шаблоны wordpress.

Как сионисты спасали евреев в годы войны

Для еврейского народа Вторая мировая война оказалась страшной трагедией – треть евреев погибла, были уничтожены самые прочные, традиционные общины. Почему это произошло, почему этот энергичный народ не смог спастись? Кроме очевидных виновников – нацистов, были и другие виновники, способствовавшие трагедии, кто – по невежеству, кто – по равнодушию к чужим жизням, кто – по причинам идеологическим.

Анекдот рассказывает о замерзающем воробушке, спасенном коровьим навозом и погубленным кошкой. «Не всякий, кто на тебя гадит, враг, не всякий, кто вытаскивает из дерьма – друг». Эта детская история приходит на ум при разговоре о сложных взаимоотношениях между евреями и сионистским движением. Упреждая последующее, сформулируем основной упрек в адрес сионизма: это движение возникло для защиты и спасения евреев, в первую очередь евреев Восточной Европы, но затем своей главной целью поставило создание и упрочение еврейского государства в Палестине. Для достижения этой цели сионистское движение было – и по сей день – готово пожертвовать интересами евреев. В годы мировой войны так и произошло.

Для советских людей это обвинение не должно быть неожиданным – сионизм – сверстник большевизма, и он тоже развивался под лозунгом «лес рубят – щепки летят». Но вот различие: для большевиков цель была универсальна – построение социализма в России, достижение счастья для всех, а для сионистов цель – создание мощного государства на Ближнем Востоке, преемника империи Соломона. Для достижения этой цели все средства хороши.

Шабтай (Саббатай) Бейт Цви, старый русский еврей, проработал всю жизнь в архивах Еврейского Агентства в Тель-Авиве, а выйдя на пенсию, издал в 1977 году самиздатом («За счет автора») толстый том 500 страниц ин-кварто с длинным и туманным названием «Кризис пост-угандийского сионизма в дни Катастрофы 1938-1945 гг». Эта книга осталась незамеченной широким читателем, и ее ужасающие открытия и выводы о роли сионистского движения в трагедии европейского еврейства произвели впечатление взорвавшейся бомбы только через шесть лет, когда они были процитированы известным и вполне официальным израильским историком Диной Порат. С тех пор его труд многократно использовался историками, не всегда ссылавшимися на прозябавшего в дали от мирских глаз пенсионера.

Чтобы не возвращаться к этому в дальнейшем, скажу, что под «пост-угандийским сионизмом» Бейт Цви имел в виду сионистское движение, оформившееся еще в начале века, то есть именно современный сионизм ХХ века. По мнению БЦ, в начале века в сионизме возник кризис: принимать или нет предложение Англии – создать еврейское государство в Уганде. Заботившиеся о благе еврейского народа были за Уганду («меньшевики»), но победили «палестиноцентристы» («большевики»), которые и взяли курс на построение еврейского государства в Палестине любой ценой, во что бы это не обошлось еврейскому народу. В особенности это сказалось в дни торжества нацизма, когда еврейский народ не смог спасти трети своей от гибели – именно потому, что сионистскому движению спасать евреев было ни к чему – если они не ехали в Палестину, а несионистское еврейское движение большим влиянием не пользовалось.

«В декабре 1942 года, когда масштабы уничтожения европейских евреев стали ясны (пишет БЦ), будущий второй президент Израиля ШАЗАР задал риторический вопрос: почему мы (сионистское движение) не знали, почему нацисты поймали нас врасплох?», а другой участник того же заседания лидеров сионизма, Моше Арам, сказал: «Мы были невольными соучастниками убийства (тем, что не знали, и не принимали мер)».

Сионистская организация умудрилась «не знать» о катастрофе вплоть до осени 1942 года, а это ей удалось только потому, что она и не хотела знать, приходит к выводу БЦ.

Далее БЦ определяет, когда нацисты решили приступить к уничтожению евреев: видимо, летом 1941 года, причем первый документ об этом датирован 31 июля 1941 г . Уничтожение было секретом, и если бы страны-противницы Германии знали о нем, они могли бы остановить или замедлить или сорвать исполнение неписанного приказа Гитлера. Но сионистская организация не была заинтересована в огласке, да и вела себя безответственно: еще до начала второй мировой войны в 1939 году на ХХI съезде сионистского движения в Женеве глава сионистов, будущий первый президент Израиля, Хаим Вейцман, объявил войну Германии – не от имени евреев Палестины, не от имени сионистов, а от имени всего еврейского народа. 21 августа 1939 года это заявление было опубликовано, и оно позволило потом нацистам говорить, что «евреи развязали войну». По мнению БЦ, в этом сказалась эгоцентрическая позиция сионистов, всегда выдающих свою точку зрения за точку зрения всего еврейского народа, и не заботящихся о народе.

Сионистская пресса подчинялась указаниям своих лидеров, и даже когда 16 марта 1942 г . в печати появились – на основе письма советского наркоминдела Молотова – первые свидетельства о массовых уничтожениях евреев, после Бабьего Яра и других мест, на другой день, 17 марта 1942 года в еврейских газетах Палестины уже появилось официальное опровержение: «разговоры о ста тысячах убитых евреев – выдумки и преувеличения». Молотов пишет о 52 тыс. евреев, убитых в Киеве; газета сионистов «Давар» перепечатывает его слова с оговоркой: «по нашим данным, большинство погибших в Киеве – совсем не евреи». В других газетах также не приняли данных Молотова и дали свои данные: в Киеве погибла только одна тысяча евреев. БЦ цитирует десятки сионистских газет, и во всех одна идея – никакого массового уничтожения не ведется, это все выдумки. «Не надо раздувать слухов, – писала газета «Гацофе» на следующий день, – и так много бед у народа Израиля и не нужно добавлять выдуманных». Но не пресса виновата, пишет БЦ – еврейское население Палестины не хотело слышать дурных вестей из Европы. И все же «целая армия писателей, комментаторов, журналистов накачивала читателей успокаивающими описаниями и липовыми объяснениями». Только оппозиционная группа «Брит Шалом», сторонники мира с арабами, поверили письму Молотова, но их никто не слушал.

В то же время, доказывает БЦ, лидеры сионистов знали о подлинном положении дел. Знали, но не интересовались – и не только в Палестине, но и в Лондоне и в Нью-Йорке. Сочувствия от них ждать не приходилось: одним, как Бен Гуриону, не было дела до европейских евреев, других возмущало, что евреи «дают себя убить», а не сражаются, как легендарные богатыри библейских времен.

У умолчания были денежные причины. БЦ подробно рассказывает, как боролись сионисты с попытками привлечь немалые денежные средства сионистской организации и еврейского народа – для спасения евреев.

18 января 1943 года известия о гибели евреев широко распространились, скрыть их стало невозможно, и их пришлось обсудить. На заседании сионистских лидеров победила позиция Ицхака Гринбойма: не давать ни копейки на дело спасения европейских евреев и не разрешать проводить сбор средств для спасения евреев. «Это опасно для сионизма, мы не можем дать денег из сионистских фондов на спасение евреев, этих денег хватило бы, но мы сохраним эти средства для нашей борьбы. Сионизм превыше всего – это наш ответ тем, кто требует отвлечься для спасения евреев Европы». На этом же заседании Ицхак Гринбойм был избран «министром по спасению европейских евреев»…

Сионистское движение практически устранилось от забот о спасении погибающих. БЦ приводит десятки цитат и протоколов тех времен: «В мае 1942 вождь сионистов Америки Абба Хиллель Силвер определил две основных задачи, стоящие перед сионистами Америки: национальное воспитание и пропаганда идеи независимого еврейского государства. О спасении – ни слова. В октябре 1942 Бен Гурион определил три основных задачи сионизма: борьба с ограничениями на иммиграцию евреев, создание еврейских вооруженных сил, создание еврейского государства в Палестине после войны. О спасении – ни слова».

Но сионистское движение не только было равнодушным к делу спасения: оно сорвало все планы спасения в ходе Эвианской конференции. Этому срыву посвящает БЦ целую главу своей книги, и в ней показывает неограниченное влияние сионистов в массовой печати и их способность влиять на умы. Эвианская конференция была созвана в марте 1938 года по инициативе президента США Рузвельта, чтобы помочь эмиграции евреев из Германии, к тому времени включавшей Австрию. Сначала еврейский мир принял созыв конференции с восторгом и даже дал ей звание «Конференция совести мира». Сионистское движение надеялось, что конференция отдаст Палестину на заселение евреям, что будет принято решение, обязывающее Англию – суверена Палестины – принимать еврейских беженцев.

Но этого не произошло – Эвианская конференция занималась планами спасения евреев, а не планами заселения Палестины. Все представители стран говорили о возможности приема беженцев в своих странах, и не думали оказывать давление на Англию. «И тут радикально изменилось отношение сионистов к конференции, – пишет БЦ, – восторг уступил место гневу, и надежды сменились разочарованием. Было отменено выступление главы сионистского движения Хаима Вейцмана: если конференция не собирается решить проблему евреев навеки путем переселения их в Страну Израиля – нечего и стараться». Немедленно вся сионистская пресса подняла истерическую кампанию: «мы брошены и никто нас не утешит в этом бессовестном мире».

Несионистские наблюдатели были оптимистичны: конференция давала надежду на прием всех потенциальных эмигрантов в разных странах. Надежда имела основания, и именно поэтому сионисты изо всех сил пытались торпедировать конференцию. БЦ приводит письмо одного сионистского лидера Джорджа Ландауэра другому – Стивену Вайзу: «Особенно мы (сионисты) боимся, что конференция подвигнет еврейские организации на сбор средств для переселения еврейских беженцев, а это повредит нам в сборе денег на наши цели». БЦ резюмирует речи главы сионистов Хаима Вейцмана: «Для приема еврейских беженцев в любой стране будет нужно много денег, значит, сионистские финансы будут подорваны. Если конференция увенчается успехом, (то есть поможет еврейским беженцам эмигрировать из нацистской Германии) – она нанесет непоправимый ущерб сионизму. Не дай Бог, чтобы страны – участницы конференции явили свое великодушие и пригласили евреев Германии в свои пределы, тогда Палестина будет отодвинута другими странами, евреи не дадут денег, и англичане не будут давать разрешения на въезд в Палестину.»

Так же относились к идее спасения евреев и другие вожди сионизма (на заседании всемогущего Еврейского Агентства 26 июня 1938 г.): Гринбойм говорил о «страшной опасности Эвиана», и сам Давид Бен-Гурион сказал, что в случае успеха она принесет страшный вред сионизму. Главная задача сионистов, сказал он, снизить имидж конференции и постараться сорвать ее, не дать ей принять решения.

Так они и сделали – на конференцию выехала делегация нижайшего ранга, и та в основном отговаривала делегатов других стран: зачем, мол, им нужны еврейские иммигранты?

В истории сохранилась только сионистская точка зрения: а сионисты были разочарованы, что конференция не оказала давления на Англию и не потребовала переселения евреев в Палестину. Сионисты саботировали усилия всех западных стран спасти евреев из нацистской Германии: пусть лучше они сгинут в Дахау, чем уедут в любую страну, кроме (будущего) Израиля. Конечно, в то время, в 1938 году, никто и не думал о возможности массового уничтожения, но все же тяжела ответственность сионистов, сорвавших конференцию и объективно способствовавших гибели миллионов. Ведь нацисты хотели только отделаться от евреев, депортировать их – но это было непросто. Многие евреи Германии были патриотами своей страны и не хотели покидать ее даже в условиях тяжких гонений. Несмотря на нюрнбергские законы, погромы, дискриминацию, число ежегодно эмигрирующих евреев падало и дошло до 20 тысяч человек. Всего с 1933 по 1938 эмигрировало из Германии только 137 тыс. евреев. Эти медленные темпы сердили нацистов, желавших быстро отделаться от евреев. Эвианская конференция должна была помочь решить проблему: найти новое место жительства для немецких и австрийских евреев.

Возможность договориться была: Германия согласилась не гнать 200 тысяч старых евреев, а прочие страны были готовы принять около полумиллиона человек в течение трех-четырех лет, из них США – сто тысяч, Бразилия – сорок тысяч, Доминиканская республика – сто тысяч и т.д. БЦ подробно рассказывает, как сионисты срывали все планы эмиграции евреев – план Рабли и другие. Будущий мининдел Израиля Моше Шарет (Черток) сказал на заседании сионистского руководства 12 ноября 1938 года, через два дня после Хрустальной ночи, массового погрома евреев в Германии: Еврейское Агентство не должно быть соучастником эмиграции евреев в другие страны. Ицхак Гринбойм, «министр по делам спасения евреев», выразился еще круче: «Нужно сорвать организованную эмиграцию из Германии и начать открытую войну против Германии, НЕ ЗАДУМЫВАЯСЬ О СУДЬБЕ НЕМЕЦКИХ ЕВРЕЕВ. КОНЕЧНО, ЕВРЕИ ГЕРМАНИИ ЗАПЛАТЯТ ЗА ЭТО, НО ЧТО ПОДЕЛАЕШЬ.»

БЦ считает ошибкой «войну с Германией», начатую сионистами: по его мнению, все еще можно было договориться, сгладить отношения, а не брать курс на блокаду, бойкот, изоляцию Германии. Так можно было избежать, по его мнению, антиеврейских мер.

Сионисты срывали все попытки спасения евреев вне Палестины. Народы мира хотели спасти евреев, но не на руинах палестинских деревень, не путем геноцида палестинцев. Это не устраивало сионистов. Они сорвали план поселения беженцев на острове Минданао на Филиппинах, пробитый президентом Рузвельтом, план поселения в Британской Гвиане, в Австралии. Когда Чемберлен предложил дать убежище и возможность поселиться еврейским беженцам в Танганьике (ныне Танзания в Восточной Африке), лидер сионистов Америки Стивен Вайз воскликнул: «ПУСТЬ ЛУЧШЕ ПОГИБНУТ МОИ БРАТЬЯ ЕВРЕИ ГЕРМАНИИ, ЧЕМ ЖИВУТ В БЫВШИХ НЕМЕЦКИХ КОЛОНИЯХ». Конечно, Вайз не представлял, что гибель уже ждет евреев Германии, для него это был лишь – оборот речи.

Но и в дальнейшем, пишет БЦ, сионисты с жестокостью относились к еврейскому народу. Так, в апреле 1942 года, когда вести об уничтожении евреев уже разнеслись по миру, «министр иностранных дел» сионистского движения заявил: не следует заниматься спасением евреев, если они не иммигрируют в Палестину. В то же время Хаим Вейцман выразил радость, что так и не нашлось убежища для евреев. Глава сионистов Америки Стивен Вайз прекратил даже отправку продовольственных посылок евреям, умиравшим от голода в гетто Польши.

БЦ подробно обсуждает предложение правителя Доминиканской республики Трухильо – принять сотню тысяч еврейских беженцев (чтобы увеличить белое население, привлечь капитал и улучшить отношения с США). И тут сионисты взялись за срыв этого предложения. Только несколько десятков семей добрались до Санто-Доминго и уцелели. Путь другим был прегражден всеми силами сионистской организации: финансисты не давали денег, моралисты предупреждали, что в Санто-Доминго притесняют черных, пуристы писали, что там неизбежны смешанные браки. К 1943 году Хаим Вейцман смог с удовлетворением сказать, что этот план похоронен.

Одна из самых кошмарных историй в книге связана с кораблями «Патрия» и «Струма». Годами и десятилетиями сионистская пропаганда рассказывает, что евреи-беженцы на борту этих кораблей предпочли смерть, когда их не пускали в (будущий) Израиль и подорвались. Более злобная сионистская пропаганда винила во всем англичан, якобы подорвавших «Патрию» и торпедировавших «Струму». Говоря словами Бен-Гуриона в мае 1942 года, «Страна Израиля или смерть». Это означало на деле, что сионисты не оставляли евреям Европы другого выбора, кроме смерти или иммиграции.

На борту «Патрии» было без малого две тысячи беженцев, в основном евреев из Чехословакии и Германии, она стояла в Хайфском порту в ноябре 1940 перед отправкой на остров Маврикий. Англия, суверен Палестины, не могла впустить такое количество нелегальных иммигрантов вопреки воле народа Палестины, но не хотела и погибели евреев – поэтому она решила депортировать беженцев на остров в Индийском океане до конца войны. Но командование «Хаганы», нелегальной еврейской организации боевиков, впоследствии израильской армии, решило сорвать высылку, а для этого – произвести взрыв мины на борту «Патрии». Решение было одобрено «министром иностранных дел» еврейской общины Палестины Чертоком-Шаретом, отвечал за исполнение Шаул Авигур, впоследствии один из руководителей израильской разведки. Меир Мардор подложил мину в днище корабля и она взорвалась около девяти часов утра. Судно потонуло в течение 10-15 минут и с ним – 250 беженцев.

Если бы не ряд случайных факторов, жертв было бы еще больше – «Хагана» хотела взорвать куда большую мину, но порт охранялся, и большую мину не смогли доставить к борту «Патрии». Не удалось им подорвать мину и глубокой ночью – иначе, наверно, и уцелевших не было бы. «Из соображений национальной солидарности противники этой акции молчали», пишет БЦ, даже когда сионисты пытались свалить вину на… англичан, самоотверженно спасавших пассажиров «Патрии».

Точная судьба «Струмы» неизвестна, потому что уцелел только один человек, но БЦ считает, что и тут диверсия весьма вероятна. (В наши дни обычно говорят, что ее по ошибке торпедировала советская подлодка). Сионистское руководство отнеслось спокойно к гибели беженцев «Патрии»: «Их жертва не напрасна», сказал Элиягу Голомб. «День (депортации беженцев с) «Атлантика» был для меня чернее дня (гибели беженцев) «Патрии», добавил он, четко выразив кредо сионизма – пусть лучше евреи погибнут, если уж нельзя их привезти в Израиль.

БЦ рассказывает о попытке религиозного ортодоксального еврейства Америки в октябре 1943 года повлиять на президента Рузвельта и на Вашингтон, чтобы добиться помощи и спасения гибнущих евреев Европы. Эта попытка была сорвана сионистами, добившимися того, что Рузвельт не принял делегацию.

БЦ взялся за свою книгу в 1975 году под влиянием более злободневных событий. В то время Израиль и сионистский истэблишмент требовали закрыть ворота Америки перед эмигрирующими советскими евреями, чего они добились только в октябре 1989 года. Как и в дни войны, сионисты и по сей день отказывают евреям в праве выбора – они обязаны жить в Израиле. И для этого они не останавливаются ни перед чем – ни перед разжиганием антисемитизма в странах с еврейским населением, ни перед давлением на государства, желающие принять мигрирующих евреев.

Заключение. Сионизм, и в особенности его правое крыло, ныне правящее в Израиле, всегда легко находил общий язык с фашизмом. В последние десятилетия это выражалось в военной и технической помощи военно-фашистским режимам в Латинской Америке, от Пиночета в Чили и до головорезов Сальвадора, несколько ранее – союзом с Жаком Сустелем и ОАС, который привел к историческому расхождению сионистов с Францией де Голля. Но и до второй мировой войны члены правых сионистских организаций были очарованы Муссолини и предлагали ему помощь в борьбе с Англией.

Дружили сионисты и с гитлеровскими нацистами. Ведущий сионист-социалист Хаим Арлозоров подписал соглашение о «трансфере капитала и технологий», которое создало условия наибольшего благоприятствования между сионистами Палестины и Третьим Рейхом. Сионистское движение легально действовало в Третьем Рейхе, и даже быда отчеканена медаль, несущая шестиконечную звезду Давида с одной стороны и свастику – с другой. Подробно о связях нацистов и сионистов можно прочесть в книге американского еврея-троцкиста Ленни Бреннера «Сионизм в век диктаторов», или в короткой, насыщенной фактами статье Марка Вебера «Сионизм и Третий Рейх».

В послевоенные годы сионисты не останавливались ни перед чем для достижения своей цели и не щадили «свой народ». Это проявилось в организации массовой волны эмиграции из Ирака, подробно описанной известным израильским журналистом Томом Сегевом в книге «1949», а до этого – ближневосточным корреспондентом английской газеты «Гардиан» Дэвидом Херстом в книге «Ружье и оливковая ветвь» (Фабер и Фабер, 1977).

Массовая иммиграция евреев из Ирака была спровоцирована тремя взрывами в синагогах Багдада. Со временем выяснилось, что взрывы были произведены агентами израильской разведки. Другим мощным фактором были беспрерывные сообщения в американской подсионистской прессе о «близящихся погромах» в Ираке (как это напоминает разговоры о неминуемых погромах в России в 1990!). Сассон Кадури, главный раввин Ирака, писал в своих мемуарах: «К середине 1949 пропагандистская война в Америке началась не на шутку. Американские доллары должны были спасти иракских евреев – вне зависимости от того, нуждались ли они в спасении. Каждый день были погромы – на страницах «Нью-Йорк Таймс», в корреспонденциях из Тель-Авива. Почему никто не спрашивал нас?.. В Ираке стали появляться сионистские агенты, пользующиеся общим напряжением в стране и сулящие золотые горы евреям. Начались требования разрешить массовую эмиграцию, стали обвинять иракское правительство в том, что оно преследует евреев».

Наконец, под давлением демонстраций и торгового бойкота иракское правительство капитулировало и издало указ о массовой эмиграции евреев – практически об изгнании. Нечего говорить, что в Израиле иракские евреи нашли не золотые горы, но положение на дне общества. Так сионизм еще раз показал свое жестокое лицо, – завершает Дэвид Херст свой рассказ.

Подобным образом была организована и массовая эмиграция из Советского Союза в 1990-1993 годах. Распускались провокационные слухи о близящихся погромах, они бесконечно умножались, пропущенные через призму западных агентств новостей, сочетаясь с рассказами о прекрасной жизни в Израиле. Годы спустя, я встретил в Иерусалиме Аллу Гербер, московскую еврейскую писательницу, активную участницу «дела Осташвили».

– Вы, израильтяне, должны воздвигнуть мне памятник, – сказала она. – Это я прислала вам миллион русских евреев.

Выяснилось, что Алла Гербер (вместе со Щекочихиным и Черниченко) пустила в эфир дезу о близящихся погромах, с якобы установленной датой – пятого мая. Созданная этими слухами волна панического бегства способствовала дестабилизации Советского Союза и ускорила его гибель. Конечно, слова Аллы Гербер не имели бы никакого эффекта, если они не были бы многократно усилены всей пропагандистской машиной сионистского ПиАр. Не она, так кто-нибудь другой прошептал бы нужные слова, повторенные послушным аппаратом, и неискушенные «советские граждане еврейского происхождения» потянулись бы вереницей подметать улицы Тель-Авива, стрелять по палестинским детям, умирать и ложиться в неосвященную землю за забором еврейского кладбища на далекой земле.

Исраэль Шамир Хозяева дискурса: американо-израильский терроризм

Смотрите также Тайное и явное. Цели и деяния СИОНИСТОВ

  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Я.ру
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники

1 комментарий - Как сионисты спасали евреев в годы войны

  1. mail.ru ANG @:

    Все в курсе что уничтожались восточноевропейские евреи а западные вывозились в палестину от страха рванули и наши после войны думали пряники там, теперь идёт информационная борьба с целью сохранить имедж мучиников немцы исправно платят дань только что мальчиков не посылают на закланье запасаемся попкорном и наблюдаем за западным берегом иорданна

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Warning: Missing argument 1 for get_sidebars(), called in /var/www/sr/data/www/sdelanounih.ru/wp-content/themes/HostPro/single.php on line 28 and defined in /var/www/sr/data/www/sdelanounih.ru/wp-content/themes/HostPro/lib/Themater.php on line 520
Social Media Auto Publish Powered By : XYZScripts.com