Революционные изменения в американской сфере семейно-брачных отношений

Из книги  В.С. Поликарпова Закат Америки, 1999 г.

Одной из ахиллесовых пят современной Америки, благодаря которой возрастает энтропия в ее социальной системе, является сфера взаимоотношений между полами. Здесь следует принимать во внимание то обстоятельство, что Америка характеризуется крайним индивидуализмом и умеренным феминизмом (См. Хофстед Г. Различия и опасность: особенности национальных культур и ограничения в толерантности // Высшее образование в Европе.1997.Т.XXI.№2), что приводит к терпимости в отношениях между полами, в том числе и в отношениях между супругами и членами семьи.

Именно эта терпимость, как показывает опыт древнего Рима, может привести общественную систему к упадку. Вполне понятно, что в Америке на это обращается особое внимание, что в популярных американских изданиях изменения, происшедшие в сфере семейно-брачных отношений за последние 20–25 лет, и их последствия сравнивают с извержением вулкана. За этот период резко возросло количество разводов, увеличилось число неполных семей с детьми, для многих американцев стало нормой стремление жить в одиночку, существенно изменились представления о ролевых функциях в семье. «Революционные» изменения, по оценке ряда американских исследователей, в сфере семейно-брачных отношений (и половых отношений вообще) служат основанием для нередко звучащих утверждений о глубоком кризисе института семьи и брака и даже их грядущей гибели (См. Making America. Wash., 1987; Осколкова О. США: изменения в сфере семейно-брачных отношений // МэиМО. 1993. №6).

Выше уже приводилось высказывание О. Тоффлера, что «на самом деле семьи уже нет, хотя многие утверждают, что она лишь умирает». Он имеет в виду «традиционную» семью как стандартную унифицированную ячейку общества, на смену которой пришли полигамные и гомогенные структуры и пр. Во всяком случае несомненно то, что под воздействием урбанизации, индустриализации, информатизации происходят серьезные изменения в отношениях между полами, в том числе в сфере семейно-брачных отношений, имеющие немаловажные последствия для будущего Америки.

Значительное влияние на общую ситуацию в Америке оказали окончание «холодной» войны, распад Советского Союза в начале 90-х годов, коренное изменение расстановки геополитических сил в пользу Запада. Все это в целом привели к постепенной цивилизационной раскачки самой Америки: «Для истэблишмента США стало очевидно, что в Евразии возникает еще один «латиноамериканский континент», который пополнит мировые плантации «банановых» и «апельсиновых» республик шведским столом «картофельных», «сахаросвекольных», «хлопково-фисташковых» и прочих «мандариново-виноградных» оазисов «свободы и незыблемости прав человека». Демократические ценности явно падали в мировой цене, и начиная с промежуточных выборов 1994 г. вновь мощно и уверенно заявили о себе философия и идеология цивилизации бизнеса» (Травкина Н.М., Васильев В.С. Духовные основы современной американской цивилизации // США – ЭПИ. 1995. №8. С.93).

Дело в том, что именно опыт строительства Советского Союза послужил одной из опор «социального контракта» Ф. Рузвельта, послужившего основой государства «всеобщего благосостояния» и всей цивилизации демократии в целом. Теперь же, после исчезновения Советского Союза, американский истэблишмент решил покончить с «рузвельтовщиной» и начать демонтаж государства «всеобщего благосостояния» – с весны 1995 г. этот план начал более или менее успешно претворяться в жизнь. «На данный момент трудно сказать, насколько далеко удастся продвинуться в этом направлении правоконсервативным силам США, но в свете выше проведенного анализа можно уверенно сказать, что реставрация «цивилизации бизнеса» в этой стране – это игра в кошки-мышки с силами смерти и разрушения, присутствующими в современном общественном организме. Она представляет собой неосознанный поиск взрывоопасных точек в духовном континууме Америки» (Травкина Н.М., Васильев В.С. Там же. С.94). Ведь реставрация цивилизации бизнеса пришлась на неравновесное состояние американской экономики, обусловленное значительной величиной дефицита и долга федерального правительства.

Известный американский экономист Дж.Бьюкенен показал, что политическая демократическая система американского образца (и западная тоже) может быть отождествлена с бюджетным дефицитом (См. Buchanan J. Exploration Into Constitutional Economics. College Station (Texas).1989). Быстрый демонтаж государства «всеобщего благосостояния» может вызвать эффект «опрокидывания» частного сектора экономики, так как она не является становом хребтом страны ( таковым выступает государство на федеральном уровне). В этом случае американское общество оказывается на «пороге» кардинальных перемен: ряд исследователей прямо говорит о том, что американская цивилизация в конце текущего столетия или в самом начале следующего может оказаться в такой пороговой ситуации (См. The End of the Millenium and Beyond / Ed. by Seddon R.L., 1993. P.12-13).

Изменения в сфере семейно-брачных отношений вызваны иными условиями труда из-за радикальных перемен в самой структуре производственных отношений в Америке ( упадок крупных производственных фирм, реорганизация отраслей и увеличение числа финансовых операций типа «рычаговые выкупы». Если четверть века назад средний американский рабочий, член профсоюза, каждое утро уходил на высокооплачиваемую работу, а его жена сидела дома и воспитывала детей (См. Фридан Б. Загадка женственности. М., 1994), то теперь он больше не принадлежит к профсоюзу, не работает, не получают высокой зарплаты. Его жена (обычно работающая в секторе обслуживания) зарабатывает достаточно для того, чтобы поддержать доход семьи на прежнем уровне.

Сейчас для большого числа американцев все, касающееся работы, служит основным предметом дискуссий – между мужьями и женами, работниками и работодателями. Современная ситуация, когда в семье работают два супруга, изменила и семейные принципы, и семейные отношения 50-х годов. А. Вульф следующим образом характеризует произошедшие изменения: «… бабушки и дедушки не живут вместе со своими детьми и внуками, а растянувшиеся в пространстве родственные связи труднее поддерживать из-за географической мобильности и возросших цен на жилье. Женщинам и мужчинам пришлось улаживать свои проблемы в сетке социальных изменений, обнаруживая новые и действительно жизненные образцы семейных отношений… Для некоторых ученых-социологов эти перемены означают развал, упадок семьи, в то время как. для других они представляются новыми возможностями для усиления влияния женщин на общественные процессы. Однако и тем, и другим ясно, что, если это и является постмодернистской семьей, это нечто, к чему мы возвращаемся, что-то, относящееся ко времени, предшествующему формированию современной нуклеарной семьи» (Вульф А. Изменения сверху донизу.С.102).

Среди изменений, происшедших в сфере семейно-брачных отношений за последние десятилетия, следует назвать в первую очередь рост показателя разводимости, что свидетельствует о дезинтеграции американской семьи как института общества Уже к 1980 г. в Америке распадалась в результате развода каждая вторая семья и свыше 40% детей испытали шок расставания родителей. Бывший вице-президент нью-йоркской «Морган гаранти траст компани» С. Шлосстейн сравнивает американскую семью с землей, которая лишена жизни благодаря неимоверному количеству искусственных удобрений, гербицидов, пестицидов. Подобным образом развод выжег все ценности американской семьи: «Из-за того, что семья распалась, она не является более социальным ресурсом, каким она была ранее, и на нее нельзя полагаться в деле передачи (моральных) ценностей, накопленных поколениями, американским детям, таких ценностей, как обязательность, жертвенность, готовность ради дела отложить собственное удовольствие – эти ценности подверглись эрозии и ныне их не сыскать»( Schlosstein St. The End of the American Century. N.Y., 1989. P.329).

Американские культурные ценности сместили акцент с являющегося главным объектом заботы ребенка на стремящегося к реализации собственных возможностей взрослому, с накопления средств, чтобы затем вложить их в дело, на потребительское расточительство. Фундаментальные ценности и культура общества ныне не определяются традиционным сознанием янки, сформированным протестантской этикой с ее бережливостью, честностью, напряженной работой, жертвенностью и взаимопомощью. С каждым годом Америка все менее и менее становится протестантской по своей сути, отдельные ее сегменты делаются все более религиозными, другие менее, что дает основание проповедникам, представителям академических кругов утверждать, будто «гедонистический утилитаризм надо рассматривать как единственный источник этических ценностей в стране» (Вульф А. Изменения сверху донизу. С.101).

Распространение гедонистического утилитаризма привело к тому, что в американском общественном сознании достаточно устойчиво укоренилось представление о допустимости совместного проживания мужчины и женщины без оформления брака. Эти немыслимое раньше в Америке конца 60-х годов представление, с 70-х годов и по настоящий день находит все больше сторонников и неудивительны статистические данные, согласно которым около 4% взрослого населения ныне живут в консенсуальном союзе. «Консенсуальные союзы, – отмечает О. Осколкова, – широко распространены в студенческой среде и рассматриваются как период проверки чувств и психологической совместимости партнеров для дальнейшей супружеской жизни. Такие союзы, как правило, бездетны. При рождении же ребенка отношения часто узакониваются. Но общество проявляет все возрастающую терпимость и к факту незаконного рождения ребенка» (Осколкова О. Указ. соч. С.111).

Другой особенностью образа жизни взрослого населения США стало одиночное существование. Оно становится все более распространенным. С 1970 по 1989 г. число одиночек выросло более, чем в 2 раза, и составило около 23 млн. человек. С 1973 г. в Нью-Йорке для одиноких людей издается журнал «Одиночка» («Single»). Появились и другие периодические издания, предназначенные для них, что в более ранние периоды американской истории считалось бы по меньшей мере странным. Необходимо иметь в виду, что одиночество американца отнюдь не похоже на одиночество европейца, который будучи в Америке жалуется на невозможность найти ни друзей, ни времени побыть одному и поразмышлять.

Американский этнолог М. Мид пишет об особенностях одиночества американца следующее: «Одиночество американца… можно определить как пребывание его в одиночестве не по своей воле, когда это состояние другие соотечественники сочтут неуместным для себя… Быть незамужем, когда положено быть замужем, уехать в отпуск одному, прийти на вечер без спутника, одному пойти в театр, обрекать себя на одинокий вечер дома и – чего хуже и не может быть – в полном одиночестве обедать в День благодарения – все эти повторяющиеся время от времени несчастья американец и называет одиночеством» (Мид М. Одиночество, самостоятельность и взаимозависимость в контексте культуры // Лабиринты одиночества.М.,1989.С.110). В ходе общения для американца важен не столько человек, сколько сам процесс, навязанное ему одиночество разрушает созданный им в расчете на публику образ. Большинство выбирает одиночное существование, конечно, не на всю жизнь, но на время, более продолжительное, чем раньше, о чем, в частности, свидетельствует тенденция повышения возраста вступления в первый брак.

Третье изменение – это снижение прочности брака, первостепенной причиной чего является рост экономической независимости женщин, что является результатом их активного включения в трудовую деятельность. Анализ американской статистики указывает на прямую зависимость между ростом занятости замужних женщин и увеличением разводимости. Возможность иметь собственный заработок дала женщине большую самостоятельность, изменила структуру семейных отношений, традиционных функций в семье. Женщины стали добиваться равных прав в принятии решений, большего контроля над доходами и расходами семьи. И здесь следует принимать во внимание крайний индивидуализм, присущий американцам обоего пола и имеющий свои позитивные и негативные стороны. В связи с этим заслуживает внимания наблюдения Д. Шляпентоха особенностей поведения американок в семье: «Итак, американская женщина! Она удивительно холодна эмоционально. Иногда я ловил себя на мысли, слушая, читая, наблюдая, что, может быть, она сделана из другого теста, чем советская. У нее, американки, рациональное намного сильнее эмоционального. Я бы объяснил это двумя факторами: поразительное, по нашим стандартам, чувство собственного достоинства и ориентация на мужа. Женщина прежде всего озабочена тем, чтобы не быть как-то униженной в отношениях с мужчиной. Радость чувств и тем более самозабвение жертвенности ей почти полностью чужды. Русско-советский феномен – успех у женщин преследуемых, несчастных, неудачников, непризнанных гениев – абсолютно чужд этой среде. Трудно себе представить американку, которая ради любви готова была бы на такие жертвы, как советская женщина. Мысль, что любовь включает как органический непременный элемент жертвенность, глубоко чужда американскому духу. Как я уже однажды писал, это – еще одно проявление американского индивидуализма, которому, сколько его ни наблюдаешь, не перестаешь удивляться. В эмоциональных отношениях американка, может быть, еще больше, чем ее партнер, озабочена эквивалентностью, справедливостью. Она до смерти не любит «быть использованной» (be used). В этом причина успеха феминистического движения в США, в котором одной из центральных идей и была идея: «не хотим быть использованными». В то же время американка бесконечно предана своему мужу или бой-френду… У замужней американки, я утверждаю, такие ценности, как эмоции, любовь-страсть, занимают одно из последних мест. Нечто похожее и у мужчин… Словно им – мужчинам и женщинам – не нужны полыхания страсти, не нужны таинства новых эмоций, словно разнообразие не имеет никакого значения в этой сфере жизни» (Шляпентох Д. Незнакомые американцы.С.102).

Интересно, что эмоциональная холодность американок обусловлена стереотипами американской культуры, в которой превалирует индивидуализм и расчет. Работающая в Москве телевизионным продюсером и переводчиком М. Берди считает причиной такого положения вещей неспособность мужчин общаться со своими женами из-за осложнившихся отношений между ними. Американский феминизм отчасти возник в виде ответной реакции на культурный образ «настоящего» мужчины – одинокого, сурового, скачущего по горам на коне с пачкой любимых сигарет, а не с любимой женщиной: «Когда нашим мужчинам, – отмечает она, – хочется ласки, нежности и женского внимания, они страшно не хотят в этом признаваться из боязни нарушить общепризнанный стандарт. Слава Богу, российские мужчины этим не страдают. Нуждаются в ласках, стремятся к общению с женщинами, ищут поддержки и любви» (Берди М. Слово в защиту русских мужчин // Красота и мир. 1997.С.65). Неспособность американцев общаться с американками следует из факта отсутствия у них друзей, что не позволяет им излить душу, и стремление к определенности. Они заранее решили, в кого им влюбиться (возраст, профессия, цвет волос, хобби, принадлежность к той или иной политической партии) и когда влюбиться (через три года после того, как устроятся на хорошую работу), они знают, когда надо жениться, когда рожать детей и сколько. И если что-то не идет в соответствии с планом, то они возмущаются и любовь может сразу исчезнуть. «Из наших отношений исчезли игра и случайность. – подчеркивает М. Берди. – Мы забыли, что иногда самая верная и прочная любовь возникает с самым неожиданным человеком» (Там же.С.66).

Однако в таких отношениях между американскими мужчинами и женщинами обусловлены стереотипами их культуры, которые усваиваются ими в детстве. В этом плане представляет интерес поставленный Канадским отделом кинематографии фильм, посвященный одному дню из жизни японской, индийской, французской и североамериканской семей (См. Мид М. Указ. соч. С.102-103). Троих детей укладывали спать матери: они стояли у колыбели и напевали им песенку, чтобы малыши заснули, североамериканского малыша родители бесцеремонно оставили одного в его комнате, без колыбельной песни, с выключенным светом и за закрытой дверью. Таким образом, американцы, завидуя красоте обряда колыбельной у иностранцев, с младенчества приучают своих детей к самостоятельности и независимости. Не менее существенным является и то, что американцами не одобряется «мечтательность в детях» (Мид М. Там же.С.105), так как она будет мешать ему взрослому адаптироваться к жесткому прагматизму жизни. На воспитание детей накладывает отпечаток феминизация мужчин, одним из проявлений которого является уменьшение авторитета отца в семье. Ведь американские матери забывают выработанное человечеством предписание, согласно которому отец должен воспитывать сына. «Однако, теперь отцу нечего передавать своему сыну, и поэтому в глазах детей роль отца в доме мало чем отличается от роли машины, которая производит деньги для оплаты счетов» (Книга самурая. С.275). И наконец, сама атмосфера американской потребительской цивилизации порождает усиление гомосексуальных тенденций в обществе. Нынешняя американская семья не учит подростка романтической любви, она формирует у него рассчетливый подход к жизни. В результате первых неудач в любви у подростков формируется феномен нарциссизма, благодаря чему у них восстанавливается ощущение собственной значимости в глазах других людей при одновременном отрицании противоположного пола (См. Дольто Ф. На стороне подростка. СПб.-М., 1997. С.30). Американская семья способствует ориентации детей на гомосексуальные отношения (согласно данным научных исследований, только 2% численности населения оринтированы гомосексуально в силу генетической предрасположенности, остальные 4-6% – результат господствующей в обществе свободы в сфере половых отношений).

В современной Америке дети и детство стали крайне спорной социальной областью: с одной стороны, существует общая ностальгия по невинности детства, с другой – что незаконная торговля наркотиками становится совершенно легальной коммерцией, лишает наших детей возможности оставаться собственно детьми. «Надо сказать, что американцы издавна считают, что их культура ориентирована на подростков, но леденящие кровь истории о брошенных малютках, сексуальных преступлениях, нищих, необеспеченных школах и провалившиеся попытки основать систему социального обеспечения детей вызвали переоценку ценностей» (Вульф А. Указ. соч.С.102). Американские дети перестают быть детьми в силу господствующего в обществе ханжества и лицемерия, которых не встретишь ни в одной другой стране мира. «Попробуй какой-нибудь мужчина по-дружески шлепнуть свою коллегу по работе даже не пониже спины, а просто по плечу – она мигом обвинит его в непристойном «сексуальном домогательстве» и подаст иск о возмещении ущемленных чести и достоинства как минимум на 10 млн., долл. И в то же самое время десятки, если не сотни тысяч женщин, как, впрочем, и мужчин, не моргнув глазом демонстрируют на десятках миллионов порновидеокассет самые невероятные виды и способы разврата, позируют нагишом в тысячах иллюстрированных изданий, а «добропорядочные» супружеские пары с экранов телевизоров делятся – в дневное время – со зрителями своими сочными воспоминаниями о том, как они изменяли друг другу и о других интимных подробностях» (Трофименко Г.А. Современные США… С.20).

Понятно, что все эти порнографические образы оказывают воздействие на американцев, которые занимаются различного рода сексуальными извращениями. Американская журналистка С. Бейкос на основании проведенных исследований написала книгу «Сексуальные извращения, или тайная жизнь американцев», где показала несостоятельность утверждения о смерти американского секса из-за паники, вызванной СПИДом, напротив, продолжает расширяться разнообразие сексуальных отклонений. Она пишет: » В моем журналистском исследовании я обнаружила, прямую зависимость между социально-экономическим положением и склонностью к извращениям. Бедные люди, как представляется, склонны к этому гораздо меньше, чем богатые. Согласно данным Институт, Кинси, более одной трети американских мужчин выходят в сексуальной практике за рамки «нормы: (под которой понимаются предварительные игры сношение, плюс оральный секс). Они практикуют гетеросексуальный анальный секс, эксгибиционизм фетишизм, трансвестизм, садомазохизм, связывание и т.д. Чем выше человек поднимается по общественно-финансовой лестнице, сообщают некоторые исследователи, тем больше вероятность, что в его жизни станет превалировать извращенный секс» (Бейкос С.К. Сексуальные извращения, или тайная жизнь американцев.М.,1997. С.10). В своей книге она подчеркивает, что многие американцы, принадлежащие к среднему и высшему классу (следует заметить, что численность только среднего класса составляет 70 млн. человек), в том числе находящиеся в браке, практикуют различного рода сексуальные извращения. Необходимо отметить удивительную параллель между наклонностями к сексуальном извращениям сытых американцев и зеков советских тюрем. «Вообще же зеки, не охраняемые интеллектом, духовностью натуры, восполняли это лишение (общение полов – В.П.), преступая все нормы человеческой гуманности, идя на обман и всяческие приспособления, а уголовники – на самые гнусные сексуальные преступления, даже изнасилования с последующими убийствами… Гомосексуализм, лесбиянство, скотоложество принимали в лагерях характер чумы» (Польская Г. Ландыши и фиалки. Секс в лагерях // Дружба народов. 1994.№7.С.148). Сейчас, на пороге XXI столетия в Америке «извращение становится «новым сексом»… когда люди борются, зачастую безуспешно, с перераспределением мужских и женских ролей» (Бейкос С. Там же. С.17-18). Очевидно, что в американском обществе будет нарастать тенденция к взращиванию фетишистов, мазохистов, все более жестоких садистов. Все это способствует процветанию разврата, который разрушает общественную ткань, что в конечном счете может привести к упадку современную Америку.

Читайте также Смерть Запада. Куда подевались дети?

  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Я.ру
  • Блог Li.ру
  • Одноклассники

3 Responses to Революционные изменения в американской сфере семейно-брачных отношений

  1. Максим:

    Вот что нужно почитать по поводу семьи http://mensrights.ru/wp/wp-content/Novoselov_Oleg_Zhenschina_Uchebnik_dlya_muzhchin.htm

  2. Константин:

    На мой взгляд в США мужчинам женитсья вообще нельзя категорически. Ибо при разводе часто жена все имущество отбирает. Кстати, у нас тоже такая практика есть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Social Media Auto Publish Powered By : XYZScripts.com