продразверстка), займы и поставки обеспечивались повышением налогов. Множество крестьянских хозяйств разорилось, крестьяне превращались в бесправных сборщиков и батраков. Урожаи значительно сократились. Рабочий день на предприятиях длился до 15 часов. К концу войны Индию поразил голод, сопровождавшийся эпидемиями — от этих причин погибло 12-15 млн. чел.[36]

В 1933 г. директор Медицинской службы Индии генерал-майор Дж. Мигоу сообщал, "по крайней мере 80 миллионов человек в Индии постоянно голодают".[37]

В 1942-1943 гг. территорию Бенгалии, север и восток Индии охватил голод, жертвами которого стало 5,5 млн. чел.[38] Голод был результатом реквизиций риса и прочего зерна, предпринятых английской администрацией и, по мнению некоторых исследователей, являлся сознательным ударом Англии по индийскому населению, поддержавшему «Августовскую революцию» 1942 г. и антибританское движение, возглавляемое Субхасом Босом.[39]

III. Голод во французском Алжире[40]

В предыдущей заметке "Голод в британской Индии" я коснулся темы эксплуатации британских индийских колоний. Овладение Индостана англичанами сопровождалось масштабным разграблением там государственной и общинной собственности, уничтожением местного мелкотоварного хозяйства, разрушением общественных сельскохозяйственных систем, например ирригационных — всё это привело к гибели от голода десятков миллионов людей. Схожее происходило и в других колониях и полуколониях Британии, а также в колониальных владениях других западных держав.

Капитал этих стран, точно также как и английский, выходя на мировую арену, вторгается в социумы, ведущее некапиталистическое хозяйство, насилует и разрушает их — в целях максимизации прибыли и снижения издержек.

"Надеяться на то, что капитализм когда-нибудь будет довольствоваться только средствами производства, которые он может получить путем товарообмена, — значит строить себе иллюзии… Поэтому капитализм считает для себя жизненным вопросом насильственное присвоение важнейших средств производства колониальных стран… Как вступительный прием капитала вытекает систематическое планомерное разрушение и уничтожение тех некапиталистических социальных объединений, с которыми он сталкивается при своем расширении. Мы имеем здесь дело уже не с первоначальным накоплением: описанный процесс продолжается до наших дней. Всякое новое расширение колоний сопровождается конечно этой упорной войной капитала против социальных и экономических отношений аборигенов и насильственным похищением их средств производства и рабочих сил", — отмечает исследовательница накопления капитала Р. Люксембург.[41]

Кстати, нечто похожее, что творилось в 19 в. в колониальных странах, повторится и в конце двадцатого столетия — на последней территории, осваиваемой мировым капиталом, в России…

Из-за кровавых религиозных конфликтов 16-17 вв. Франция слишком поздно включилась в борьбу за колонии. Все ее попытки в 18 в. перехватить колониальное лидерство у Британии завершаются неудачей. Франция остается страной с большим аграрным перенаселением, с развитыми ремеслами и мануфактурами, но со слабым развитием фабрик — сказывается нехватка дешевых колониальных ресурсов.

С французской революции начинается переход от аграрного сословного общества к индустриальному буржуазному, который занял около 80 лет. Сопровождалось это большими кровопусканиями. Во Франции так и не произошло решительного раскрестьянивания, как в Британии. Однако излишки аграрного населения были перемолоты репрессиями и войнами, которые длились без перерыва 23 года. Десятки тысяч голов сняла революционная гильотина. В провинциальных городах примечательным видом казни было массовое утопление. В одной только Вандее было уничтожено до полумиллиона человек, преимущественно простых крестьян.[42] Буржуазные демократы истребляли социальные слои, задержавшихся в феодализме, с размахом и изобретательностью. Например, во время «республиканских свадеб» связывали вместе голышом священника и крестьянку, после чего топили.[43]

Наполеоновские походы стоили Франции потери двух миллионов человек.[44] Причем на одного солдата, погибшего в бою, приходилось десять умерших от болезней и недоедания.

Пока Франция не начала снова набирать колониальные владения, жизнь простонародья была весьма скудной. Как пишет Ф. Бродель: "На девяти десятых территории Франции бедняк и мелкий земледелец питаются мясом лишь раз в неделю, да и то солониной".

С революцией 1830 г. завершилась эпоха Реставрации, закончилась династия Бурбонов и под маской Орлеанской династии к власти пришла финансовая олигархия — Луи-Филиппа сажали на трон главные французские банки Казимир, Перье, Лаффит и другие. Не случайно в это время Франция начинает новое обретение колоний и, прыгнув через море, приступает к покорению Северной Африки — с Алжира.

В феврале 1848 г. монархические личины с господства крупной буржуазии во Франции были сорваны. Политическая власть легко перешла в руки Временного правительства, диктаторская военная власть в руки масона генерала Кавеньяка — на тот случай, если низшие слои общества воспримут демократические лозунги слишком буквально.

С революцией 1848 будет отменено прямое рабство во французских колониях, однако различные формы принудительного труда будут существовать там вплоть до конца колониального владычества. (Например, в Западной Африке французская администрация принудительно набирала негров как носильщиков грузов. Во время работ значительная их часть погибала от истощения и изнурения. А, чтобы остальные не разбежались, их жен отправляли в лагеря; там охрана развлекалась, насилуя беззащитных женщин.)

Да и десятки тысяч представителей французских низов, проштрафившихся перед капиталом, были отправлены за море, на каторжные работы. С каторги в тропической Французской Гвиане, в частности на Чертовом острове, возвращалось меньшинство.[45]

С потерявшими работу на земле, пролетаризировавшимися крестьянами, число которых к сер. 19 века доходило до 9 млн., французская буржуазия не церемонилась.

Непосредственной причиной к пролетарскому выступлению в июне 1848 г. послужило закрытие либеральным правительством "национальных мастерских" — на общественных работах было занято свыше 100 тыс. чел. Неженатых рабочих 18-25 лет незамысловато отправляли в армию, а остальных — на земляные работы в провинцию. Рабочие естественно возмутились — они оказались лишними на празднике всяческих свобод.

Расправа либералов над восставшими носила беспредельно жестокий характер.

Общее число рабочих, уничтоженных либеральной буржуазией в 1848, оценивалось в 11 тыс. чел. — расстреливали в Париже без суда и следствия..[46]

После победы буржуазно-либеральной революции 1848 г. и разгрома пролетарских выступлений Луи-Наполеон, избранный президентом Франции (затем он еще станет императором), начинает полномасштабную капиталистическую модернизацию. Первый этап ее завершится разгромным поражением во франко-прусской войне и отвратительными сценами братоубийства после подавления Парижской Коммуны 1871 г.

Тысячи людей были уничтожены лишь за то, что выглядели не так, как добропорядочные буржуа. "Было плохо в этот день оказаться заметно выше, грязнее, чище, старше или некрасивее своих соседей".[47] Тридцать тысяч французов из низших слоев общества было расстреляно и вдвое большее число сослано на гибельную заморскую каторгу.[48]

Однако английская буржуазия, отбросив прежнюю вражду, передала французской буржуазии немалые куски колониального пирога в Африке и Индокитае, поделилась контролем над Китаем — это помогло Франции выбраться и из кровавого омута классовых конфликтов, и из пучины прусских контрибуций. Англия опасалась чрезмерного ослабления Франции — надо было поддерживать баланс сил и постоянную вражду континентальных держав…

К началу французского завоевания Алжира в 1830 г. общинная родовая и нераздельная семейная собственность являлись господствующими типами земельного владения у берберов и арабов, что, в значительной степени, было связано с природно-климатическими условиями региона. На большей части страны засушливый климат вынуждал население заниматься экстенсивным скотоводством или же вести земледельческое хозяйство с использованием ирригационных систем, создаваемых коллективным трудом.

Французское правительство начало с того, что присвоило большую часть покоренных земель; и тех, что находились под управлением прежних владетелей страны — деев, и тех, что были во владении арабских и берберских родов, но не находилось под земледельческой обработкой: пастбищ, лесов, лугов, "пара" и залежи. Конфискованная земля передавалась и продавалась под поселения французских колонистов — cantonnements. Не была оставлена вниманием конфискаторов не только общинная, но и частная земля — если она требовалась для основания или расширения поселений европейцев, или в интересах фиска. Захват земель у берберских и арабских родов проходил регулярно — упомянем постановления колониальных властей от 1830, 1831, 1840, 1844, 1845, 1846 гг.

Закон 16 июня 1851 г., забрал все леса в собственность французского государства, по нему коренное население лишилось 24 млн. га лугов и земель, поросшим низким кустарником — что фактически погубило туземное скотоводство.[49] Местное население последовательно вытеснялось в малоплодородные горные и пустынные районы. Но система конфискаций и последующих продаж не столько вела к усилению европейской колонизации, сколько возбуждала спекуляцию и ростовщичество. Алжирцы выкупали свои земли обратно, но впадали в кабальные долги.

Для сравнения скажем, что столь порицаемый на Западе "русский царизм" никогда не прибегал к таким методам — все туземные племена, оказавшиеся на огромных пространствах под его властью, как вели экстенсивное скотоводческое, земледельческое или присваивающее хозяйство, так и остались со своими землями, со своими угодьями. Обсосанные русофобами случаи переселения кавказских родов с гор на равнину имели целью искоренение причины набеговой активности и приводили только к улучшению для них хозяйственных условий. Поэтому даже и на российском Кавказе происходило прямо противоположное тому, что повсеместно наблюдалось в колониальных владениях западных держав…

После подавления сопротивления племен алжирской Кабилии, наступление французского капитала на социальные и хозяйственные устои местного населения усилилось — в 1863 г. был принят закон, принуждающий к разделу общинной собственности между семьями и членами семей.

С 1863 по 1873 гг. оказалось разделено 400 из 700 общинных владений. Хаос усилился, мелкие собственники быстро теряли свои участки, не имея капитала для подъема хозяйства; мелкие хозяева теряли доступ к пастбищам; ирригационные системы гибли; ростовщики захватывали землю, европейские земельные спекулянты покупали и перепродавали участки. Вместе с земельной спекуляцией и разорением мелких собственников усиливался голод.

Но французский капитал был упорен. В 1873 г. законом была установлена обязательность частной собственность на алжирскую землю.[50] Наступил праздник для земельных спекулянтов и ростовщиков и пошла новая фаза хозяйственного разорения туземцев. Арабы и берберы бежали, спасаясь от голодной смерти, во владения турецкого султана; кто не имел возможности бежать — погибали.[51] Не очень ладилась и европейская колонизация, множество земли скопилось в руках крупных землевладельческих акционерных компаний и латифундистов — т. н. «ста сеньоров». Около трети земли, отобранной для французских колонистов, оказалось в руках двух фирм, сдававших ее в аренду всё тем же туземцам — то есть, деньги делались на базе предшествующего грабежа. Еще четверть «офранцуженной» земли осталась совершенно необработанной, новые владельцы не сочли нужным вкладывать в нее капитал — однако ее не вернули туземцам.[52] Когда собственность попадает в руки капиталистов, пусть и завзятых спекулянтов, то она уже становится "священной".

Энциклопедия Брокгауз в конце 1890-х пишет о значительном уменьшении туземного населения Алжира.[53] Историк D. Lefeuvre сообщает о сокращении населения Алжира только с 1830 по 1872 гг. на 875 тысяч человек, с 3 млн. до 2 млн. 125 тыс.[54] Итак, от четверти до трети населения Алжира погибла в результате прихода западного капитализма. И можно сказать, если бы в Алжир пришли англичане с их расизмом и холодной протестантской безжалостностью — результат был бы еще страшнее. Достаточно вспомнить судьбу Ирландии, где и сегодня население гораздо меньше, чем в начале 19 века — там тоже было произведено разрушение общинного землевладения и конфискация массы земель в пользу колонистов-протестантов и английских лендлордов, сопровождающаяся обезземеливанием коренного населения.. [55] Или помянуть коренных жителей Австралии, которых просто уничтожали как животных, вредящих стадам английских колонистов…[56]

Однако стоит ли удивляться, что антиколониальная борьба, развернувшаяся в Алжире после 1954 г., носила чрезвычайно жестокий характер с обеих сторон; в борьбе против французской армии погибло около полутора миллионов алжирцев, население сотен деревень было депортировано, около 2 млн. чел. отправлено в концлагеря. [57]

В одной из следующих заметок цикла "Как строился капитализм" я постараюсь осветить "цивилизаторскую" деятельность бельгийцев в Конго, превративших большую и густонаселенную часть черной Африки в огромный трудовой концлагерь — за первые тридцать лет колониального правления население страны сократилось вдвое, уменьшившись на 15 млн. чел. [58]

IV. Образцовая американская война

Американо-испанская война 1898 и последующее за ней завоевание Филиппин. Именно эта война дала старт длинной череде грабительских походов вооруженных сил США за пределы собственно американского континента — происходивших, похоже, под девизом "У вас есть то, что нужно нам — ждите нас в гости".

Большую часть своих колониальных владений Испания потеряла еще в 1820-х.

За предыдущим сеансом потрошения заморских испанских владений стояла Англия, оказавшая латиноамериканским повстанцам всю необходимую поддержку, в том числе, военную, транспортную и информационную. К примеру, английская эскадра под командованием Кокрейла перебросила повстанческую армию де Сан-Мартина из Чили в Перу. А Симон Боливар, уже после начала мятежа посетивший Лондон, смог на щедрые субсидии Уайт-Холла навербовать целый легион наемников из числа европейцев. Освободившись от испанцев, Латинская Америка превратилась вовсе не в единое независимое государство, как об этом (возможно) мечтал Боливар, а в скопище банановых республик. За их республиканскими и демократическими фасадами скрывались английский, а затем американский диктат, господство английских, а затем и американских монополий, резкое классовое расслоение, геноцид коренного населения (вершиной которого стала Парагвайская война), застойная нищета беспощадно эксплуатируемых крестьян-пеонов, открытое или слегка закамуфлированное рабство на плантациях и рудниках; сырьевой характер экономики; беспредел, творимый частными армиями крупных землевладельцев; засилье в выборных органах власти компрадоров, латифундистов и агентов западных компаний.

И такое "освобождение" стало матрицей для многих других "освобождений" — уже за пределами Латинской Америки…

Однако после всех ампутаций у испанской короны осталось несколько заморских жемчужин — красивые острова с разнообразными ресурсами, находящиеся на важных океанических коммуникациях.

США к интересующему нас периоду времени окончательно подавили сопротивление коренных американцев — на порядок сократив их число с помощью депортаций и геноцида. В 1860-90-х гг. земля, еще принадлежавшая индейцам на западе континента, была поделена на квадратики и перешла в распоряжение колонистов-фермеров, после чего немедленно начался процесс укрупнения земельной собственности. Мелкотоварные хозяйства разорялись и через руки банков попадали во владение крупных капиталистических bonanza farms. Города были наводнены разорившимися фермерами и иммигрантами; бурно росла промышленность, защищенная высоченными протекционистскими тарифами. Именно на протекционистских биллях сделал карьеру тогдашний американский президент У. Мак-Кинли. (Либеральные разговоры о великой пользе неограниченной конкуренции — это лишь для внешнего употребления, когда западные компании захватывают чужие рынки и убивают чужую промышленность.) Американский капитал нуждался в разнообразном дешевом сырье, защищенных рынках сбыта для произведенной продукции, и в морских коммуникациях, обеспеченных военно-морскими базами…

Началась американо-испанская война после интенсивной газетной кампании об "испанских жестокостях". Такая прелюдия к американской агрессии впоследствии сделается стандартной.

15 февраля 1898 на рейде Гаваны взорвался броненосец "Мэйн". Никаких мотивов для проведения такого рода диверсии у заведомо более слабых испанцев не было — неужто они хотели ускорить нападение США? О грязной подоплеке теракта свидетельствует и то, что практически все офицеры этого корабля находились на берегу. Американцы, немедленно обвинив во взрыве испанцев, потребовали от испанской короны отказаться от Кубы и 21 апреля без объявления войны начали военные действия. Такой casus belli стал образцом для большинства войн, которые велись американцами вплоть до сего дня.

За сто лет схема была обкатана до совершенства:

"Некая страна страшно страдает от отсутствия свободы, демократии, законности, несоблюдения прав человека и т. п. (американскому правительству и капиталу нужны ресурсы этой страны) — Враг ужасен и жесток (будущая жертва слаба и лишена могущественных союзников) — Коварный враг уже совершил нападение на наших граждан, мы должны защищаться (американское правительство убило порцию своих граждан [современный вариант, несколько туземных «борцов за демократию»] и свалило вину на будущую жертву) — Американский солдат непобедим, общественность ликует ("джи-ай" уничтожают на своем пути всё, что движется и дышит) — Мы принесли этой стране свободу, демократию, законность, права человека и т. п. (Америка получила ресурсы этой страны и не отдаст их, пока не употребит их полностью)".

В августе сопротивление испанцев на Кубе, Филиппинах и Пуэрто-Рико было сломлено. Причем на Филиппинах патриотическое движение фактически самостоятельно разгромило испанцев, так что американским солдатам лишь осталось гордо войти в Манилу.

10 декабря 1898 г. парижский мирный договор оформил результаты агрессии. Испания "официально" передала Штатам Филиппины, Пуэрто-Рико и Гуам. А также оплатила расходы США по нападению на саму себя — 25 млн. долларов. Куба, формально объявленная независимой, была также оккупирована американцами.

Президент Мак-Кинли обозначил статус оккупации как "доброжелательная ассимиляция" и "мягкий режим справедливости и законности" (тогда, как мы видим, американское правительство не столь зацикливалось на лозунгах "свободы и демократии", как сегодня). Кстати, Мак-Кинли погиб на президентском посту от пули, выпущенной "анархистом" — может, и в самом деле небесная кара настигла организатора грабительской войны.

4 февраля 1899 американцы приступили к боевым действиям против правительства Филиппинской республики, сформированного патриотами. Филиппинские республиканские части в скором времени превратились в партизанские отряды, ведущие борьбу с навязчивыми "освободителями" — началась первая в Азии герилья.

Более двух лет 120 тыс. американских солдат упорно истребляли партизан и всех, кто подозревался в поддержке партизанских отрядов.

Попутно американцы всячески поддерживали разногласия в филиппинском руководстве; так президент Э. Агинальдо (выходец из богатой чиновничье-помещичьей семьи) отстранил от власти главу правительства Мабини и, очевидно, поддержал заговор против главнокомандующего Луна, завершившийся его убийством.

В 1901 Агинальдо был схвачен американцами и из плена призвал соотечественников сложить оружие. Однако партизанская борьба продолжалась в некоторых регионах до 1913 года. В ходе боевых действий сложило головы 4200 "джи-ай" и 16 тыс. партизан (весьма недурное для филиппинских патриотов соотношение, учитывая колоссальную разницу в вооружении в сравнении с противником).

В ходе завоевания Филиппин погибло, по официальным данным, 200 тысяч мирных жителей. Учитывая, что ковровые бомбардировки американским командованием тогда еще не проводились (ввиду отсутствия соответствующих военных технологий), то можно предположить, что большинство нонкомбатантов было уничтожено американцами вполне дедовским образом — штыком, ножом, пулей.

Только в районе Балангига на острове Самар американцы в 1901 г. вырезали около 10 тысяч человек, причем по тому самому принципу "убивать всех, кто выше тележной оси", который применял еще Чингисхан. Здесь были заколоты штыками или застрелены все люди старше 10 (!) лет. [59]

Известия о массовых расстрелах и пытках, как военнопленных, так и мирного филиппинского населения, достигли США, но тамошняя "свободная пресса" этим особо не озаботилась, как и либеральная общественность в других западных странах. Англия в этот период творила примерно то же самое в Южной Африке и Судане, Бельгия в Конго, Франция на Мадагаскаре, Германия в Юго-Западной Африке; с пулеметами было хорошо и приятно воевать против лука и стрел. Там, где заканчивалась военная стадия покорения колоний, начиналось выжимание из них всех соков. Разграбление природных ресурсов, экспроприация общинной собственности и ликвидация общественных хозяйственных систем (например, ирригационных) — что приводило к вспышкам истребительного голода (характерным в то время для британской Индии и французского Алжира), принудительный труд со свирепыми наказаниями для "нерадивых туземцев". Вот, что питало и развивало "демократию" в западных метрополиях. Так что солидарность западных держав в колониальных вопросах была нерушима. "Ужасы царизма" — вот это была более подходящая тема для западной прессы. В самой же России, что левая, что правая публика пребывала в обалдении от западного прогресса и лишь пережевывала то, что писали забугорные газеты.

А что же было потом на Филиппинах? Острова становятся полноценной колонией США, поставщиком дешевого сырья; к тому же они играли важную роль в военном планировании — американская военная база, отстроенная на о-ве Корехидор в Манильской бухте, была практически неуязвима. Американцы проводят на Филиппинах культурную революцию, быстро сменяя испанский на английский — туземцы должны понимать своих хозяев.

Но, что интересно, в 1942 г. на Филиппинах американцы потерпели, наверное, самое унизительное поражение за всю свою историю. 6 мая американские войска в районе Манилы, в крепости на о-ве Корехидор и на п-ве Батаан сдались втрое меньшим по численности японским подразделениям — в плен пошло 50 тыс. "джи-ай" и вдвое больше туземных солдат, находившихся под управлением американских унтеров и офицеров. Капитулировали американские войска и на всей остальной территории Филиппин. Эта капитуляция наглядно показала, как на самом деле воюет американская армия, не имея колоссального преимущества в вооружениях, в авиации, в кораблях, не имея главной линии обороны от вражеских армий — океанического простора. Но если героическая оборона Порт-Артура показала "гнилость царского режима", то позорная капитуляция американцев на Филиппинах… да, да, конечно же, продемонстрировала "силу американской демократии".

После капитуляции американской армии основную тяжесть борьбы против японских оккупантов несли коммунистические партизаны из организации "Хукбалахап"; американцы же вернулись на Филиппины лишь в октябре 1944. Поскольку во время войны японцы уже создали на Филиппинах марионеточную "независимую республику", то и американцы не могли отказаться от предоставления филиппинцам такого же сорта "независимости" (1946). И "независимые" Филиппины смело двинулись по банановому латиноамериканскому пути. Для начала, правда, армия президента Рохаса, вооруженная и натасканная американцами, подавила сопротивление крестьян центрального Лусона и бывших партизан "Хукбалахап" — в ходе пятилетней беспощадной войны (1948-1953). Характерными признаками новой республики были господство американских монополий и масштабное американское военное присутствие, консервация сырьевого статуса; неизбежная при таком характере экономики бешеная коррупция; беспредел, устраиваемый частными армиями олигархов. Как это нередко случалось и в Латинской Америке, банановая республика надолго превратилась в банановую диктатуру (1972-1986) — на смену "эскадронам смерти" пришла разруливать ситуацию армия. Впрочем, президент-диктатор Маркос провел несколько популярных мероприятий, чтобы снизить социальную напряженность — часть земель была передана от латифундистов крестьянам, были разоружены частные армии, ограничена деятельность американских военных. Когда необходимость в диктатуре отпала, ввиду фатального ослабления левых движений к концу 1980-х, была снова восстановлена банановая "демократия" и к своей обычной работе вернулись "эскадроны смерти". Так уже в 2000-ных, при президенте Макапагал-Арройо, на Филиппинах совершено более 800 политических убийств (это только официально задокументированных).

Александр Владимирович Тюрин

Источники:

1. Philippinen. Muenchen: Nelles Verlag, 2009.

2. "Американо-филиппинская война 1899-1901" //БСЭ.

3. http://oldadmiral.livejournal.com/19289.html

4. Хобсбаум, Э. Век революции. Европа 1789-1848. Ростов-на-Дону, 1999.

5. Люксембург Р. Накопление капитала. Отдел Третий. М.-Л, 1934.

6. Ковалевский М. М. Общинное землевладение. Часть I. М, 1879.

7. Die Geschichte der Indianer Nordamerikas. Paletti, 2004.

8. Филиппинские острова// Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. СПб, 1890-1907.

Примечания

 

Использованы фрагменты из книги Александр Тюрин. Правда о Николае I. Оболганный император. М., 2010.

Афанасьев Г. Е. Судьбы Ирландии. В кн: Записки Новороссийского университета. Т.46. Одесса, 1888 с. 76.

Там же, с.81.

Там же, с.81.

Там же, с.82.

Там же, с.85.

Curtis Liz. Nothing But the Same Old Story (The Roots of Anti-Irish Racism), London, 1985. (Кертис Лиз. Всё та же старая история: корни антиирландского расизма. Рус. пер.: интернет-публ.)

Афанасьев, с.85

Die Geschichte der Indianer Nordamerikas. Paletti, 2004. P.31

10 Афанасьев, с. 88.

11 Там же, c. 90.

12 Mitchel J. 1869. The History of Ireland from the Treaty of Limerik to the Present Time. V. 2, p. 244-247

13 Кертис

14 Саркисянц М. Английские корни немецкого фашизма. СПб, 2003. С.16

15 Fitzgerald G. 1973. Towards a New Ireland. Dublin, p.67

16 Эбэрхардт П. География населения России. Пер. с польск. СПб, 2003.

17 Саркисянц, Английские корни немецкого фашизма. СПб, 2003. с.15.

18 Использованы фрагменты из книги Александр Тюрин. Правда о Николае I. Оболганный император.

19 Всемирная история. Период английского завоевания. М.-Мн., 2000. С.307.

20 Там же, с.310.

21 Там же, c.307

22 Там же, с.308

23 Там же, с.310; Антонова К. А., Бонгард-Левин Г. М., Котовский Г. Г. История Индии. М. 1979.

24 Маркс К. Капитал. — В кн: Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 23., М. 1954, с. 762-763.

25 Люксембург Р. Накопление капитала. М.-Л., 1934. Отдел Третий; Ковалевский М. М. Общинное землевладение. Часть I. М, 1879

26 Всемирная история, с.311

27 Антонова, Бонгард-Левин. История Индии.

28 Неру Д. Взгляд на всемирную историю. Т. 2. М. 1981.

29 Ковалевский

30 Хобсбаум Э. Век Революции. Европа 1789-1848. Ростов-на-Дону, 1999.

31 Adams B. 1898. The Laws of Civilizations and Decay. An Essays on History. N.Y., p.305.

32 Неру

33 Bhattaharyya B. A History of Bangla Desh. Dacca. 1973.

34 Антонова, Бонгард-Левин. История Индии.

35 Там же

36 Всемирная история, с. 332, 333

37 Гхош К. Ч. Голод в Бенгалии. М. 1951.

38 Антонова, Бонгард-Левин. История Индии; Гхош

39 Тарасов А. Империя и ее "благодеяния". http://www.archipelag.ru/geopolitics/nasledie/rise-and-demise/empire/

40 Использованы фрагменты из книги: Александр Тюрин. Правда о Николае I. Оболганный император.

41 Люксембург, с. 261

42 http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/HISTORY/VANDEE.htm

43 http://members.fortunecity.com/butov/4gst/gst031.htm, http://dic.academic.ru/dic.nsf/sie/2872/%D0%92%D0%90%D0%9D%D0%94%D0%95%D0%99%D0%A1%D0%9A%D0%98%D0%95

44 http://members.fortunecity.com/butov/4gst/gst031.htm

45 http://beekjuffer.livejournal.com/604010.html

46 http://www.hrono.ru/libris/ruslovo_01.html, http://avtonom.org/old/lib/theory/pariscommune.html

47 Daily News 309, 8 июня 1871. В кн: Маркс К., Энгельс Ф. Избранные сочинения в 9-ти т. Т. 4. М., 1986.

48 http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000152/st003.shtml

49 Люксембург, Ковалевский

50 Там же

51 Хобсбаум Э. Век империи 1875-1914. Ростов-на-Дону, 1999. С.76

52 Люксембург

53 Алжир, французская колония //Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. СПб, 1890-1907

54 Lefeuvre Daniel. Pour en finir avec la repentance coloniale. Flammarion, 2006.

55 Кертис

56 Саркисянц

57 Алжир, государство//Большая советская энциклопедия

58 Заир//БСЭ; Hochschild A. Schatten ueber dem Kongo. Rowohlt Tb, 2002.

59 Philippinen. Muenchen: Nelles Verlag, 2009, p.36

  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Я.ру
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Social Media Auto Publish Powered By : XYZScripts.com